В День историка в СПбПДА почтили память преподобного Нестора Летописца

9 ноября 2011 г. студенты церковно-исторического отделения академии почтили память первого русского историка преподобного Нестора Летописца.

Перед началом занятий куратором II курса церковно-исторического отделения академии, заведующим аспирантурой СПбПДА священником Константином Костроминым в храме Духовных школ в присутствии студентов названного отделения был отслужен молебен преподобному Нестору Летописцу.

09.11.2011_den_0007

09.11.2011_den_0032

 

Текст: Роман Катаев

Справка

История культурного развития страны может быть символически представлена перечнем имен ее великих мужей. Каждый культурный человек носит этот «синодик знаменитостей» в своем сознании. Гомер, Платон, Архимед и Вергилий принадлежат всему человечеству, и они так же близки нам, как Шекспир, Сервантес, Гюго и Пушкин. Названия стран, их поро­дивших, попросту излишни. Все же музыка имени сво­его национального героя звучит по-особому, и это хорошо понятно. Одним из таких имен-символов на Руси всегда было имя Нестора Летописца, чья па­мять празднуется Русской Православной Церковью 9 ноября по новому стилю (27 октября по старому). К со­жале­нию, известно о нем мало.
Родился будущий кни­жник в середине XI столе­тия, а умер около 1114 г. В 17-летнем возрасте он пришел в недавно осно­ванный Киево-Печерский монастырь. Из написанного им позднее жития Феодо­сия Печерского мы узнаем, что Нестор был пострижен в монашество при игумене Стефане (1074-1078) и возведен в «диаконский сан». Вскоре из-под его пера выходит шедевр древнерусской агиографии – «Сказание о Борисе и Глебе», житие первых (по времени кано­низации) русских святых. В 1091 г. Нестору было поручено открыть мощи преп. Феодосия, учредителя общежительного устава в русских монастырях. Около 1113 г. им был составлен знаменитый летописный свод – «Повесть временных лет», долгое время считавшийся древ­нейшим памятником русского летописания, а потому называв­шийся «Летописью Нестора». Этот труд и стал его духовным завещанием.
«Велика ведь бывает польза от учения книжного, – читаем мы в статье под 1037 г., – <…> ибо от слов книжных обретаем мудрость и воздержание. Это ведь реки, напояющие вселенную, это источники мудрости; в книгах ведь неизмеримая глубина; ими мы в печали утешаемся; они – узда воздержания. <…> Если прилежно поищешь в книгах мудрости, то найдешь великую пользу душе своей. Ибо кто часто читает книги, тот беседует с Богом или со святыми мужами. Тот, кто читает пророческие беседы, и евангельские и апостольские поучения, и жития святых отцов, получает душе великую пользу». Этими словами Нестор раз и навсегда выразил самосознание просвещенного и гуманистического христианства.
Пусть наука последнего времени критически относится к традиционному рассказу о книжной деятельности преподобного Нестора и даже отделяет Нестора Летописца от Нестора Агиографа, – это не имеет значения для истории культурного самосознания молодого христианского народа. Человек, в чьей летописи читается столь поразительная по своему интеллектуальному изяществу похвала книгам и книжной мудрости, никогда не забудется его духовными собратьями, пусть и сменившими гусиные перья на компьютеры. Ушло в прошлое еще одно тысячелетие христианской эры, многое превратилось в прах и бесследно исчезло, – но, как сказал поэт, на «мировом погосте звучат лишь письмена». И это придает силы всем нам, ведущим свою «летопись» на берегах Невы или в любом другом месте нашей планеты.



Лит.: Творогов О. В. Нестор // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Л., 1987. Вып. 1 (XI – 1-я пол. XIV в.), с. 274-278 (приведена исчерпывающая библиография).

Ю. Рубан, кандидат исторических наук, кандидат богословия


Опубликовано 09.11.2011 | Просмотров: 172 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter