А. Сергеев. Христология трактатов блаженного Августина на Евангелие от Иоанна».

«Итак, братья мои, я бы желал этим проникнуть в сердца ваши, если вы хотите жить благочестиво и по-христиански, неотступно следуйте Христу в соответствие с тем, чем Он стал для нас, чтобы вы достигали бы Его в соответствие с тем, что есть и сообразно с тем, что было. Он пришёл, чтобы об этом слёзно молить, чтобы бессильные были перенесены и преодолели бы море века сего, где уже не надо было бы корабля, чтобы преодолевать какое-либо море. Лучше, следовательно, не видеть умом то, что есть и всё же от Креста Христова не уклоняться, чем видеть это умом и Крестом Христовым пренебрегать», — блаженный Августин Иппонский[1].

Святой апостол и евангелист Иоанн Богослов уподобился орлу, летящему высоко в небо к солнцу; блаженный Августин уподобился трубе Господа, провозглашающей Евангелие и его смысл. Евангелие от Иоанна содержит глубочайшее богословское учение о Божественности Христа; труд святого Августина InIoannis Evangelium Tractatus CXXIV – это пространное пастырское исследование этой глубины[2]. Время формирования трактатов святого в настоящее время установлено – это период с 406 по 420 год. При этом первые двенадцать гомилий чередовались с комментариями на псалмы 119 — 133, так называемые Псалмы ступеней, в промежутке между декабрём 415 года и Пасхой 416 года и представляли собой хорошо подготовленные проповеди[3]. Обычно, сидя за своей кафедрой в церкви города Иппона, с раскрытой Библией на аналое, сбоку от себя, Августин говорил энергично, используя во всей полноте силу древнего ораторского искусства, обращаясь прямо и непосредственно к пестрой аудитории, стоящей перед ним. Эти непостоянные и горячие африканцы отвечали на слова епископа полными энтузиазма выкриками одобрения, или вопросами, или слезами, или тяжелыми вздохами. Проповедь представляла собой живой обмен между святителем и его народом.

04.06.2014_sergeev_1

Остальные же проповеди, кроме первых двенадцати, были произнесены блаженным епископом в период до 420 года и представляли собой импровизированную речь, записанную скорописцами. Импровизация объясняет встречающиеся отступления от темы и несвязность, местами неясность, повторения и многочисленные замечания, обращённые к аудитории. Характерной чертой проповедей – трактатов была полная зависимость от молитвы и вдохновляющей силы Святого Духа при подготовке, которая предшествовала произнесению. Блаженный Августин справедливо считал, что без божественной помощи даже величайший человеческий ум не может надлежащим образом понять смысл Писания. Поэтому Он постоянно умоляет аудиторию молиться за него, чтобы он, а через него и они, достигли понимания[4]. Он говорит: «Благо, братья, чтобы текст Божественного Писания и особенно Святого Евангелия мы изучали не пренебрегая никаким местом и сообразно нашим способностям мы бы питались, предоставляя и другим то, откуда мы и сами питаемся»[5].

Вызывающее интерес, Сто Семнадцатое правило Четвёртого Карфагенского Собора прямо говорит о том, что епископ должен активно обращать заблуждающихся, если же он этого не делает, то его должны вразумить соседние епископы[6]. Соответственно, трактаты блаженного Августина на Евангелие от Иоанна распространённые по всем церквам его региона полны полемики антиманихейского, антиарианского, антиевномианского характера для обращения отошедших от Церкви обратно к Истине. Хотя мы можем увидеть здесь не только антиеретическое, но и, можно сказать, просто положительное раскрытие учения о Христе.

Иисус Христос, Сын Божий и Сын Человеческий является главной темой, которая проходит через все Трактаты. Христос, согласно Иппонскому святителю — центр христианской жизни. Он – Путь и пункт назначения, Истина и Свет; Он – это истинная Жизнь, который Своей смертью как Человек одержал победу над смертью. Воплощение Слова – это основа настоящей Христианкой жизни; Слово и Человек, две природы, одна Личность, Глава, Который присоединяет своих членов к Себе и Своему Отцу как усыновленных детей, Жених который через свою невесту, Церковь, дает Таинства и единство, благодаря чему Он пасет Свое стадо. Он – всемогущий Бог, который по Своей любви к нам стал Человеком, — это акт смирения, снова и снова являемый нам как образец для нашего подражания как учеников Христовых. Он всегда должен быть сосредоточением жизни[7].

В самом начале толкования на Евангелие от Иоанна, блаженный Августин разбирает наименование Христа Словом (Verbum), которое, как и греческое Логос имеет много разнообразных оттенков, сводимых к двум основным: разуму и слову. Причём слово необходимо понимать в высшем и совершеннейшем смысле, с помощью которого точно и полно обнаруживается разум[8]. Это Слово, как говорит блаженный Августин имеет жизнь Само в Себе, Оно — Бог от вечности, равный Богу Отцу. Оно, Слово, не подверженное изменению, как изменяется всё тленное, то есть тварное. Святитель говорит: «И чтобы для тебя не обесценилось имя Verbum через привычное словоупотребление. Это Слово (Verbum) есть Само в Себе, о чём мы вчера много говорили. Конечно же, Господь предшествовал всему, как уже однажды в беседе мы приводили к сердцам вашим. Само в Себе есть (Слово) и существует, таким образом, как на самом деле есть и всегда так существует и не может изменяться. Вот это и значит, что таковое Имя Своё Он сказал рабу Своему Моисею: Я есть Тот, Который Существует и Тот, Кто существует  послал меня (Exod. 3:14).

Кто же, следовательно, это вместит, когда вы видите, что всё смертное изменчиво, когда вы видите, что не только тела изменяются по качеству следующим образом: через рождение, развитие, старение, умирание. Но также и сами души через страсти различных желаний разделяются и раздираются на части. Когда вы видите, что люди и способны были бы постигнуть мудрость, если бы они подвигли себя к свету и цвету её, но могут и потерять её (мудрость), если уклонятся в сторону дурной страсти»[9].

С другой стороны, блаженный Августин в своих Трактатах, непрестанно подчёркивает истинность Человечества Христа. В Трактате LXXIX (47) блаженный Августин, говоря о человеческой природе Христа Спасителя, затрагивает один из основных стихов Евангелия от Иоанна, на который опирались ариане: Ин.14:28. Святитель говорит: «Чтобы они могли понять, что это касается только человеческой природы: Я иду и приду к вам, Он говорит дальше: Если бы вы любили Меня, то возрадовались бы, что Я сказал: иду к Отцу; ибо Отец Мой более Меня (Ин.14:28). Итак, Сын не равен Отцу потому, что Он должен был идти к Нему. Он из Него и придёт судить живых и мёртвых. Хотя, как Единородный Он равен Ему. Он никогда не уходит от Отца, но с Ним везде равен в том божестве, которое не знает никакой границы. Ибо было восприятие образа раба, но не отхождение от божества: в восприятие одного нет истощания другого. В указание к одному Он говорит: Отец больше Меня, но в отношение другого: Я и Отец одно.

Этот образ раба в котором Сын Божий менее не только Отца, но и Святого Духа, и более того, меньше Себя по божеству. Ибо Он Сам в образе Бога не больше Себя. Человек Христос не прекращает называться Сыном Божиим. Это наименование применялось даже к Его плоти одной, когда (она) лежала во гробе. И что, если не это мы исповедуем, когда провозглашаем, что веруем в Единородного Сына Божия, Который при Понтийском Пилате был распят и погребён. И что в Нём было погребено, кроме плоти без духа? Итак, веруя в Сына Божия, Который был погребён мы, без сомнения, закрепляем наименование Сын Божий даже к Его плоти, которая одна была положена во гробе. Христос, таким образом, как Сын Божий равен Отцу, потому что в образе Бога, уничижив Себя воспринял тот образ раба. И зачем тогда изумляться, если в указание на этот образ раба Сын Божий говорит: Отец Мой более меня и, говоря об образе Бога, тот же Самый Сын Божий провозглашает: Я и Отец одно. Ибо одно Они поскольку Слово было Бог и Отец есть больше, поскольку Слово стало плотью. Дай мне добавить то, чему не могут противоречить ариане и евномиане. В отношение к образу раба Христос, как ребёнок был ниже Своих Собственных родителей, когда по Писанию Он был в повиновении. Неверующий и неблагодарный, будешь ли ты унижать Его, Который сотворил тебя только из-за того, что Он возглашает, чем Он стал ради тебя? Ибо равен со Отцом Сын, Которым человек был сотворён, стал Человеком для того, чтобы быть меньше Отца, если бы Он не сделал так, чтобы случилось с человечеством?

Дай нам признать двойственность естества Христа, то есть божественную природу, в которой Он равен с Отцом и человеческую, для которой Отец больше. И одновременно оба они не два, ибо Христос один и Бог — не четверица, а Троица. Ибо как словесная душа и телесный образ, но один человек, так Христос, хотя и Бог, но и Человек — един. И таким образом, Христос — Бог, словесная душа и тело. Кто тогда Он, Который сотворил мир? Христос Иисус, но в образе Бога. Кто это, Который был распят при Понтийском Пилате? Христос Иисус, но в образе раба. И всё относится к нескольким частям из которых Он состоит, как Человек. Кто Он, Кто не был оставлен в аду? Христос Иисус, но только в отношение к Его душе. Кто должен был Воскреснуть на третий день после того, как Он был положен во гроб? Христос Иисус, но только в указание на Его тело. В указание тогда к каждому из этих, Он ещё назван Христос. И несмотря на это, все Он не два, или три, а один Христос. Ради этого Он сказал: Отец Мой более Меня есть (Ин. 14:28), ибо человеческое естество достойно поздравления, поскольку оно было воспринято Единородным Словом, чтобы стать бессмертным на небесах, быть возвышенным и возвеличенным, как нетленный прах и могло сесть одесную Отца. Его шествие к Нему и уход от нас были не больше не меньше, чем Его преображением и бессмертием тела, которое Он взял на Себя от нас в его смертном состояние. И кто бы не черпал радость из такого источника? Тот, кто имеет такую любовь ко Христу, может поздравить своё естество, как уже бессмертное в Нём, и лелеять надежду, что он станет таким»[10].

Таким образом, сто двадцать четыре Трактата на Евангелие от Иоанна, составленные блаженным Августином в период с 406 по 420 годы направляли духовные взоры паствы к Богу через Спасителя Христа. Который, по слову блаженного Августина, «воздвиг Дерево, на котором мы можем переплыть море. Ибо никто не может переплыть море (века сего), как только несомый Крестом Христа»[11]. Основанные на древних латинских переводах, эти Трактаты представляют собой уникальное толкование Евангелия от Иоанна, первое на античном Западе, раскрывающее учение о Боге — Слове в полемике с заблуждающимися, но требующими святительского вразумления людьми.


Источники.

Migne J. P. Patrologiaecursuscompletus. Series latina. T. 35. Sancti Augustini, hiponensisepiscopi. In JoannisEvangeliumtractatus CXXIV. Tractatus II, LXXIX.

Литература.

  1. Александр (Милеант), еп. Каноны Православной церкви. Часть Вторая. Поместные Соборы. Свято-Троицкая Православная Миссия. 2001.
  2. Глубоковский Н.Н. Бог – Слово. Экзегетический эскиз «пролога» Иоаннова Евангелия (1:1 -18). М. 2005.
  3. Retting W.J. The Fathers of the Church. St. Augustine Tractates on the Gospel of John 1-10. Catholic University of America Press. 1988.
  4. Van der Meyer. F. Augustine the Bishop.  L. 1961.

 


 

[1]Migne J. P. Patrologiaecursuscompletus. Series latina. T. 35. Sancti Augustini, hiponensisepiscopi. In JoannisEvangeliumtractatus CXXIV. Tractatus II.

[2]Retting W.J. The Fathers of the Church. St. Augustine Tractates on the Gospel of John 1-10. P. 3.

[3]Van der Meyer. F. Augustine the Bishop.  L. 1961. P. 417.

[4]Retting W.J. The Fathers of the Church. St. Augustine Tractates on the Gospel of John 1-10. P. 3-6, 9.

[5]Migne J. P. Patrologiaecursuscompletus. Series latina. T. 35. Sancti Augustini, hiponensisepiscopi. In JoannisEvangeliumtractatus CXXIV. Tractatus II.

[6]Александр (Милеант), еп. Каноны Православной церкви. Часть Вторая. Поместные Соборы. С. 68.

[7]Retting W.J. The Fathers of the Church. St. Augustine Tractates on the Gospel of John 1-10. P. 13, 14.

[8]ГлубоковскийН.Н. Бог – Слово. Экзегетическийэскиз«пролога» ИоанноваЕвангелия (1:1 -18). С. 90-91.

[9]Migne J. P. Patrologiaecursuscompletus. Series latina. T. 35. Sancti Augustini, hiponensisepiscopi. In JoannisEvangeliumtractatus CXXIV. Tractatus II.

[10]Migne J. P. Patrologiaecursuscompletus. Series latina. T. 35. Sancti Augustini, hiponensisepiscopi. In JoannisEvangeliumtractatus CXXIV. Tractatus LXXIX.

[11]Migne J. P. Patrologiaecursuscompletus. Series latina. T. 35. Sancti Augustini, hiponensisepiscopi. In JoannisEvangeliumtractatus CXXIV. Tractatus II.

Доклад аспиранта библейского отделения СПбПДА Сергеева Алексея на международной конференции «Библейская текстология и экзегетика в разных традициях» в Библейско-Богословском Институте св. апостола Андрея г. Москва 30 мая 2014 года. 


Опубликовано 04.06.2014 | Просмотров: 462 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter