Протоиерей Кирилл Копейкин в докладе рассказал о том, на каком языке можно описать законы природы

Протоиерей Кирилл Копейкин в докладе рассказал о том, на каком языке можно описать законы природы

15 апреля 2016 г. проректор по лицензированию и аккредитации, доцент Санкт-Петербургской Духовной Академии  протоиерей Кирилл Копейкин, кандидат богословия и физико-математических наук, принял участие в работе проходившей в Москве в Институте философии РАН конференции «Квантовая механика и философский дискурс». Конференция была организована Институтом философии РАН, физическим и философским факультетом МГУ и посвящена вопросам философских оснований квантовой механики и проблемам ее интерпретаций.

Протоиерей Кирилл Копейкин в соавторстве с директором Российского центра исследований Туринской плащаницы при Сретенском монастыре Александром Васильевичем Беляковым представил доклад «Квантовая механика и объективность субъективности».

Пресс-служба Духовной Академии публикует сокращенный текст доклада.

Выдающийся американский физик лауреат Нобелевской премии Ричард Фйнман писал: «Я смело могу сказать, что квантовой механики никто не понимает». Почему же так происходит?

Классическая механика обнаружила, что открытые ею динамические законы детерминистичны, что эквивалентно идее сохранности знания о системе: на основании знания состояния системы в некий момент времени теоретический субъект может предсказать ее поведение в будущем и вычислить его в прошлом (если система на всем протяжении наблюдения была замкнутой).

Наблюдения (измерения) лишь подтверждают соответствие знания о состоянии системы реальной ситуации и потому никак не влияют ни на саму систему, ни на ее состояние – представление реальности в (теоретическом) субъекте; знание о системе – объективно.

В классической статистической физике возникают два способа представления внешней реальности в теоретическом субъекте: неполное и полное. Одно из них – неполное, именуемое макросостоянием – характеризуется достаточным для теоретического субъекта описанием системы при помощи выбранных усредненных параметров.

При этом подразумевается, что в принципе возможно дать полное описание системы, «подсмотреть», какова она «на самом деле». Поэтому предполагается, что есть и другое – полное представление внешней действительности в теоретическом субъекте, именуемое микросостоянием, и характеризующееся максимально детализированным описанием системы.

Использование вероятностного языка описания здесь связано с неполнотой субъективного знания теоретического субъекта, связывающего неполное описание на языке средних величин, характеризующих макросостояние, с детерминистическими законами, характеризующими динамику микросостояний.

Это приводит к тому, что статистические законы оказываются необратимы во времени, энтропия растет, наше субъективное знание о состоянии системы теряется. Потеря знаний о системе является следствием исходной неполноты знания.

Наблюдение (измерение) может дать новые знания о состоянии, которые берутся за новые начальные условия. Таким образом, наблюдение меняет наше знание о системе, и тем самым меняет ее состояние, т.е. теоретическое представление выделенной части внешней реальности в (теоретическом) субъекте. При этом существенных сложностей при попытке онтологической интерпретации такого двойственного математического языка не возникает: считается, что теоретический субъект в принципе может «подсмотреть» микросостояние, но для практических целей достаточно описывать ее на языке макросостояния.

В нерелятивистской квантовой механике обе эти взаимоисключающие (если мы находимся в старой парадигме) ситуации сосуществуют одновременно.

На языке векторов состояний (волновых функций) теоретик описывает систему полно (уравнение Шредингера детерминистично).

Когда у теоретика возникает контакт с системой и он приобретает новые знания о ней, возникает новое состояние системы и ее дальнейшая динамика определяется этим новым состоянием (знанием). Он также может создавать систему, соответствующую его знанию.

Таким образом, нерелятивистская квантовая механика свидетельствует о том, что само знание о системе, будучи субъективным (как в статфизике), по природе совпадает с состоянием системы и тем самым является объективным.

Это означает необходимость кардинального изменения привычных мировоззренческих принципов лежащих в основании не только классической физики и классической статистической механики, но и в основании всей классической философии.

Один из основоположников философии Парменид выдвинул тезис о тождестве мышления и бытия: «мыслить – то же что быть»

Сегодня этот тезис Парменида приобретает новое звучание в связи с необходимостью переосмысления философии в свете нового понимания теоретической физики, представляющей собою математическую модель природы.

В этой связи возникает также необходимость переосмысления онтологии математики. Существует два крайних взгляда на математику:

  • математика возникает в результате абстрагирования от реальности;
  • математика существует в особой «идеальной» сфере.

Оба эти взгляда не позволяют прояснить онтологический статус математических объектов и понять причины «непостижимой эффективности математики» (Е. Вигнер) в описании физической реальности.

С нашей точки зрения математический универсум творится математиком, сотворенным по образу и подобию Бога-творца, в своей собственной психической реальности по тем же принципам, по которым Бог творит мироздание.

Предположение об онтологическом подобии существующего в психической реальности математика-творца математического универсума внешнему физическому универсуму позволяет поставить и решить вопрос не только об онтологической природе реальности, но и об онтологической природе «законов природы», что требует создания нового понятийного «не-вещного» языка.

С нашей точки зрения создание такого языка возможно посредством обращения к библейскому Шестодневу в контексте математического исследования второй Книги Бога – Книги Природы (Ф. Бэкон).

Шестоднев – это экзистенциальное богословие – богословие о творении мира с точки зрения Бога (ведь Библия – это Откровение Творца), которую принимает богослов как свою собственную; все понятия Шестоднева экзистенциально интерпретируемы.

Библейское повествование о творении мира Богом Словом из ничего обнаруживает ближайшую параллель в сотворении математического универсума из ничего (из пустого множества) словом –словом математика-творца.

Математик начинает свое творение «чистой» математики отвернувшись от всего; сама постановка задачи, осознание этой чистоты, рождает понятие «ничто», которое уже не есть «ничто», но некое понимание, а значит «нечто» – пустое множество Ø. Творение пустого множества Ø из ничего и есть первый акт творения. Известный французский философ Ален Бадью дал аксиоме существования пустого множества (в аксиоматике Цермело – Френкеля) поэтическое именование «Первая экзистенциальная печать», подчеркивая ее исключительную важность для онтологии: в отличии от остальных аксиом она явно постулирует существование – существование ничто.

Следующие акты построения математического универсума являются уже не творением из ничего, но деланием из прежде созданных математических конструктов. Это делание совершается математиком волевыми творческими актами по определенным законам – законам, обусловленным структурой сил его души.

По всей вероятности, природа этих (психических) сил, которыми создается математическая реальность, едина для всех людей и по своей структуре совпадают с универсальными творческими силами Самого Творца; более того, она едина для всего творения в целом. Только так можно объяснить то, что «субъективная» математика оказывается столь универсальной и общезначимой и поразительно точно описывающей реальность.

Способ действия этих сил описывается посредством аксиоматизации теории множеств, являющейся фундаментом современной математики. Можно поставить вопрос: каковы эти силы не только структурно, но и содержательно? Ответить на этот вопрос может помочь сопоставление актов творения математического универсума с динамикой Шестоднева.

Такое обращение к экзистенциально прочитываемому библейскому Шестодневу даст возможность создать новый понятийный «не-вещный» язык, адекватный современному вектору развития науки, позволяющий дать содержательную онтологическую интерпретацию математики и решить вопрос не только об онтологической природе реальности, но и об онтологической природе «законов природы».

Пресс-служба СПбДА


Опубликовано 16.04.2016 | Просмотров: 303 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter