Александр Аникин: Мы живем во времена «комфортного» православия.

Александр Аникин: Мы живем во времена "комфортного" православия.

Примеряя на себя эти Евангельские события, невольно задумываешься над тем, что было бы, если бы мы жили во время пришествия в мир Господа, если бы мы видели чудеса, совершаемые Им, мы слушали Его слова. Наверное, мы никогда не отверглись бы Его. И это не лукавство, человек действительно начинает так размышлять, но, к сожалению, эти размышления представляют собой лишь иллюзию.


Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Огрубело сердце человека, и ушами с трудом слышит, и очи свои сомкнул, да не узрит очами, и не услышит ушами, и не уразумеет сердцем, и не обратится
(Цит. по: Деян. 28:27).

Листая страницы Священного Писания удивляешься. Сюжеты Евангельских книг, настолько универсальны, что «примерить на себя» любой из них может каждый. И дело не в особом писательском таланте новозаветных авторов, а в самой жизни и словах Господа Иисуса Христа. Он знал человеческую природу до вкушения Адамом и Евой с древа познания добра и зла, знал Он её и после грехопадения. Казалось бы, кто ещё, если не Сам Бог придя на землю может обратить людей к истине и спасти их, но что мы видим?

Грядет исполнение ветхозаветных обещаний. Народ, полагая пальмовые ветви при дороге, встречает «избавление Израиля» и восклицает: «осанна Сыну Давидову! благословен Грядущий во имя Господне! осанна в вышних!» (Мф. 21:9). Нам с вами, людям, живущим много лет спустя, дано знать, что будет дальше. Через несколько дней Его придадут первосвященникам, осудят на смерть и распнут как разбойника. Удивительно как люди, которые были Богоизбранным народом, которому дано было столько обетований, мог не разглядеть пришедшего в Иерусалим Спасителя. Но ещё более удивительно поведение апостолов. Ведь им дано было большее. Они неотступно были при Спасителе, именем Его изгоняли бесов, исцеляли больных, им Господь явно говорил: «Вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть и предадут Его язычникам на поругание и биение и распятие; и в третий день воскреснет» (Мф. 20:18-19). Именно им дано было разуметь «тайны Царствия Небесного» (Мф. 13:11), но после взятия Господа под стражу они в смятении бегут, они рассеяны по городу после Его распятия, они, услышав от Марии Магдалины, что Спаситель жив, и она своими глазами видела Его, не поверили. Насколько же огрубело сердце их?

Примеряя на себя эти Евангельские события, невольно задумываешься над тем, что было бы, если бы мы жили во время пришествия в мир Господа, если бы мы видели чудеса, совершаемые Им, мы слушали Его слова. Наверное, мы никогда не отверглись бы Его. И это не лукавство, человек действительно начинает так размышлять, но, к сожалению, эти размышления представляют собой лишь иллюзию. Господь даровал нам, людям, живущим столетия спустя, Священное Придание и Писание Церкви, мы можем ежедневно приступать к Святым Христовым Тайнам, в исторической перспективе мы имеем бесценный, более чем двухтысячелетний опыт жизни в Боге святых отцов, можем назидаться духовно-нравственными наставлениями церковных учителей. Нам дано несравненно большее. Более того мы не гонимы, нас не заставляют отречься от своей веры или умереть за нее. Можно сказать, что живем во времена «комфортного» православия, когда человеку не требуется особое свидетельство о своей вере или какие-либо выдающиеся личные качества, чтобы отстоять ее.

Но что происходит с нами? Мы настолько привыкли к этому «комфортному» православию, что даже в периоды постов, которые Церковь дает нам для пробуждения нашего внутреннего человека, когда нам предлагается задуматься над своей жизнью, чтобы сделать хотя бы шаг на встречу к Богу, мы не меняемся. Задумаемся всерьез, много ли изменений произошло в нашей жизни с наступлением очередного Великого поста? Вот они богослужебные дни первой седмицы. Вроде бы мы живем прежним образом, а вроде бы нам надо ходить на эти длинные богослужения. Неуютно, тяжело стоять, кто вообще придумал эти долгие службы? Наступает вторая и последующие седмицы, внешне остается только ограничение в еде, уже лучше, удобнее, благо магазины рядом и кажущийся недостаток в пище можно восполнить. Отсюда же и эти ожидания Пасхи, когда мы больше ждем не Воскресшего Спасителя, не победы жизни над смертью, а свободной Светлой седмицы, когда наконец-то можно будет делать все, что хочется и все, что нам якобы запрещают в Великий пост.

Не этим ли мы заменяем истинное представление о Боге, уподобляясь иудейскому народу? Это ли не безумие современного времени? Выбирая между Богом Истинным и богом, который будет создавать для нас уют и комфорт мы выбираем последнего. Но в отличие от иудеев нам дано знать, что будет после вхождения Господа Иисуса Христа в Иерусалим. У нас есть еще неделя для осознания происходящего сегодня события, для молитвы, для ожидания и внутреннего переживания событий взятия Спасителя под стражу, Его осуждения, страдания и смерти, чтобы в день Светлого Христова Воскресения в тихом смирении сердца, сложив крестообразно руки на груди подойти к Его Святым Тайнам и сказать: «Господи, я знал для чего Ты восходишь в Иерусалим, я знал, что будет дальше, я не отрекся Тебя, не бежал в страхе, но в молитве, посте и воздержании ожидал Твоего Светлого Воскресения. Помяни меня Господи во царствии Твоем». Аминь.


 Проповедь магистранта II курса церковно-исторического отделения Александра Аникина, произнесенная в храме апостола Иоанна Богослова за всенощным бдением 27 апреля 2013 года.


Опубликовано 11.04.2014 | Просмотров: 198 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter