Александр Ипатов. Виды прекращения христианского брака

Александр Ипатов. Виды прекращения христианского брака

Работа магистранта II курса церковно-практического отделения Санкт-Петербургской православной духовной академии Александра Ипатова.

Идеалом христианского брака является абсолютная моногамия, которая исключает второй брак, т.е. идеалом является единобрачие. В основе единобрачия лежит заповедь Спасителя: «что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф 19:6; Мк 10:9). Эту заповедь твердо хранили и исполняли древние христиане. У многих было твердое убеждение в том, что супружеская любовь и верность не должны ограничиваться рамками земной жизни. Брак понимался как тесный и неразрывный союз мужа и жены. Однако начиная с первых времен христианства и до новейшего времени, снисходя к немощи людей, в Церкви постепенно появлялись и вырабатывались различные виды и основания прекращения и расторжения христианского брака.

Основной и первоначальной причиной прекращения христианского брака считается смерть одного из супругов. Такой принцип существовал и у Ветхозаветного народа Божьего, но уже во времена Моисея народ израильский уклонился от самой мысли о нерасторжимости брачного союза. Следствием этого стало появления в законодательстве Моисея закона о разводе, который по жестокосердию иудеев позволил давать разводные письма (Мк 10:5). В Новом Завете, снисходя к немощи людей, Иисус Христос кроме смерти одного из супругов называет еще одну причину, по которой брак хоть и не прекращается, но расторгается – развод по причине прелюбодеяния (Мф 5:32). Апостол Павел в первом послании к коринфянам, в седьмой главе, указал на второе условие, по которому брак мог быть расторгнут: это различие вероисповедания, если один из неверных супругов не пожелает иметь брачный союз с принявшим христианство.

Правила св. Соборов и св. Отцов также указывают на один только случай, допускающий расторжимость брака – это нарушение супружеской верности. Но самому понятию о прелюбодеянии как причине, указанной Спасителем к разводу, некоторые отцы стали давать не только буквальный смысл, но и духовный, а именно: под понятие fornicatio стали подводить не только casnalis fornicatio, но и spiritualis, т.е. духовное прелюбодеяние, например, идолослужение, отпадение от веры, приготовление яда, убийство ребенка и др. Такие взгляды отцов оказывали большое влияние на императорское законодательство, которое со временем проникалось нравственными христианскими началами. После исключения из правовой практики совершать развод лишь по обоюдному согласию супругов законодательство кроме вины прелюбодеянии дозволяло еще случаи, дававшее законное расторжение брака. Так, например, император Константин своей конституцией 331 года допускает такие причины развода, как: а) против мужа: убийство, яд и проч. ( примечательно, что такие явления, как пьянство, страсть к женщинам, к азартным играм не давали повод к разводу), б) против жены: прелюбодеяние, приготовление яда, сводничество. А император Гонорий (421 г.) допустил развод по причине безнравственности или худых нравов. Также в законодательстве были выработаны случаи, которые можно было рассматривать в качестве аналогий супружеской неверности или смерти. Например, аналогией прелюбодеяния мог считаться случай, когда жена не ночевала дома или в доме родителей, т.е. «ночевала на стороне». Аналогом смерти, согласно правовым воззрениям, могло служить безвестное отсутствие одного из супругов в течение 5 лет, а для военных в течение 10 лет.

Почти все церковные правила о браке были санкционированы законами императора Юстиниана, им же было издано и много гражданских законов по брачным вопросом. Вместе с тем, им были точно определены и законные основания для развода, которые разделялись на – divortium cum damno (развод с наказанием и запрещением последующего брака для виновной стороны) и divortium sine damno (bone gratia) (развод, не связанный с виной супругов). Эти законы сформулированы в 117-й новелле св. Юстиниана, которые были приняты и древней Церковью, т.е. правовые нормы этой новеллы были включены в «Номоканон XIV титулов».

Основания для развода, относящие к divortium cum damno, следующие: а) покушение на жизнь императора либо при знании злого умысла другого лица недонесение о нем начальству, б) покушение одного супруга на жизнь другого либо не предупреждение одним супругом другого при знании злого умысла, в) прелюбодеяние, даже не вполне доказанное, а только предполагаемое, г) истребление, вытравливание женой утробного плода (22 новелла Юстиниана), и д) восприятие своего ребенка от крещальной купели. Кроме этого, дореволюционный канонист М. Красножен в своем курсе церковного права к первому виду оснований добавляет еще такие случаи, когда жена имеет право на развод: а) посягательство на целомудрие жены отдачей её третьим лицам на прелюбодеяние (сводничество) б) недоказанное обвинение мужа своей жены в прелюбодеянии и в) содержание мужем в одном доме или в одном городе, вместе с женою, постоянной любовницы.

Основания для развода divortium sine damno были в следующих случаях: а) неспособность к брачному сожительству, б) безвестное отсутствие в течение 5 лет для мирян, для воинов в течение 10 лет, в) сумасшествие одного из супругов, г) принятие одним из супругов монашеского пострига с согласия другого, д) в случае избрания мужа епископом.

В Российском бракоразводном законодательстве прослеживалось влияние византийского права. С принятием на Руси христианства из Византии все постановления византийского законодательства о расторжении брака перешли вместе с церковно-гражданскими законодательными сборниками, номоканонами. Однако нормы византийского права о разводе под влиянием особенностей быта и условий русской жизни претерпели некоторые изменения. Развод на Руси дозволялся в тех случаях, где не было такой возможности в законодательстве Юстиниана и, наоборот, некоторые из оснований для развода, указанные в новеллах, не могли применяться на Руси. К примеру, согласно законодательству Юстиниана, муж мог требовать развод, если жена без его воли мылась в бане или посещала конские скачки и т.д. Эти основания имели смысл и значение в Византии, ввиду особенностей жизни народа, но не могли быть применимы на Руси. И наоборот, мыться женщине в бане с мужчинами в древней Руси не считалось чем-то зазорным, а театров не было вообще, что нельзя сказать про Византию.

На Руси, в отличии от Византийского законодательства, развод допускался по следующим причинам: а) вследствие крайней бедности, б) если жена совершила кражу у мужа, в) вследствие хронической болезни одного из супругов, г) жестокое обращение мужа с женой, д) нередки были также разводы по поводу бесплодия жены.

В синодальную эпоху правовые нормы, касающиеся расторжения брака, подверглись серьезному пересмотру. Петр Великий обратил особое внимание на российское семейное право, в результате чего наступила новая стадия в истории бракоразводного института, характеризующаяся тем, что церковные и гражданские власти ограничили число законных оснований для развода. Это обуславливалось желанием правительства искоренить злоупотребления, существовавшие в браке и разводе, так и увлечением государства «теорией народонаселения», т.е. стремлением к увеличению численности населения страны. Выражалось это в том, что государство, с одной стороны, стремилось облегчить возможность вступления в брак, с другой — затруднить развод. Однако строгая определенность и последовательность в законодательстве о разводе в этот период отсутствует, так как была большая зависимость от личной воли носителя светской власти, которая, начиная с Петра Великого, имела большое влияние как на брачное право вообще, так и на бракоразводный институт в частности. Общая тенденция законодательного права о разводе в синодальный период является желанием сделать развод «учреждением, кое с великими предосторожностями и в одних только нетерпимых, ясно доказанных, случаях дозволяется (закон 1 янв. 1805г.)». В результате число оснований расторжения брака сократилось, прежде всего это касалось случаев принятием одним из супругов монашества. Чаще всего в синодальную эпоху браки расторгались вследствие прелюбодеяния одного из супругов. Кроме всего этого, развитие церковного бракоразводного процесса тормозилось, видимо, под влиянием католических мировоззрений о нерасторжимости брачного союза.

В Своде Законов Российской Империи было закреплено лишь несколько поводов для развода: прелюбодеяние, неспособность к брачному сожитию, осуждение супруга к наказанию, связанному с лишением всех прав состояния, безвестное отсутствие (ст.45 т.10 СЗ РИ). Кроме этого дозволялось возможность развода в случае обращения в православие одного из супруга, если другая сторона оставалась неверной (Указ. от 12 янв. 1739. П.4).

В конце XIX – начале XX вв. была осознана необходимость расширения поводов к разводу, исходя из потребностей времени и во избежание больших злоупотреблений и большего зла. Эта проблема рассматривалась Поместным Собором 1917-1918 гг. Результатом деятельности Собора стало принятие кодифицированного акта, регламентирующего поводы для церковного развода – «Определение о поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью». Поводами к расторжению брачного союза, кроме прелюбодеяния, могут быть признаны в качестве таковых: а) отпадение от Православия, б) прелюбодеяние и противоестественные пороки, в) неспособность к брачному сожитию, г) заболевание проказой или сифилисом, д) безвестное отсутствие, е) присуждение одного из супругов к наказанию, соединенному с лишением всех прав состояния, ж) посягательство на жизнь и здоровье супруга или детей, з) снохачество, сводничество и извлечение выгод из непотребства супруга, и) вступление одного из супругов в новый брак.

Через несколько месяцев Собор дополнил этот перечень еще двумя основаниями, а) неизлечимая тяжкая душевная болезнь одного из супругов, устраняющая возможность продолжения брачной жизни, надлежащим образом доказанная, и б) злонамеренное оставление супруга другим супругом, если по убеждению церковного суда оно делает невозможным продолжение брачной жизни.

На Всеправославном Совещании в 60-х гг. XX в. был выработан проект Вселенского кодекса, в котором признавалась возможность прекращения брака в случае прелюбодеяния и в иных случаях, фактически разрушающих брачный союз. В документах Совещания рекомендованы следующие поводы для развода: а) прелюбодеяние и противоестественные пороки, б) неспособность к брачному сожитию, в) болезненное состояние, устраняющее возможность супружеского сожития и отражающееся на потомстве, г) безвестное отсутствие одного из супругов или намеренное оставление одним супругом другого в течение не менее трех лет, д) сводничество и извлечение выгод из непотребства супруга, е) жестокое обращение с супругом.

Архиерейский Собор 2000 г. в «Основах социальной концепции» подтвердил действие Определений Поместного Собора и дополнил перечень такими основаниями, как заболевание СПИДом, медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания, совершение женой аборта при несогласии мужа.

Т.о., действующее поводы к разводу, одобренные РПЦ, совпадают с рекомендациями Всеправославного Совещания.

Список использованной литературы

Альбов М. Краткий курс лекций по церковному праву. СПб., 1882. – 315 стр.

Красножен М., проф. Краткий курс церковного права. Юрьев., 1913. – 227 стр.

Митрополит Никодим и Всеправославное единство. К 30-летию со дня кончины митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима (Ротова)/Сост. проф.-прот. В.Сорокин. – СПб., 2008. – 272 стр.

О поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью: Определение Священного Собора Православной Российской Церкви от 07.04.1918г. (20.04.1918г.)//Собрание определений и постановлений Святого Собора Православной Российской Церкви. Выпуск 3. – М., 1918. – C. 61-64.

Православная энциклопедия под редакцией Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II/Том VI. М., 2003. – 753 стр.

Сборник документов и материалов юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви. – Нижний Новгород, 2000. – 265 стр.

Цыпин В., прот. Курс церковного права. Клин., 2002. стр. 700.


Опубликовано 17.01.2012 | Просмотров: 258 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter