А.А. Залесный. «Приклоняю колена сердца»: покаяние царя Манассии в православном богослужении

А.А. Залесный. «Приклоняю колена сердца»: покаяние царя Манассии в православном богослужении

«Первая заповедь, данная Спасителем мира всему без исключения челове­честву, есть заповедь о покаянии: начат Иисус проповедати и глаголати: покайтеся, приближися бо царствие небесное (Мф. 4:17). Эта заповедь объемлет, заключает, совмещает в себе все прочие заповеди. <…> Господь, умилосердив­шись над падшими и погибшими человеками, всем даровал покаяние в един­ственное средство к спасению, потому что все объяты падением и погибелью»[1] [2]. Таково значение покаяния в жизни христианина. Не покаявшись, невозможно стать членом Церкви. Без постоянного покаяния, раскаяния и сокрушения пред Богом о своих грехах невозможна и жизнь христианина. Между тем, в наше время многие, приходящие в Церковь, не осознают нужды в покаянии и не стремятся раскаяться в совершенных прежде ошибках. Этим определяется актуальность выбранной темы.

Покаяние не было совершенно новым установлением Спасителя мира. Им, как спасительным врачевством и средством примирения с Богом, пользовались люди и до пришествия на землю Обетованного Мессии. Образы покаявшихся грешников мы находим в Ветхом Завете. Среди них можно назвать блудницу Раав, царя Манассию, жителей столицы ассирийского царства — Ниневии. От­дельное место занимает покаяние царя Давида. Его 50-й псалом на протяжении трех тысяч лет остается эталоном плача грешника о своем согрешении. Неда­ром эта покаянная песнь заняла значительное место в новозаветном богослу­жении и доныне читается в православных храмах по нескольку раз за сутки на протяжении всего года. Предметом нашего исследования стало покаяние царя Манассии и его место в православном богослужении.

Наиболее авторитетные святоотеческие комментарии на покаяние Манас- сии мы встречаем у святителя Иоанна Златоуста в гомилиях на книгу Бытия и послании к Феодору падшему. Из современных комментаторов можно назвать профессора А. П. Лопухина («Толковая Библия или комментарий на все книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. Бытие — притчи Соломона.»), епископа Виссариона (Нечаева) («Уроки покаяния в Великом каноне святого Андрея Критского, заимствованные из библейских сказаний»), П. А. Юнгерова («Введение в Ветхий Завет. Частное историко-критическое введение в Священ­ные Ветхозаветные книги») и Р. З. Ороховатскую («Новый Библейский коммен­тарий: В 3 ч. Ч. 1. Ветхий Завет. Книга Бытие — Книга Иова»).

Святитель Иоанн Златоуст приводит в пример благое произволение Манассии к богоугождению, несмотря на множество предшествовавших покаянию согрешений: «Манассия дерзнул на бесчисленные злодеяния, потому что про­стер свои руки на святыню, внес в храм мерзости, наполнил город убийства­ми и совершил многие другие непростительные беззакония. И однако после

таких великих преступлений он от всего того очистился. Каким же образом? Покаянием и добрым произволением»[3]. Манассия является примером того, что не нужно отчаиваться в возможности исправления для себя, насколько бы грешен ты не был: «Если бы он, посмотрев на величину своих беззаконий, отчаялся в своем обращении и исправлении, то лишился бы всего, что получил после того. А теперь, воззрев вместо преизбытка своих грехов на беспредель­ность Божия благоутробия и расторгнув дьявольские оковы, он восстал, подвизался и совершил добрый путь»[4].

Можно сказать, что покаяние Манассии вполне соответствует тем «критери­ям» покаяния, которые были выработаны преподобными отцами периода золо­того века христианского монашества. Святитель Игнатий (Брянчанинов) приво­дит изречение преподобного Пимена Великого, из которого мы можем выявить условия покаяния, необходимые для члена новозаветной Церкви: «Что значит покаяться? Значит сознаться в своих грехах, раскаяться в них, оставить их и уже более не возвращаться к ним»[5]. Таким образом, можно выделить четыре основных критерия покаяния:

  1. осознание своих грехов;
  2. раскаяние в них;
  3. оставление их;
  4. недопущение их впредь.

У Манассии мы видим исполненными все эти требования. Об осознании царем своего греха в Писании говорится: «И узнал Манассия, что Господь есть Бог» (2 Пар. 33:13). (Ибо что еще нужно для идолопоклонника, чтобы сознать свое нечестие и заблуждение, как не признание истинным Богом Бога Изра­илева, а не богов языческих?) О раскаянии его говорится: «Он стал умолять лицо Господа Бога своего и глубоко смирился пред Богом отцов своих» (2 Пар. 33:12). А для того, чтобы оставить своей грех и никогда уже более к нему не воз­вращаться, Манассия «низверг чужеземных богов и идола из дома Господня и все капища, которые соорудил на горе дома Господня и в Иерусалиме, и вы­бросил их за город. И восстановил жертвенник Господень и принес на нем жертвы мирные и хвалебные, и сказал Иудеям, чтобы они служили Господ, Богу Израилеву» (2 Пар. 33:15-16). Так царь своим идолопоклонством не только сам прогневал Бога, но еще и ввел в грех подвластный ему народ (4Цар. 21:11), то при своем покаянии он позаботился не только об уврачевании своей раны, но и обращением к Богу народа, некогда отвращенного им о Него.

Одной из форм покаяния Манассии была его молитва. Подобно своему даль­нему предшественнику — царю Давиду, он сокрушается пред Богом о своем грехе и облекает свой покаянный плач в форму молитвенной песни. В нашей работы мы будем приводить текст молитвы на церковнославянском языке, поскольку именно в этом варианте она звучит в православном богослужении. «Господи, Вседержителю, Боже отец наших», — с сокрушением взывает преж­ний идолопоклонник и ярый противник веры отцов. — Согреших паче числа песка морскаго» (это выражение, ярко показывающее глубину сознания своей греховности, знакомо нам по изречениям преподобных отцов-пустынников, но, как видим, корни его нужно искать еще в Ветхом Завете). «Умножишася беззакония моя, Господи, умножишася беззакония моя, и несмь достоин воззрети и видети высоту небесную от множества неправд моих». Эти слова являются лучшей иллюстрацией глубочайшего смирения и нищеты духа (не побоимся этого новозаветного термина), в которые был приведен промыслом Божиим прежний нечестивец. Вслед за сознанием греха следует просьба о помилова­нии: «Приклоняю колена сердца, требуя от тебе благости. Согреших, Господи, согреших, и беззакония моя аз вем (возможно, параллель с 50-м псалмом), но прошу, моляся: ослаби ми, Господи, ослаби ми и не погуби мене со беззаконьми моими». И, как следствие глубочайшего смирения и плача, у грешника появляется надежда на милосердие Божие: «На мне явиши всю благость твою, яко недостойна суща, спасеши мя, по мнозей милости твоей, и восхвалю тя выну во днех живота моего»[6].

В настоящее время среди библеистов не существует единого мнения, являет­ся ли молитвой Манассии, о которой сказано во второй книге Паралипоменон (2 Пар. 33:18), именно эта молитва, или она была утрачена, и имеющийся у нас текст иного происхождения. Мы не располагаем толкованиями или коммента­риями на нее как древних, так и новейших экзегетов. Однако одно то, что ее текст мы имеем уже в «Апостольских постановлениях», свидетельствует о том огромном авторитете, которым пользовался этот текст на протяжении многих столетий, начиная как минимум с VI века[7]. Занял он свое место и в право­славном богослужении. Молитвословие «Молитва Манассии царя Иудейска» входит в состав великого повечерия наряду с псалмами и возбуждает покаян­ные чувства христиан в период Великого поста.

Образ покаяния Манассии встречается в классических покаянных богослу­жебных текстах. В каноне Иисусу Сладчайшему Манассия стоит наряду с блуд­ным сыном, блудницей, мытарем, разбойником и ниневитянами, т.е. традици­онными библейскими образами кающихся грешников, принятых Богом. Автор канона просит Господа спасти и ущедрить его, «якоже Манассию»[8].

Здесь необходимо сказать о том, что библейский текст, строго говоря, не го­ворит о том, что покаяние Манассии имело достаточную силу, и Бог отвратил свой гнев от Иудейского царства. Напротив, подводя итоги благочестивого царствования Иосии — сына Манассии — повествователь утверждает: «Однако ж Господь не отложил великой ярости гнева Своего, какою воспылал гнев Его на Иуду за все оскорбления, какими прогневал Его Манассия. И сказал Господь: и Иуду отрину от лица Моего, как отринул Я Израиля, и отвергну город сей Иерусалим, который Я избрал, и дом, о котором Я сказал: «будет имя Мое там»» (4Цар. 23: 26-27). Можно было бы сказать, что 4 книга Царств вообще ничего не говорит о покаянии Манассии, поэтому для автора этой книги вполне естественно предполагать отрицательное отношение к Манассии и связывать последующие беды Иудейского царства с последствиями его согре­шений. Но то же утверждение мы находим и во 2 книге Паралипоменон, уже после повествования о покаянии Манассии и весьма благочестивом правле­нии его сына (2 Пар. 35:20). Можно утверждать, что именно нечестие Манассии окончательно определило разрушение Иерусалима и вавилонский плен. «Грех Манассии был так велик, утверждает Книга Царств, что сделал неизбежным разрушение Иудеи и Иерусалима, которое произошло через пятьдесят лет после его смерти»[9].

Однако литургическое предание Церкви все-таки утверждает, что покаяние Манассии было великим делом в очах Божиих. Именно на этой уверенно­сти основана просьба автора канона Иисусу Сладчайшему «спаси, ущедри, о Иисусе благодетелю, якоже, благоутробне, Манассию». Эта же уверенность еще более ясно выражена в «Последовании о исповедании»: «Манассиину в покаянии молитву приемый»[10]. Кающийся, убежденный в том, что Господь принял покаяние много согрешившего Манассии и оставил ему грехи, надеет­ся на то, что Господь примет и его покаяние. Этот пример еще раз напоминает нам о том, что любой библейский текст обретает свой подлинный смысл только в контексте Предания Церкви и сам по себе не является самодостаточным.

В Великом покаянном каноне Манассия ставится в пример благого покая­ния после множества грехов: «Манассиева собрала еси согрешения изволением, поставльши яко мерзости страсти, и умноживши, душе, негодование: но того покаяние ревнующи тепле, стяжи умиление»[11] [12]. Епископ Виссарион (Нечаев), толкуя Великий канон, говорит, что в этом тропаре канона, Церковь, вспоминая Манассиию, призывает к покаянию тех, которые, не являясь непосредственны­ми идолопоклонниками, вместо идолов ставят в своем сердце страсти и в слу­жении им доходят до полного самозабвения, будучи готовы пожертвовать всем, лишь бы удовлетворить свою страсть. Таким людям, чтобы избегнуть гнева Божия, нужно подражать покаянию Манассии — приносить Богу покаянные молитвы и деятельно стараться об уврачевании ран, нанесенных себе удале­нием от Бога, а также заботиться о спасении тех, кого своим примером небо­гоугодной жизни они удалили от Бога, подобно как Манассия был причиной отпадения от Бога народа Израильского11.

Итак, величайшее нечестие, идолопоклонство, жестокое гонение на служи­телей и почитателей Истинного Бога были изглажены в очах Божиих покаяни­ем царя, хотя оно и произошло в конце его жизни. Вывод о покаянии Манассии можно сделать словами святителя Иоанна Златоуста: «Манассия, который всех превзошел безумием и жестокостью, ниспроверг законное богослужение, затворил храм, способствовал процветанию заблуждения и был нечестивее всех предшественников, после последующего раскаяния был причислен к друзьям Божьим»[13]. На нем в полной мере исполнилось слово Господне, возвещен­ное через пророка: «Беззаконник, если обратится от всех грехов своих, какие делал, и будет соблюдать все уставы Мои и поступать законно и праведно, жив будет, не умрет. Все преступления его, какие делал он, не припомнятся ему: в правде своей, которую будет делать, он жив будет!» (Иез. 18:21, 22).

Своим покаянием царь Манасия учит нас с усердием подвизаться в своем исправлении, стремиться к примирению с Богом и никогда не отчаиваться в Его человеколюбии, какими бы греховными пятнами и язвами мы себя не покрыли. Поэтому Церковь каждый раз предлагает приступающему к таин­ству Покаяния вспомнить о Манассии, много согрешившем, но помилованном Богом за искреннее раскаяние. Отцы Церкви согласны во мнении, что его покаяние было вполне удовлетворяет критериям новозаветного покаяния и может использоваться в качестве примера.

В православном богослужении покаяние Манассии ставится в образец для христиан, а на протяжении Великого поста покаянная молитва этого царя читается каждый день за великим повечерием.

«В наше время <…> боговдохновенных наставников нет у нас! целомудрие, простота, евангельская любовь удалились с лица земли. <…> Довольно, предо­вольно, если сподобимся принести Богу единое, существенно нужное для спа­сения нашего делание — покаяние»[14].

Доклад, прочитанный на VIII международной студенческой научно-богословской конференции 19 мая 2016 года.


[2]  Игнатий (Брянчанинов), свт. Собрание сочинений. Т 1. М.: «Благовест», 2001. С. 274-275.

[3] Иоанн Златоуст, сет. Гомилии на Книгу Бытия // Библейские комментарии отцов Церкви и других авторов I-VIII веков. Ветхий Завет. Том V: Исторические книги (часть 2). Книги Царств (3-я и 4-я ), Паралипоменон (1-я и 2-я ); Ездры (1-я), Неемии и Есфири / Под редакцией Джона Р. Фрэнки / Русское издание под редакцией Ю. Н. Варзонина / Пер. с англ., греч., лат. и сир. Тверь: Герменевтика, 2011. С. 336.

[4]  Иоанн Златоуст, сет. К Феодору падшему // Там же. С. 336.

[5]  Игнатий (Брянчанинов), сет. Указ. соч. С. 105.

[6]  Часослов. М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2004. С. 199-202.

[7] Юнгеров П.А. Введение в Ветхий Завет. Частное историко-критическое введение в Священные Ветхозаветные книги. М., 2003. С. 459-460.

[8]  Канонник. Издательство Свято-Успенской Почаевской Лавры, 2013. С. 158, 170-171, 188.

[9] Новый Библейский комментарий: В 3 ч. Ч. 1. Ветхий Завет. Книга Бытие — Книга Иова: Пер. с англ. СПб.: Мирт, 2000. 646 с, ил. (Энцикл. Христианства). С. 558.

[10] Требник. СПб., 1995. С. 40.

[11]  Триодь Постная. М.:«Правило веры», 2003. С. 617.

[12] Виссарион (Нечаев), еп. Уроки покаяния в Великом каноне святого Андрея Критского, заимство­ванные из библейских сказаний. М.: «Отчий дом», 2008. С. 242-246.

[13]  Иоанн Златоуст, свт. Указ. соч. С. 336.

[14]  Игнатий (Брянчанинов), свят. Указ. соч. С. 306-307.


Источники и литература

  1. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. — Изд. 4-е. — М.: Из­дательство Московской патриархии Русской православной Церкви, 2013. — 1376 с.
  2. Игнатий (Брянчанинов), святитель. Собрание сочинений. Т 1. — М.: «Благовест», 2001. — 672 с.
  3. Канонник. Издательство Свято-Успенской Почаевской Лавры, 2013. — 536 с.
  4. Требник. — СПб., 1995. — 629 с.
  5. Триодь Постная. М.: Издательство «Правило веры», 2003. — 1110 с.
  6. Часослов. — М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2004. — 352 с.
  7. Литература:
  8. Библейские комментарии отцов Церкви и других авторов I-VIII веков. Ветхий Завет. Том V: Исторические книги (часть 2). Книги Царств (3-я и 4-я ), Паралипоменон (1-я и 2-я ); Ездры (1-я), Неемии и Есфири / Под редакцией Джона Р. Фрэнки / Русское издание под редакцией Ю. Н. Варзонина / Пер. с англ., греч., лат. и сир. — Тверь: Герме­невтика, 2011. — 512 с.
  9. Виссарион (Нечаев), еп. Уроки покаяния в Великом каноне святого Андрея Критско­го, заимствованные из библейских сказаний. — М.: «Отчий дом», 2008. — 478 с.
  10. Новый библейский комментарий: В 3 ч. Ч. 2. Ветхий Завет. Псалтирь — Книга Про­рока Малахии: Пер. с англ. / Гл. ред. Р. З. Ороховатская. — СПб.: Мирт, 2000. — 571 с. — (Энцикл. Христианства).
  11. Юнгеров П. А. Введение в Ветхий Завет. Частное историко-критическое введение в Священные Ветхозаветные книги. М., 2003. — 476 с.


Опубликовано 21.06.2016 | Просмотров: 271 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter