Александр Копцев. Евгений Онегин: сплин и хандра — причина в праздности

Александр Копцев. Евгений Онегин: сплин и хандра - причина в праздности

Кажущееся на первый взгляд простым и предельно понятным, оно задевает огромное количество проблем человеческой жизни, но спектр этих проблем увеличивается едва ли не в два раза, когда ко всему прочему присоединяется главный аспект жизни Александра Сергеевича – его принадлежность к христианству.

«Евгений Онегин» — это произведение А. С. Пушкина, которое как и многие другие его произведения подлежит еще неоднократному глубокому исследованию и переосмыслению. Кажущееся на первый взгляд простым и предельно понятным, оно задевает большое количество проблем человеческой жизни, но спектр этих проблем увеличивается едва ли не в два раза, когда ко всему прочему присоединяется главный аспект жизни Александра Сергеевича – его принадлежность к христианству. Именно принадлежность Пушкина к христианству является ключом ко всему его творчеству.

Александр Копцев. Евгений Онегин: сплин и хандра - причина в праздности

Из широкого круга проблем, которые поднимает автор в «Евгении Онегине», наиболее важно остановиться на теме «русской хандры». Итак, рассмотрим сюжет романа. Молодой человек Евгений Онегин, полный жизни и энергии, ведет достаточно разгульный образ жизни. Он спит до обеда, потом гуляет, вечером его ждут в нескольких домах, которые он с радостью посещает, идет в театр, где в конце концов утомляется, и едет домой спать, то есть проводит свою жизнь в увеселении и праздности. При этом у него нет никаких стремлений и желаний, единственное, что его занимает — это «наука страсти нежной». Ведя такой образ жизни, который весьма симпатичен многим молодым людям и нашего времени, Евгений полагает, что в этой непрестанной гонке времени, постоянной смене мест, лиц, впечатлений и заключается истинная жизнь. Пушкин характеризует эту жизнь как «однообразную пестроту», которая увлекает человека, но в конце концов утомляет своим однообразием и оставляет ни с чем.

В отличие от главного героя романа для Пушкина как христианина критерий истиной жизни другой – это неповрежденность нравов:

Увы, на разные забавы
Я много жизни погубил!
Но если б не страдали нравы,
Я балы б до сих пор любил.

Онегин не в состоянии понять этого, и в конце концов его одолевает «русская хандра» или «английский сплин», то есть, выражаясь словами святых отцов, уныние. Говоря о хандре Онегина, автор сразу указывает на два возможных исхода из этого состояния. Это попытка застрелиться, от которой автор уводит своего героя, и бессмысленная жизнь, которая несет окружающим исключительно хаос.

Евгений полагает, что причина его хандры в городской суете, но, попав в село, он в несколько дней теряет всякий интерес к жизни, им вновь овладевает уныние, которое в конечном счете превращает Онегина в «живой труп» и источник смерти. Там, где Онегин, неизбежно наступает увядание: Татьяну он доводит до подобного ему состояния, до безучастности:

Увы, Татьяна увядает,
Бледнеет, гаснет и молчит!
Ничто ее не занимает,
Ее души не шевелит.

Дружба с Ленским оканчивается дуэлью.

Приравнивая русскую хандру к английскому сплину, Пушкин показывает, что это недуг всего человечества. В романе автор отмечает, что в Россию этот недуг проникает с Запада. Все русское общество было заражено идеями Просвещения, которые пришли в Россию через английские и французские романы. Это тот недуг, которого не избежала и Татьяна – самый светлый герой романа. Противостоять этой хандре способно лишь старое поколение, которое не читало зарубежных романов и воспитывалось на идеях христианских, а не на вольнодумстве. Взгляд этого старого поколения являет нам няня Татьяны. Как только Татьяна страстно влюбляется, няня сразу же определяет ее состояние как болезнь и кропит ее святой водой.

«Я влюблена», – шептала снова
Старушке с горестью она.
– Сердечный друг, ты нездорова.
«Оставь меня: я влюблена».

Однако Татьяна не понимает всей опасности той страсти, которая овладела ей. В ее письме, когда Татьяна пишет, что вручает себя не в руки Божии, а в руки Евгения, мы видим не христианский образ мыслей, а всецелую поглощенность страстью. Но сам автор предостерегает читателя от осуждения и указывает на то, что предается страсти она из-за своей юности и неопытности. Здесь Пушкин демонстрирует неоднозначность своего главного героя Евгения Онегина. Казалось бы, человек, которого занимает лишь наука обольщения, должен был воспользоваться этой неопытностью молодой девушки, но соприкоснувшись с чистой душой Татьяны и сострадая ей, предостерегает ее:

«Полюбите вы снова: но…
Учитесь властвовать собою;
Не всякий вас, как я, поймет;
К беде неопытность ведет».

Этими словами Онегин как бы кричит – не поддавайся на мнимую уловку страсти, иначе погибнешь. Далее автор показывает, что под видом светлого чувства любви в душу человека может прокрасться и губительная страсть.

Так ваша верная подруга
Бывает вмиг увлечена:
Любовью шутит сатана.
 

Отрадно, что Татьяна всё-таки преодолела хандру, и произошло это через отказ от страстного идеала, предложенного в прочитанных ею романах, через смирение, терпение и послушание Богу.

Я вас люблю (к чему лукавить?),
Но я другому отдана;
Я буду век ему верна

Любовь Татьяны к Онегину грозила ей погибелью, и когда она это осознала, страстная влюбленность превратилась в настоящую любовь, которая есть жертва.

Впервые Татьяна понимает, в каком ужасном состоянии находится Онегин, когда ей снится сон. Она видит, что Евгения соблазняют страсти. С одной стороны он ими управляет, но с другой — сам находится в их власти. Видя в нем дух противоречия, Татьяна осознает, что может сама погибнуть, но поскольку она искренне любит его, то готова на гибель. Иллюзорность образа возлюбленного, который сформировался под влиянием зарубежных романов, уничтожается.

На дне рождения Татьяны Онегин предстает в несколько ином образе, он видит, что Татьяна в смущении, и потому старается не обращать на себя внимание. Однако страсти, которые остаются в нем неисцеленными, тут же дают о себе знать, и старый обычай соблазнять девушек выливается в дуэль, повод к которой дал Онегин, и он же был в силах ее предотвратить. Евгений осознает, что поступил неверно, но честь для него дороже жизни невиновного человека.

Конечно, быть должно презренье
Ценой его забавных слов,
Но шопот, хохотня глупцов…»
И вот общественное мненье!
Пружина чести, наш кумир!
И вот на чем вертится мир!

И здесь можно увидеть некоторую параллель со Священным Писанием, а именно: сходство Онегина с Понтием Пилатом, который так же, по малодушию, предал Христа на распятие. Мы видим и другую проблему: зло не просто существует, оно прогрессирует. Онегин малодушничает, а еще недавно близкий ему друг Ленский опасается, как бы Евгений не отказался от поединка, презрев свою гордость. Автор показывает, что до спасения всего лишь один шаг – смириться и простить, но безучастность, порожденная хандрой Евгения, приводит к трагическим событиям.

Не засмеяться ли им, пока
Не обагрилась их рука,
Не разойтиться ль полюбовно?..
Но дико светская вражда
Боится ложного стыда.

После убийства друга, причиной которого стали страсти, Онегин впадает в состояние еще большего уныния. Дух уныния, который заставил Евгения покинуть шумный город, теперь гонит его на Кавказ. В конечном итоге Евгений попадает в Москву, где встречает Татьяну. Встретив ее, он воскресает к жизни, его начинает хоть что-то интересовать. Татьяна же, видя в нем ту же страсть, которая чуть не погубила ее при первой встрече с Онегиным, остается верной воле Божией и тем спасает себя от гибели.

Заканчивая свой роман, А. С. Пушкин возвращается к теме русской хандры и указывает на главную ее причину – праздность.

Блажен, кто праздник Жизни рано
Оставил, не допив до дна
Бокала полного вина.
Кто не дочел Ее романа
И вдруг умел расстаться с ним,
Как я с Онегиным моим.

Именно она привела Евгения Онегина до состояния уныния, в котором он находится на протяжение всего романа. Говоря об унынии, уместно привести цитату из трудов архимандрита Софрония (Сахарова). Так, он пишет: «Все большее и большее число людей уже не видят смысла в жизни. И когда это наблюдаешь у стариков, стоящих пред лицом смерти, то еще не так поражается душа; но когда молодые люди, у которых едва открылись глаза к осознанию данной им жизни, впадают в отчаяние от видения царящего в мире абсурда, тогда печалится сердце глубоко. И нет путей помочь им. Когда удовлетворено стремление к материальному комфорту, когда они уже в силу привычки не видят ценности в этом комфорте, тогда главным образом, ощущают они бессмысленность своего существования и отказываются принять эту бессмысленность. И так одной из самых важных и главных проблем становится открытие подлинного смысла нашего явления в мир… Множество молодых томятся жаждою ПРАВДЫ…, но, не имея в самих себе видения, как должно построить эту лучшую жизнь, они скоро упадают духом… Пушкин был еще молодым, когда написал свое гениальное стихотворение: «Дар напрасный, дар случайный, жизнь, зачем ты мне дана…»

Мы знаем, что это стихотворение написано Пушкиным в период духовного кризиса. Этот кризис поэту помог преодолеть святитель Филарет, ответивший Пушкину: «Не напрасно, не случайно…». После этого Пушкин пишет свое знаменитое стихотворение «Пророк», в котором мы видим итог размышления автора на тему уныния. Он нашел выход из тягостного состояния уныния, он выбрал Бога. Именно поэтому в завершении «Евгения Онегина» поэт с легкостью прощается со своим героем.

И вдруг умел расстаться с ним,
Как я с Онегиным моим.

Итак, образ Евгения Онегина — это олицетворение той самой хандры, которая поглотила не только Россию, но практически все человечество. Находясь на пике технического развития, человечество сделало свою жизнь максимально комфортной, то есть максимально упростило заповедь, данную Богом – «в поте лица твоего будешь есть хлеб твой» (Быт. 3:19). Но с чем в результате остался человек? Оказывается, что мир как спокойствие души не определяется внешним достатком и комфортом. Сердце Евгения пусто, оно ищет все новых и новых впечатлений, событий, но все это делается лишь с целью найти покой.

Татьяна находит выход: пустить в свое сердце Бога, остаться верной Божественной заповеди. И сам автор, которого в некоторых моментах сложно отделить от героя Евгения Онегина, понимает, что ему необходимо оставить Евгения, а точнее его ход мысли, пока он сам не погиб. Этим Пушкин показывает свое решение вопроса, однако судьба Евгения неизвестна, он может либо обратиться к Богу, либо разделить участь героя романа Ф.М. Достоевского «Бесы» Ставрогина, того прототипа людей, которые и стали виновниками катастрофы, произошедшей в начале XX века. Пушкин оставляет Онегину выбор, тот же выбор стоит и сегодня перед нами: заниматься созданием иллюзорного рая на земле либо, презрев все неудобства, искать Царства Небесного, которое, по словам Спасителя, внутри нас есть (ср.: Лк 17:20).

Кажущееся на первый взгляд простым и предельно понятным, оно задевает огромное количество проблем человеческой жизни, но спектр этих проблем увеличивается едва ли не в два раза, когда ко всему прочему присоединяется главный аспект жизни Александра Сергеевича – его принадлежность к христианству.


Опубликовано 05.03.2013 | Просмотров: 359 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter