Священномученик Философ Орнатский. Надгробная речь при погребении о. Иоанна Кронштадтского, произнесенная в соборе Иоанновского монастыря в С.-Петербурге

Священномученик Философ Орнатский. Надгробная речь при погребении о. Иоанна Кронштадтского, произнесенная в соборе Иоанновского монастыря в С.-Петербурге

Дорогие братья.

Умер дорогой наш батюшка отец Иоанн.

А мы-то думали, что еще долго-долго будет он жить. Ведь, кого любим, тому желаем долгой жизни. Тем более, что мы не привыкли его видеть старым, больным. Он и в 75 лет всегда бодр и юн духом.

Вот он, бывало, быстро всходит по лестнице и еще в дверях дома громко приветствует всех своим свежим, резким голосом: «Здравствуйте, друзья мои; здравствуй, мамочка; здравствуйте, детушки; няня, здравствуй».

И входя во внутренния комнаты, одного погладит, другого потреплет, иного поцелует и всех благословит.

А потом подходит к заранее приготовленному столику для молитвы и освящения воды, и когда молится, не только просит Господа, а иногда требует об исполнении просьбы, ради великой Голгофской жертвы Сына Божия, и молится часто своими словами.

Когда же кончит молитву, то начинают подходить к нему присутствующие, чтобы поведать ему, и непременно наушко, о чем-то важном, чего вслух и сказать нельзя. И на кого он взглянет строго, другому улыбнется, иного побьет по больному месту, кому и денег даст, не считая их. И все отходят от него ободренные, успокоенные, обласканные.

И дни, месяцы счастливая семья вспоминает потом о посещении отца Иоанна, – о том, что и кому он сказал, как посмотрел, что сделал.

И вот умер о. Иоанн. И везде, где ни скажут эти три слова – «умер отец Иоанн» везде поймут, кто умер. Умер вот он, бездыханно предлежащий пред нами пастырь о. Иоанн Кронштадтский. Ибо везде знали его и всюду чтилось имя его, и в городах, и в селах, и в столицах, и в самых глухих углах нашей родины. Даже за-границей знали нашего великаго пастыря и почитали его. Когда смертельно болел в Крыму Государь Император Александр III-ий и о. Иоанн был вызван к нему, тогда все газеты мира писали и о нашем знаменитом молитвеннике и чудотворце. Потом о. Иоанн получал много писем на всех языках из разных государств Европы и даже Америки. Вот писал ему один мальчик из Швеции. «Я слышал, что ты лечишь людей – молитвою; моя мама сошла с ума и лежит в больнице; мне скучно без мамы. Помолись, чтобы мама выздоровела». Молодые из Америки писали, что они очень счастливы и просят о. Иоанна помолиться, чтобы и впредь им жить также счастливо. Из Германии просили прислать освященной о. Иоанном воды или масла, просили и денег. Присылали свои волосы, прося благословить их, и выражали веру, что его благословение распространится и на всё их существо…

Что же это за явление – о. Иоанн в конце девятнацатаго и начале двадцатаго века, во времена безбожия и неверия? Как обяснить его происхождение и дивный подвиг всей его жизни?

Для верующих ответ на эти вопросы так же прост, как обяснение Пресвятою Девою Марией Ея величия: «Призрел Господь на смирение рабы Своея» и «сотворил Мне величие Сильный». Так же точно и величие о. Иоанна есть дело Божьей благодати, пребывавшей на нем со дня его рождения.

Вспомните некоторые случаи из его жизни. Вот он родился болезненным, хилым. Его наскоро окрестили, опасаясь, что умрет, а он дожил до 80 лет.

Вот он в духовном училище захворал смертельно. Врач советовал ему в пост есть скоромное. Но мать не согласилась и он не нарушил закона церковнаго о посте. Ныне этому случаю не придадут значения; но вопомните, не так ли строго блюли закон о посте и пророк Даниил, сохраненный Богом от челюстей львиных и его три друга, спасенные в разженной печи вавилонской.

Вот он в Академии, юноша богобоязненный, скромный, чистый, самоуглубленный. Первая книга, которую он приобретает на заработанныя им первыя деньги, были Беседы св. Златоуста на Евангелие от Матфея. И он, уединившись в аудитории, читает их с восторгом, как бы живого представляет себя великаго христианскаго проповедника и рукоплещет ему.

Вот он окончил курс и решается принять священный сан. И ему, никогда ранее не видавшему Кронштадтскаго Андреевскаго собора, представляется он в видении, в ясных очертаниях. В этот собор поставляется он пастырем, с ним не разлучается в течении 53-х лет, здесь совершает он свой трудный пастырский подвиг.

Какими началами руководится в своем пастырском служении о. Иоанн. Прежде всего, живой пламенной верой в Бога. Его вера не есть лишь дело ума, нет, она переполняет его сердце, обемлет всё его существо, он живет ею, каждый миг, во всяком положении. Он зрит пред собою, в себе и в людях Бога Благого, Милосерднаго, Спасающаго. Вот Он подает тебе спасающую десницу, наказует тебя и милует, питает, одевает, животворит. Не может Он, – думал и верил горячо о. Иоанн, – не отозваться на моление Своих нежно любимых детей.

Этою верою жил, дышал о. Иоанн, в особенности при совершении им «мироспасительной», как он выражался, литургии. Тут он преображался, делался светлым, радостным. Он сознавал и чувствовал, что совершает Жертву, спасительную для всего мира. Когда пели – «Распныйся, Христе Боже, смертию смерть поправый», он стремительно брал с престола св. Крест и многократно лобызал его. Перед произнесением слов – «приимите, ядите» и «пийте от нея вси», как бы слыша их из уст Самого Господа, он предварял их словами; «о, любезнаго, о, сладчайшаго Твоего гласа». Когда совершался момент пресуществления Святых Даров, он торжественно произносил вслух, падая на колени: «велия благочестия тайна – Бог явися во плоти» и другое: «Слово плоть бысть и вселися в ны»… При этом одушевленном возгласе пастыря-молитвенника чувствовалось всеми, что, да, действительно, здесь на престоле возлежит истинное Тело Христово. И когда затем о. Иоанн обеими руками, с глазами полными слёз, с величайшим умилением брал то святой дискос, то потир и как бы восторженно любовался содержимым в них, то думалось: да, он во-истину причащается как бы из рук Самого Господа, пьет животворящую Кровь как бы из Его пречистых жил. Этою пламенною верою в животворность Святых Таин Тела и Крови Господа обясняется то, что о. Иоанн так любил причащать людей и, будучи 75-летним старцем, бывало простаивал по 3–4 часа, чтобы причастить тысячи богомольцев. Это он называл – прививать безплодныя ветви к плодоносной маслине – Христу.

Живая вера в Бога толкала о. Иоанна в мир, в среду тех несчастных людей, которых Господь благоволил именовать Своими меньшими братьями. По принятии священнаго сана, о. Иоанн входит в среду так называемых «посадских», босяков, бывших людей, пьянством и пороками лишивших себя образа Божия. Из пастырскаго сожаления к ним, он учит их и благотворит им: кому даст сапоги, кому пальто, кому денег, каждому по нужде его. Он не руководится расчетами холодной филантропии и не разбирает, чтó привело человека к пропасти, он помогает всякому нуждающемуся в куске хлеба, но он же полагает начало и разумнейшему способу христианской благотворительности: устраивает в Кронштадте Дом трудолюбия, послуживший прототипом теперь нередких повсюду в России домов трудолюбия и работных домов.

Его подвиг не ограничивался молитвою и служением слова. Возвращаясь к себе домой, часто после целодневнаго труда среди множества людей, когда казалось бы естественным дать себе отдых, он садился за перо и изливал свои задушевнейшия мысли и чувствования о Боге и правде, о Церкви святой и таинствах, о грехе и благодати, об искуплении рода человеческаго. Это – дневники о. Иоанна – дневники не в смысле ежедневных записей внешних событий его жизни, но показатели его внутренняго роста; его борений с внешним человеком, его устремлений к Богу. Это – «Богопознание и самосознание о. Иоанна, приобретаемыя из опыта», как он сам выразился о своих дневниках. Из них составилось впоследствии знаменитое сочинение о. Иоанна: «Моя жизнь во Христе». Она должна быть настольною книгою каждаго христианина, не только почитателя приснопамятнаго батюшки. Из черновых ежедневных записей о. Иоанна можно видет еще одну черту его подвига: это постоянное бодрствование над собою, держание себя на виду, – Энохово «хождение пред Богом». Заметив за собою малейшее падение, он тотчас же бичует себя, оплакивает свой грех и кается пред очами Всевидящаго Господа.

Непрерывное горение о. Иоанна верою, как горение свечи пред иконой, постоянный самосуд над собою, жизнь во Христе, принесение всего себя в жертву меньшей братии, всё это и создало о. Иоанна. Его дела – плоды духа. Представьте их себе не как слова, не как даже качества, но в живом воплощении, и Вы поймете Кронштадтскаго пастыря.
   Это – любовь, радость, мир, долготерпение, вера, кротость, воздержание. Был ли о. Иоанн чудотворец? «Кто Бог велий, яко Бог наш, Ты еси Бог, творяй чудеса един». Чудо может творить только Бог. Но о. Иоанн, был то же, что чудотворная икона: её прославил Господь, пред нею люди верующие горячо молятся и от нея получают исцеления. Так и о. Иоанн: сам – пламенеющий верою, он со всех сторон получает мольбы о предстательстве пред Богом. На нём встречались благоволение Божие и людское горе, воздыхающее о Божьей помощи, и милосердие Божие обильно изливалось чрез него на людей. Сам о. Иоанн был чудо, как кто-то хорошо сказал о нем.

На самом деле, не чудо ли собирать к себе в наше маловерное время тысячи людей со всех концов России, заставлять их каяться, плакать о своих грехах, молить Бога о помиловании?!

Не чудо ли одним появлением вызывать радость, восхищение и надежды тысяч людей, где бы он не появлялся!

Не чудо ли основать четыре обители, не говоря о многих других, получавших помощь от о. Иоанна, молитвенную и материальную, тогда как основание и одной обители считается лучшим камнем в венце преподобных отцов, основателей монастырей!

Не чудо ли получать по 500–600 тысяч в год от людей, считавших за счастье жертвовать руками о. Иоанна, на храмоздательство, на расширение религиозно-просветительной и благотворительной деятельносги, в пользу бедных!

Вот какого пастыря, дорогие братья и сестры, мы потеряли в лице о. Иоанна, потеряли и горько оплакиваем свою потерю.

Но не будем плакать. Он не умер, но жив. Жив Бог, жива душа почившаго. Он пересилился к Источнику благодати и, стоя у Престола Господня, будет действеннее ходатайствовать за нас пред Богом.

Ныне день печали только по внешнему человеку, по духу же великий праздник, праздник веры и святой Церкви православной. И я скажу, хотел бы сказать через ваши головы на всю Русь:

Вы, хулители святой Церкви, говорящие, что Церковь отжила свой век и должна быть заменена иными руководящими началами жизни.

Вы, имеющие очи, чтобы не видеть, и уши, чтобы не слышать, вы одебелевшие сердцем.

Вы были вчера в Кронштадте, чтобы видеть проводы того, кто в морской крепости России был ея крепостью духовной. Вы видели вчера встречу бездыханнаго пастыря, какую уготовала ему столица? Нет, вы смежили очи свои! Так приидите же к гробу сему и по нашим увлажненным слезами очам, по нашим разрывающимся сердцам узнайте, чтó дала нам мать-Церковь, какое дитя породила и воспитала она.

Братья-сопастыри мои. Это – наш праздник, праздник пастырства. О. Иоанн был наиболее полным и совершенным воплощением идеала добраго пастыря, душу свою полагающаго за овцы, под которым Господь Иисус разумел Себя Самого. И если мы хотим быть солию земли и светом мира, если хотим вести людей к совершенству, быть духовными вождями народа, мы должны идти путем о. Иоанна, изучать его творения, подражать ему и в вере, и в благочестии, и в труде, и в терпении, и во всём.

Дорогия сестры обители сей. Вы плачете, потому что лишились своего отца и благодетеля, – считаете себя осиротевшими.

Не плачьте. Теперь он ближе к вам и никогда уже не уйдет от вас. В нём вы приобрели себе игумена. С вами будут его честные останки; вместе с останками его здесь будет витать и его безсмертный дух. Ходите на его могилку молиться, плакать, каяться в своих грехах, просить его совета и наставления. Водите к нему и паломников, которые непрерывной чредой пойдут к нему. Сюда не заростёт народная тропа.

Дорогие братья. Мы должны почитать себя счастливыми что присутствуем при его погребении. Будем [же] помнить его наставления, подражать его вере глубокой и жизни святой!

А ныне соединимся все в одной молитве, чтобы Господь Бог очистил отца Иоанна от всякой пылинки греха, убелил его белее снега и принял его в сонм небожителей, ближайших к Престолу Своему, да ходатайствует отец Иоанн у Престола Царя Небеснаго за Русь святую, за Церковь православную, за Царя-Помазанника Божия, котораго он так горячо любил, за всех нас, да славится и чрез отца Иоанна и чрез нас пречестное и великолепное имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

50-ти летие преставления приснопамятнаго отца Иоанна Кронштадтскаго: Юбилейный сборник, 1908–1958. – Издание Благотворительнаго Фонда имени о. Иоанна Кронштадтскаго в г. Ютика (N.Y., U.S.A). – Нью-Йорк: В типографии Всеславянскаго Издательства, 1958. – С. 26–34.

23 декабря 1908 года.


Опубликовано 13.06.2017 | Просмотров: 286 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter