Память духовника академии архимандрита Кирилла (Начиса)

10 марта 2011 года исполняется три года со дня кончины духовника Санкт-Петербургской духовной академии архимандрита Кирилла (Начиса).

Архимандрит Кирилл (в миру Леонид Владимирович Начис) родился 9 января 1920 г. в г. Грива, пригороде Даугавпилса, в Латвии, в семье строителя Владимира Петровича Начиса и супруги его Надежды Даниловны, урожденной Литвинской. Корни семьи Начисов уходят в Литву, где предки о. Кирилла по отцовской линии крестьянствовали в Жмудецкой волости Вилкомирского уезда Ковенской губернии. Предки по материнской линии были родом с хутора Плиекшаны Курляндской губернии, родины латышского поэта Яна Райниса.

Семья Начисов была большой (отец, мать и четверо сыновей — Александр (1908), Петр (1910), Иаков (1912) и Леонид (1920), самый младший) и очень церковной. Трое братьев – Александр (1908 — 1941), Иаков (1912 — 1991) и Леонид (архим. Кирилл) – избрали путь священства.

Отец, Владимир Петрович, был членом церковного совета Гривской церкви, которую своими руками восстановил после пожара, произошедшего во время польской оккупации края в 1920 г.  Он перенес  закрытый к тому времени храм летнего госпиталя на место Гривской церкви, построил церковный дом при храме. Под воздействием церковного уклада жизни семьи, а также под влиянием пастырей, служивших в Двинских храмах, происходило воцерковление отрока. Когда Леониду исполнилось шесть лет, началось его церковное служение: в праздник св. Георгия Победоносца он был приведен старшим братом в алтарь, подавал за богослужением священнику кадило и выносил свечу.

В годы учебы в Основной русской школе г. Гривы (б. учительской семинарии, позже — с 1933 г. — Правительственной школе) и Двинской правительственной русской гимназии (1933 — 1938)) Леонид помогал своему родственнику свящ. Николаю Жунде и брату, служившему регентом и псаломщиком в военном храме Двинской крепости, при совершении богослужений. Они, а также служившие и законоучительствовавшие в Двинске пастыри – прот. Иоанн Крампис, свящ. Августин Петерсон, в последствии митрополит Рижский, прот. Савва Трубицын, настоятель Гривской церкви – оказали огромное духовное влияние на отрока.

Неоценимую роль в духовном формировании о. Кирилла сыграли также жившие в Двинске и приезжавшие сюда участники Русского Студенческого Христианского Движения (РСХД) и Русского Студенческого Православного Единения (РСПЕ) — русских эмигрантских христианских организаций, действовавших в зарубежье, в том числе в Прибалтике. Среди них было также немало пастырей.

Здесь следует упомянуть имена иеромонаха Иоанна (Шаховского), в последствии архиеп. Сан-Францисского, рижского протоиерея Кирилла Зайца, Тамару Евгеньевну Дэзен из Печор († 1941), Ивана Аркадьевича Лаговского († 1941), проф. Б.П. Вышеславцева, Ф.Т. Пьянова, Бориса В. Плюханова, Константина Романовича Портнова, Антонину Емельяновну Ершову. «Это были выдающиеся люди по своим дарованиям, деятельности, образу жизни. Позже они были расстреляны, такая трагическая участь постигла многих участников РСХД», — вспоминал архим. Кирилл. «Они не занимали высоких постов, были простыми, хорошими, настоящими людьми, каких, к сожалению, в мире бывает не так уж много. Их величие не в звании или должности, а в их высокой нравственной культуре, в богатой эрудиции, в подлинном человеколюбии и в патриотизме, в их духовности, к которой мы с таким опозданием взываем». (из воспоминаний Б. Плюханова). В эти годы под влиянием Движения  вместе с  Кириллом Начисом путь церковного служения избрали Иван Антонович Харун, впоследствии архиеп. Сильвестр (1914-2000), Константин Иосифович Кравченок, Игорь Петрович Булгак, Мария Кравченок и другие двинцы.

 arhim_kirill_nachis_01

Леонид Начис участвовал в собраниях и кружках Двинского отделения движения, действовавшего при Александро-Невском соборе, принимал участие в съезде РСХД в Эстонии (1938), проходившем в мест. Карэпере под Таллинном, где, по воспоминаниям архим. Кирилла, «каждый день совершались богослужения, читались доклады, которые живо обсуждались, мы вовлекались в дискуссии на темы религиозной жизни и современности. Все завершалось исповедью и причастием. Сколько новых знакомств, интересных людей, какое важное общение, через которое мы входили в церковную жизнь…». Широкая деятельность Движения была в Латвии свернута в 1934 г. в связи с изменением государственного строя, поэтому Леонид Начис застал лишь последние годы его существования в Латвии. В соседней Эстонии деятельность Движения продолжалась до 1940 года.

В 1938 г. Леонид Начис поступил на православное отделение Богословского факультета Латвийского университета, где учился до 1940 года. Русские студенты Латвийского университета были объединены в Общество Русских Студентов Латвийского университета (ОРСЛУ), православную организацию молодежи, вензель которой, сплетенный из перечисленных русских букв, читался и по-латыни: «Optima patrum cuique servando» — «Сохраним лучшее наших отцов». Учеба в университете была прервана в связи с закрытием факультета, произошедшим в связи с установлением в Латвии советской власти.

В 1940 — 1941 годах Леонид учительствовал в Салиенской школе Иллукстского уезда (б. Курляндской губ.), неподалеку от Двинска, живя дома в Гриве. С началом войны и оккупации, когда школы в Латвии были закрыты, преподавал в течение полугода в одной из школ Беларуси (с. Леонполь). В это время брат, прот. Иаков Начис, отправился из Латвии миссионером во Псков и служил на приходах северо-запада России. После встречи братьев в Латвии во время краткого приезда о. Иакова домой, Леонид отправился вместе с братом в Россию, где служил при нем псаломщиком. Служение его во Псковской православной миссии протекало в разных приходах Северо-Запада: в с.Выбор Новоржевского района, Псковском кафедральном Свято-Троицком соборе, Свято-Ольгинской церкви в Луге, с осени 1943 г. — в градском приходе Порхова. В эти годы большое духовное влияние на него оказывала крепкая вера простого русского народа, среди которого доводилось жить и служить, а также подвижническое служение пастырей, бывших его духовными наставниками: протоиерея Николая Жунды, брата — протоиерея Иакова Начиса, протоиерея Кирилла Зайца, возглавлявшего Миссию, и других. Возрождавшая духовную жизнь русского народа на оккупированной территории Псковская миссия, в значительной степени выйдя из-под контроля немецких властей, заняла свою, не подвластную немецкому командованию, позицию, противостоя ему. Самим фактом своего существования она оказывала противодействие и безбожию, большевизму, за что после войны многим миссионерам пришлось заплатить своей свободой и жизнью.

В феврале 1944 г. вместе с братом и другими латвийскими миссионерами Леонид был эвакуирован в Ригу, с марта 1944 г. служил псаломщиком в Свято-Троицком соборе в Либаве (Лиепае), где священствовал о. Иаков. В декабре 1944 г. Леонид Начис в числе многих жителей Латвии был вывезен из Курляндии в Германию, где помещен в лагерь в Кенингсберге.

После взятия города в апреле 1945 г. Советской Армией для него и других жителей Прибалтики и России, находившихся в Кенингсберге, заключение в немецком лагере сменилось лагерем советским. Первоначально помещавшиеся в лагере на окраине города, в мае 1945 г. они были переведены в тюрьму г. Тапиау (Восточная Пруссия). Оттуда в вагонах-телятниках заключенных доставили в Рязанский лагерь на станции Пехлец, где они работали на строительстве газопровода Саратов-Москва.

В это время брат, прот. Иаков Начис, был арестован, как и большинство миссионеров (прот. Кирилл Зайц, прот. Николай Жунда, Андрей Перминов, прот. Николай Шенрок, Георгий Радецкий и свящ. Ливерий Воронов), проходивших по «Псковскому делу». Первые трое получили по 20 лет и умерли в лагере. К осени 1945 г. заключенных перевели из Рязанского лагеря в Коломну, что под Москвой, в декабре перевезли в Грозненский лагерь. Освобождение произошло в апреле 1946 г., но домой долго не отпускали. В Латвию удалось вернуться только в феврале 1947 г. Здесь Леонид работал в Даугавпилсе на предприятии «Хлебострой», затем на судостроительной верфи в Риге.

10 октября 1950 г. в Риге последовал новый арест. По «делу» проходили также диакон Владимир Ширшин, псаломщик Игорь Булгак и Сергей Шенрок, отказавшийся по требованию властей следить за митрополитом Вениамином (Федченковым). Получив срок по статье 58-10,11, осужденные 1 мая 1951 г. были перевезены в Ленинград, где содержались в помещении бывшей женской пересыльной тюрьмы, затем переведены в Киров (Вятку), и далее — в Инту (Коми АССР). Здесь Леонид Начис находился в заключении с 1951 по 1955 годы. Прот. Иаков Начис в это время также содержался в лагере г. Инты. Позже, когда открылся факт пребывания в заключении в одной местности двух братьев,  Леонида до окончания срока заключения перевели на рудник Кажим.

После освобождения 15.10.1955 г. Леонид приехал к брату прот. Иакову, который после своего освобождения священствовал в единственной действовавшей на территории Коми церкви в селе Кочпон, в окрестностях Сыктывкара. Пожив здесь и побывав на родине в Латвии, Леонид решил избрать путь священства. В 1956 г. он поступил в Санкт-Петербургскую духовную семинарию, после реабилитации в 1957 г. продолжил обучение в Духовных школах.

В 1958 г. посвящен во диакона, в 1959 г. рукоположен во священника, в 1960 г. пострижен в рясофор в Виленском Свято-Духовом монастыре. В 1963 г. иеромонах Кирилл окончил Санкт-Петербургскую духовную академию со степенью кандидата богословия, которой был удостоен за курсовое сочинение по теме «Русско-сербские церковные отношения в XVIII-XIXвв.» В 1963 — 1965 гг. — преподаватель церковной истории и древнееврейского языка в Санкт-Петербургских духовных школах, автор ряда богословских статей.

В 1965 г. пострижен в мантию с именем Кирилл.

С 1965 по 1968 гг. служил настоятелем храма Воскресения Христова в с. Петрова Горка Лужского района, где несмотря на сопротивление властей, возрождал активную приходскую жизнь, отреставрировал обветшавший храм. В последующие годы служил в ряде приходов Санкт-Петербургской епархии: в церкви прав. Иова Многострадального на Волковом кладбище (Санкт-Петербург), в Казанской церкви пос. Сусанино, в Гатчинском Павловском соборе, в Спасо-Преображенском соборе Выборга.

С 1972 г. — архимандрит.

Служение в 1960-1970-х гг. было особенно сложным в связи с тем, что власти не раз чинили пастырю препятствия с пропиской. Кроме того, в эти годы по местам служения о. Кириллу пришлось путешествовать со своей матерью, Надеждой Даниловной, к этому времени совершенно потерявшей зрение. Более десяти лет архим. Кирилл прослужил в Мариенбургской церкви Покрова Пресвятой Богородицы в Гатчине (1976 — 1988).

В 1988 г. «опальному» пастырю, в биографии которого было служение в Псковской миссии в годы войны, вновь было разрешено служить в  Петербурге. По благословению митрополита Алексия он был назначен духовником епархии, служил в храме св. ап. Иоанна Богослова Санкт-Петербургских духовных школ. Он принимал исповеди ставленников, являясь духовником многих и многих пастырей и монашествующих Санкт-Петербургской епархии.

В 1994 г. митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн назначил  архимандрита Кирилла наместником Свято-Троицкой Александро-Невской лавры, первым после закрытия лавры в 1930-х гг.

В 1994 — 1996 гг. он занимался возобновлением духовной и богослужебной жизни лавры. При духовном окормлении архимандрита Кирилла в 1990-х годах и на рубеже тысячелетий происходило восстановление монашеской жизни во многих обителях Петербурга и области.

Скончался 10 марта 2008 года. Похоронен на кладбище Новодевичьего Воскресенского монастыря.

 arhim_kirill_nachis_03

Составлено по источникам: Санкт-Петербургский мартиролог/Под ред. прот. Владимира Сорокина. — СПб.: Миръ; Об-во св. Василия Великого, 2002. С. 172.

Пресс-служба СПбПДА


Опубликовано 10.03.2011 | Просмотров: 205 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter