Здравствуйте! Я врач-психотерапевт, доцент. При проведении семинаров по психотерапии обнаружил значительные расхождения русского перевода из диалога «Хармид» Платона с немецким переводом. Обратился к первоисточнику и хотя я не знаю древнегреческого, но перевод отдельных слов навел меня на мысль о ложности перевода на русский язык. Прошу Вашей помощи и консультации.

Продолжение вопроса:

Итак, по порядку. Русский перевод:

«…Ибо, — говорит он, — всё — и хорошее и плохое — порождается в теле и во всем человеке душою, и именно из нее всё проистекает, точно так же как в глазах всё проистекает от головы. Потому-то и надо, прежде всего и преимущественно лечить душу, если хочешь, чтобы и голова и все остальное тело хорошо себя чувствовали. Лечить же душу, дорогой мой, должно известными заклинаниями, последние же представляют собой не что иное, как верные речи: от этих речей в душе укореняется рассудительность, а ее укоренение и присутствие облегчают внедрение здоровья и в области головы и в области всего тела».

Платон Собрание сочинений в 4 т.: Т. I/Общ. ред. А. Ф. Лосева и др.; Авт. вступит, статьи А. Ф. Лосев; Примеч. А. А. Тахо-Годи; Пер. с древнегреч. — М.: Мысль, 1990. — с.345

Немецкий перевод:

«Denn alles, sagte er, entspränge aus der Seele, Böses und Gutes dem Leibe und dem ganzen Menschen, und ströme ihm von dorther zu wie aus dem Kopfe den Augen. Jenes also [157 St.2 A] müsse man zuerst und am sorgfältigsten behandeln, wenn es um den Kopf und auch um den ganzen Leib gut solle stehen. Die Seele aber, mein Guter, sagte er, werde behandelt durch gewisse Besprechungen, und diese Besprechungen wären hervorragende Gespräche. Denn durch solche Gespräche entstehe in der Seele Besonnenheit, und wenn diese entstanden und da wäre, würde es leicht, Gesundheit auch dem Kopf und dem übrigen Körper zu verschaffen».

CHARMIDES. (De temperantia) Nach der Übersetzung von Friedrich E. D. Schleiermacher in: Platons Werke, ersten Teiles zweiter Band, dritte Auflage, Berlin 1855,bearbeitet.

Мой перевод с немецкого на русский язык:

«Итак, всё, говорил он, взяло начало из души: вредное и хорошее [зло и добро] для тела и для человека в целом, и устремляется к нему [т.е. к человеку] оттуда как [например] из головы к глазам. Итак, то [т.е. вредное] нужно сначала и добросовестнейше [син.: самым тщательным образом] лечить, если хорошо должно быть в голове и также во всём теле. А душа, мой хороший, говорил он, должна лечиться посредством определённых обсуждений [размышлений], и эти обсуждения [чтобы] были бы яркими [выразительными] разговорами. Так как посредством таких разговоров возникает в душе благоразумие, и если это возникает и там было бы, стало бы легко добиться здоровья также головы и остального организма».

Явное расхождение налицо. Тогда я взял оригинал:

«Πάντα γὰρ ἔφη ἐκ τῆς ψυχῆς ὡρμῆσθαι καὶ τὰ κακὰ καὶ τὰ ἀγαθὰ τῷ σώματι καὶ παντὶ τῷ ἀνθρώπῳ, καὶ ἐκεῖθεν ἐπιρρεῖν ὥσπερ ἐκ τῆς κεφαλῆς ἐπὶ [157a] τὰ ὄμματα· δεῖν οὖν ἐκεῖνο καὶ πρῶτον καὶ μάλιστα θεραπεύειν, εἰ μέλλει καὶ τὰ τῆς κεφαλῆς καὶ τὰ τοῦ ἄλλου σώματος καλῶς ἔχειν. θεραπεύεσθαι δὲ τὴν ψυχὴν ἔφη, ὦ μακάριε, ἐπῳδαῖς τισιν, τὰς δ’ ἐπῳδὰς ταύτας τοὺς λόγους εἶναι τοὺς καλούς· ἐκ δὲ τῶν τοιούτων λόγων ἐν ταῖς ψυχαῖς σωφροσύνην ἐγγίγνεσθαι, ἧς ἐγγενομένης καὶ παρούσης ῥᾴδιον ἤδη εἶναι τὴν ὑγίειαν καὶ τῇ κεφαλῇ καὶ τῷ ἄλλῳ [157b] σώματι πορίζειν».

Сопоставив оба отрывка, я получил следующее:

«Итак всё, говорил он, проистекает из души (ψυχῆς): злое (κακὰ) и доброе (ἀγαθὰ) [вредное и хорошее] как для тела (σώματι), так и для человека в целом (παντὶ τῷ ἀνθρώπῳ), и устремляется к нему оттуда из головы (κεφαλῆς ) к глазам (ὄμματα ). Итак, то [т.е. вредное] нужно сначала и добросовестнейшим образом [самым тщательным образом] лечить (θεραπεύειν ), если хорошо будет в голове, то и во всём теле. А душа, мой хороший, говорил он, должна лечиться (θεραπεύεσθαι) посредством определённых обсуждений [размышлений] (μακάριε ἐπῳδαῖς ), и эти обсуждения (ἐπῳδὰς) чтобы были яркими (καλούς ) [выразительными] разговорами (λόγους ). Так как посредством таких разговоров (λόγων) возникает в душе (ψυχαῖς) благоразумие (σωφροσύνην ), и если это возникает (ἐγγενομένης ) и там продолжает быть (ἐγγίγνεσθαι ), то легко приобрести (πορίζειν ) здоровье (ὑγίειαν ), как в голове, так и в остальном организме».

Конечно, Шлейермахер поэтичное и весьма меткое греческое словосочетание μακάριε ἐπῳδαῖς (блаженные эподы) заменил сухим и прагматичным gewisse Besprechungen (известными обсуждениями), однако это никак не «известные заклинания». Далее: καλούς λόγους (удачные суждения) он перевёл как hervorragende Gespräche (яркие разговоры), но ведь это никак не «верные речи»?

Прошу Вас помочь мне с точным переводом этого греческого абзаца!

Ответ:

Такой перевод видится более правильным:

«Ведь, говорил он, из души начинает свое движение все, что является злом и благом — как для тела, так и для человека в целом, и проистекает оттуда подобно тому, как от головы к глазам [литературнее и по контексту будет сказать многословнее: как голова становится причиной того, что происходит с глазами]. Потому-то эта часть должна быть излечена в первую очередь и наилучшим образом, дабы и в голове, и во [всем] остальном теле все стало прекрасно. Утверждал он, о, блаженный мой [, ὦ μακάριε, — относится к адресату речи, т.е. Хармиду], что излечивают душу некие напевы; такие напевы — это прекрасные речи [я бы предпочел оставить просто «логосы», т.к. это слово у Платона имеет вполне определенный технический смысл]. От подобных речей в душах появляется здравомыслие [можно перевести и «благоразумие»], поскольку же они появились и присутствуют там, то несложно обрести здоровье — как для головы, так и для [всего] остального тела».

Роман Викторович Светлов, доктор философских наук, декан факультета философии, богословия и религиоведения РХГА, профессор СПбДА

Назад к Вопросам и Ответам


Опубликовано 14.03.2016 | Просмотров: 303 | Печать