А. Масько, Г.Бойченко. Академическая бабушка

А. Масько, Г.Бойченко. Академическая бабушка

«Академическая бабушка» — так шуточно и незатейливо иногда называет себя постоянная прихожанка академического храма бабушка Зоя. Студенты всегда могут видеть её на чередных богослужениях, которые она посещает ежедневно вот уже двадцать пять лет. «Академическая бабушка» согласилась ответить на несколько вопросов и поделиться своими воспоминаниями с учащимися 4 курса Санкт-Петербургской духовной семинарии.

– Какое было Ваше первое послушание в академическом храме? Расскажите в общих чертах, как повлиял наш храм на Вашу церковную жизнь?

– Мое первое послушание было просто молиться, но потом отец Софроний приметил, что я постоянно хожу в храм, и дал мне послушание следить за порядком в храме и за состоянием подсвечников. Он сказал мне: «Матушка, потрудись. Мне надо за клиросом смотреть, а в храме тоже порядок нужен». Сейчас у нас с ним самые добрые отношения. Когда я попадаю к нему на исповедь, для меня это всегда праздник, тем более, что это бывает всего два раза в год: на первой седмице Великого Поста и в Великий Четверг. Мое знакомство с ним было удивительным. Оно произошло еще до того, как он дал мне послушание. Тогда он еще был благочинным храма, и мне нужно было получить специальный билет для того, чтобы попасть на Пасхальную службу. Он тогда внушал мне какой-то благоговейный страх. Это был не животный страх, а страх уважительный, потому что отец Софроний казался мне очень опытным человеком. В конце концов, строго спросив меня, точно ли я приду на службу, если возьму билет, он, удостоверившись в моей решимости, все-таки дал мне билет. Так, постепенно, он меня и начал запоминать.

Таким образом, с 1986 года я выполняла свое послушание, но три года назад я несу свое послушание только на чередах, зато каждый день, по мере сил, вот уже 25-й год. Правда, второй год в академическом храме я проводила в молитве и не выполняла послушания. Мне тогда впервые в жизни удалось побывать на вседневном великопостном богослужении. Для меня это было настолько интересно и необычно, что я завела специальный дневник, где записывала особенности постных богослужений. Раньше ведь я не могла так часто ходить на богослужения, потому что работала, что называется, в миру и дополнительно еще училась на филологическом факультете, все воскресные дни проводила в студенческой библиотеке на Фонтанке. В то время я не жила церковной жизнью, времени не было. Но когда я вышла на пенсию, я потянулась в храм с раскрытым сердцем.

– Расскажите о своем детстве.

– Во время войны я закончила начальную школу, всего четыре класса, и учиться больше не могла. Нас, двенадцатилетних подростков, вместе со взрослыми отправили на колхозные работы. Мы выполняли абсолютно все виды работ: убирали сенокосы, пахали и т.д. Через много-много лет государство подумало о нашем поколении и назвало нас тружениками тыла.

– Скажите, как Вы обрели веру? Сказалось ли на это влияние Ваших родителей?

– Сколько я себя помню, меня всегда окружали верующие близкие. Больше всего в этом отношении мне запомнилась моя бабушка. Она была неграмотна, не могла написать ни слова, но зато она изучила печатный шрифт и всегда читала Библию. Там, в деревне, я впервые познакомилась с храмом, выучила самые важные молитвы. Мне очень запомнилось пение у нас в церкви. Оно было простым и прекрасным, пели всего три-четыре бабушки.

– Когда вы приехали в Петербург?

– В Петербург я приехала из Костромской губернии в 1947 году, когда мне было 17 лет. Мне было очень больно расставаться с родиной, с домом, но уезжать было необходимо. Господь шел по моему жизненному пути со мной рядом. Когда я приехала в город, сразу нашла работу, хотя было тяжело. Только что закончилась война и многое было разрушено, но постепенно все восстановили.

– Кто из известных представителей православного духовенства вырос у Вас на глазах, ведь Вы далеко не первый год живете с академией одной жизнью?

– Много интересного происходило на моих глазах, но я бы хотела вспомнить, как я первый раз в жизни пришла на монашеский постриг. Постригали тогда отца Стефана, который теперь является заведующим библиотекой.

Когда я начинала ходить в храм, хором управлял нынешний Ионафан (Елецких), архиепископ Тульчинский и Брацлавский. Он до сих пор помнит меня. Когда он приезжает, всегда благословляет меня и в шутку спрашивает: «Мать, ты еще жива?».

– В чем вы видите смысл Ваших трудов в академии?

– У всех нас, христиан, цель одна — получить вечную жизнь. Я тружусь здесь, и мне хочется надеяться, что мой труд будет лептой бедной вдовицы в глазах Божиих.


Опубликовано 14.03.2014 | Просмотров: 377 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter