Разум, обретший истину

Разум, обретший истину

Беседа с автором учебного пособия «Основное богословие», кандидатом богословия  священником Дмитрием Лушниковым, исполняющим обязанности заведующего богословской кафедрой, преподавателем Санкт-Петербургской Духовной Академии Русской Православной Церкви. Данное учебное пособие заняло третье место в номинации «Лучшее учебное издание» на X открытом конкурсе изданий «Просвещение через книгу» 2015.

Здравствуйте, отец Дмитрий, в начале нашей беседы хотелось бы попросить Вас рассказать нам о Вашем жизненном пути, как Вы пришли в Церковь?

– Мой жизненный путь можно определить в соответствии с тем богословским предметом, который я позже стал преподавать, и  связан он был с  поиском моим разумом ответов на самые фундаментальные вопросы. Первостепенным вопросом был вопрос о смысле смерти, который, как помню, еще в пяти-шести летнем возрасте задавал бабушке, дедушке, родственникам, приводя их в крайнее недоумение. Они не понимали, что я от них хочу, и не знали, как этот вопрос  решается.
Разум, обретший истину

С возрастом мировоззрение крепло и к четырнадцати-шестнадцати годам пришло понимание того, что, если я не отвечаю на этот вопрос о смерти глубоко и серьезно, я не обретаю смысла своего существования, своей жизни. И надо сказать, что наиболее полноценный, удовлетворительный ответ я нашел в христианстве.

Вы крещены с детства?

– Крестился я уже самостоятельно. Это было мое собственное, осознанное решение. И далее следуя этим путем, я понял, что жить вне Церкви, вне того, чтобы всю жизнь посвятить тому, чтобы находить Бога, соединяться с Ним, я не могу. До конца осознав это, я решил поступать в семинарию, учиться, становиться священником. К этому времени я пришел к убеждению, что все то, что я читал, слышал о вере, меня глубоко трогало, и я подумал: «Почему я не могу посвятить этому всю жизнь? Почему я читаю это после работы, урывками?»… Да, прежде чем пойти учиться в духовную семинарию я поступал в медицинский институт. Мне это было интересно, была склонность к медицине, но не было необходимой удовлетворенности. Чего-то не хватало. Да, человек, да, тело… Но все-таки человек – это больше, чем тело. По сути, решение поступить в семинарию – это был ответ разума в поиске  ответа на вопрос о смысле жизни, о смысле смерти.

– Были у Вас колебания, борения на этом пути к служению Богу и Церкви?

Никаких борений здесь нет. Здесь есть воля, которая начинает действовать, когда получаешь ответ разума. Если твой разум определился, ты понял, что это именно так, то дальше нужно идти. Конечно же, возникает большое количество вопросов, в том числе и чисто материального характера: «А как жить? На что существовать?» Но в какой-то момент я осознал: «Я же посвящаю жизнь Богу – неужели Он не позаботится обо мне?» С тех пор я никогда не имел ни в чем нужды. И так считаю и по сей день – если кто-то решил посвятить свою жизнь Богу, сделать это надо без остатка и до конца. Мера твоего доверия Богу – это мера того, насколько ты открываешься тому, чтобы Бог участвовал в твоей жизни. Когда человек зажимается, колеблется, не доверяет, не идет до конца, он не пускает Бога, для чтобы Тот действовал. Но если  всецело отдаешь себя Богу, до конца ныряешь в этот поток жизни с Ним, Господь начинает все управлять.

– Расскажите, пожалуйста, о своих духовных наставниках.

Мой духовный наставник – отец Георгий Поляков. Он был священником Казанского собора. Получилось так, что ему было предложено строить новый храм, и отец Георгий был откомандирован от Казанского собора настоятелем этого строящегося храма. Поначалу снималось помещение в торговом комплексе, которое мы оборудовали под  храм. В этом помещении мы провели около четырнадцати лет. Были определенные сложности со строительством основного храма. К тому времени, когда я закончил Духовную Академию и начал преподавать, в процессе строительства сложилось критическое положение, и одновременно с преподавательской деятельностью я занялся организацией работы по получению необходимой разрешительной документации для строительства и непосредственно самим строительством храма, которое мы завершили в 2009 году. К настоящему времени здание введено в эксплуатацию, получены все разрешительные документы, сейчас постепенно доделываем росписи, завершаем интерьерные работы. Наш храм Сретения Господня на Гражданском проспекте получился самым большим из построенных в Санкт-Петербурге после революции.

– Каковы были взаимоотношения между Вами и духовным отцом. Сегодня проблема духовничества – одна из самых актуальных для человека, стремящегося к правильной церковной жизни.

Проблема здесь заключается в том, что в наши дни духовничество зачастую принимает формы профанации. Четко расписано – что можно делать, что нельзя, куда пойти, что есть, что пить, и т.п. Конечно же, такой подход не верен. Прежде всего, ты сам желаешь идти к Богу, стремишься познать Его. И задача духовника, по словам митрополита Сурожского Антония, не к себе приближать, заставляя человека – духовное чадо – выполнять его, духовника, волю, но помогать человеку идти к Богу. Но для этого и сам духовник должен идти к Нему. Отличие лишь в том, что духовник раньше начинает этот путь, а, следовательно, у него больше опыта. Если он сам идет, то потом становится духовником и может помочь другому человеку.

– То есть Вы сразу осознавали, кем для Вас должен быть духовник, и это определило Ваш выбор духовного наставника?

Ничего я не осознавал, я просто видел, что человек близок к Богу,  видел, что он по-настоящему верующий. Я ведь тогда мало что  знал о духовной жизни. И разговора еще даже тогда не было, что я определяю для себя духовника. Я видел, что этот человек идет к Богу, и шел за ним. И эта книга, курс «Основное богословие», посвящается моему духовному наставнику.

– Благодарим Вас за то, что поделились с нами этим Вашим опытом. Давайте перейдем к  разговору о самой книге. Какова была история учебного пособия «Основное богословие», как возникла идея его написания?

История очень проста. Было необходимо читать курс лекций основного богословия, а это потребовало  три года ежедневной кропотливой работы. Затем шло переосмысление, редактирование, постоянное улучшение – на протяжении десяти лет. Весь этот материал должен был перекипеть, переплавиться. В итоге от первоначального варианта осталось процентов двадцать. Это серьезная работа, глубокая, требующая с одной стороны усердия, а с другой – той же самой устремленности, которая изначально должна быть в духовной жизни и о которой мы уже говорили. Неважно, чем бы ты ни занимался – книги бы писал, строил бы, учился бы. Главное – быть до конца верным Богу и с надлежащей ответственностью подходить к своему делу. А там Бог управляет, проводит по тому пути, на котором ты наиболее эффективен.

Разум, обретший истину

– Хотелось бы немного узнать об авторах и материалах, которые легли в основу Вашего пособия. Насколько мне представляется ясным, Вы опирались на труды русских богословов конца XIX – начала XX века.

  Совершенно верно. Из списка литературы видно, что источником материалов были: журнал «Вера и разум», прежде всего, журнал «Вопросы философии и психологии». В то время действительно начинался процесс глубокого осмысления некоторыми здравомыслящими и высокообразованными людьми того, что есть христианская вера, потому что в XIX веке интеллигенция массово отказывалась от веры в Бога. Причем позитивизм, материализм воспринимали догматически – на уровне слепой веры. Дескать, нельзя быть серьезным, добродетельным человеком, если ты веришь в Бога. Еще Владимир Соловьев иронично замечал: «Наша интеллигенция к удивительному силлогизму приходит: человек произошел от обезьяны, поэтому мы должны любить друг друга». Как раз таки, основанием любви является Бог и вера в Него. Потому что каждый человек сотворен Богом, и в каждом человеке – Его образ. В этом – отличие христианского гуманизма от атеистического, сформировавшегося в XIX столетии. И здесь, конечно, нужно Фейербаха вспомнить.

Однако находились честные люди, которые  не могли пройти мимо противоречий, которые предлагал атеистический гуманизм и социализм, как практическая форма его осуществления. Здесь нельзя не вспомнить о четырех замечательных обращениях к вере русских идеологов марксизма. Это Николай Бердяев, Сергий Булгаков, Семен Франк, Петр Струве. Это был страшный удар по марксизму в России. Поистине великие умы стали не марксистами, но христианами. Кто-то из них даже пошел дальше – отец Сергий Булгаков стал священником. Это были те порядочные люди, кто  противостояли общей тенденции, шли против всеразрушающей и разметающей войны атеистического фанатизма, направленного против здравого человеческого разума. Но их было мало, не все их слышали. Хотя, опять-таки, как философы, они смотрели на христианство строго логически, находя там вопреки заявлениям атеистического мировоззрения все необходимые ответы на фундаментальные вопросы человеческого бытия. И не просто находили и забывали, но осуществляли в своей практической жизни.

– В контексте нашей беседы, посвященной вышедшему учебному пособию и его автору, было бы интересно поговорить и о проблемах образования и образованности. Опираясь на свой пастырский опыт, что Вы можете сказать о положении образованности среди прихожан? Какие проблемы Вы как пастырь и преподаватель видите в этой области, как Вы их преодолеваете на своем уровне?

На самом деле уровень духовной просвещенности у прихожан очень низкий. Необходимо и объяснять, и рассказывать. И здесь дело в квалификации тех, кто рассказывает. У меня с этим никаких проблем нет, потому что я рассказываю о том, что я знаю, чем я живу. Самое главное – достигать такого уровня в своей духовной жизни, чтобы мог рассказать не только из вычитанного, а из своего собственного опыта, из реальности своей жизни. Ну а свойственная для всех реальность – это разум и логическое мышление. Я нашел все ответы на вопросы, которые волновали  меня, когда спрашивал себя: «А почему это так? А что необходимо дальше сделать?». Я об этом рассказываю, и меня слышат, потому что я обращаюсь к тому, что свойственно каждому человеку. Вне зависимости от уровня знаний и подготовки общий поток информации, который я предлагаю, воспринимается другими людьми легко. Потому что главное убеждение, к которому можно было прийти, учась в Духовной Академии, изучая основное богословие, заключается в том, что в области веры нет никаких противоречий для разума. Скорее напротив, разум заставляет принять то, идею того, что Бог существует. И дальше возникает вопрос: «А каково твое положение в этом мире относительно Бога? Что нужно делать тебе, чтобы с Ним соединиться, познать Его?»

– В связи с этим позвольте очевидный для Вас, но неясный, наверное, для многих вопрос о  роли знаний в жизни христианина, вопрос о соотношении веры и знаний. Насколько  необходимы знания веры и почему?

Дело в том, что вера, как таковая, не может быть безотчетной. Так устроено наше сознание, наша душевная организация – мы всегда требуем осознания того, что мы делаем. Не просто тупо выполнять, не понимая, что ты делаешь. Все в жизни Церкви осознанно, глубоко и серьезно. Духовная, религиозная жизнь в своих исконных положениях проста. И эта простота, на самом деле, является достоинством. В чем она состоит? Есть Бог, Который  является Источником Бытия, Который из небытия в бытие приводит каждого человека, творит его по Своему образу, дарует разум, свободную волю, пускает в этот мир и при этом неизреченно и неизменно продолжает любить человека, даже когда человек отворачивается от Него. И дальше сам человек, обладающий достоинством, которое бесконечно возвышает его над окружающим миром, над всеми живыми существами, способен определиться – быть ему вместе с Богом или не быть. В чем заключается суть религии? В соединении, в союзе между Богом и человеком. Со стороны Бога – с объективной стороны – это все неизменно, это уже есть, и объективным основанием соединения с Богом, обожения, богоуподобления, является боговоплощение: Бог стал человеком, чтобы человек мог стать Богом. Первое здесь это то, что уже сделано, второе – что необходимо сделать. И здесь сам человек участвует или не участвует в своем ответном действии к Богу. Насколько он себя открывает, насколько он двигается, настолько Господь дает. Но необходимо и осознание самого процесса, того, чем ты занимаешься. Не так, что ты просто пришел, поставил свечу, подал записку и дальше пошел жить своей жизнью или просить у Бога – сделай мне то, или сделай это. Но  продолжая жить той же самой жизнью, которой ты жил, обращаешься к Нему только тогда, когда ты сам понимаешь, что всей реальностью не управляешь и ничего не можешь изменить. Нет, это не должно быть так. Отношения между Богом и человеком – это отношения любви, которые  строятся не когда тебе что-то нужно, и ты просишь Его, чтоб Он пришел и быстренько решил твои вопросы и проблемы, но в бесконечном и абсолютном доверии себя Ему. Согласитесь, было бы неправильно строить отношения между людьми таким образом: вот, например, у тебя есть друг, но ты забываешь о нем постоянно, обращаешься к нему лишь в том случае, когда тебе что-то нужно, потому что этот друг могущественный и сильный. Получилось – снова забыл. Так настоящие друзья не делают. Это мы должны порицать с точки зрения здравого смысла. Почему же с Богом это можно допускать? А знания как раз и ведут к уяснению того, каково  место человека относительно Бога и в каких взаимоотношениях они  друг с другом должны находиться.

– Продолжая тему знаний, хочется задать вопрос о популярных ошибках в религиозной жизни, связанных с незнанием – в частности о суевериях, преувеличения роли обрядов и т.д. Какова природа таких явлений?

Здесь мы вновь начинаем путь из исходных предпосылок – что есть религия, что есть христианство. Это путь соединения человека с Богом. Это главное, это цель и смысл, содержание человеческой жизни как таковой. И религиозная жизнь соотнесена с этой общечеловеческой целью. Ты достигаешь этой цели, не просто строго и пунктуально определенным образом выполняя предписания, но наполняя их внутренним содержанием. Должна быть собственная молитва, должно быть участие в Таинствах. Таинства – это объективное основание, которое нельзя обойти. При таком осознании отношение к порядку, к которому мы привыкли, который мы установили и исполняем, будет совсем другое. Обряд  не должен становиться альфой и омегой жизни во Христе. Когда это происходит, тогда начинается спутывание уровней, возникновение, в том числе и суеверий. И с этим тоже приходится иногда сталкиваться. Здравомыслие – то есть когда ты знаешь, что ты делаешь, к чему ты устремляешься – само по себе устраняет возникновение того, что к религиозной жизни никакого отношения не имеет.

– Но есть другое, наверное, даже более популярное заблуждение о возможности «веры в душе́», которая исключает необходимость какой бы то ни было церковной жизни, участия в Таинствах и так далее. Вопрос ставится так: зачем мне Церковь, если у меня Бог в душе́?

 Действительно, такое утверждение часто можно слышать, но оно и верно – мы на самом деле  верим в Бога в душе. Не в почках, не в печенках верим. Однако утверждение о том, что кроме «веры в душе» мне более ничего не нужно, говорит о примитивном состоянии человека в области веры. Да он признает что Бог существует, но религия и вера – это, прежде всего, практическая деятельность, практическое осуществление мировоззренческих установок, к которым ты приходишь на пути религиозного осмысления жизни .  В утверждении же о достаточности веры в душе есть лишь одно – признание того, что Бог существует, и ничего более. Человек продолжает топтаться на месте: он признает бытие Бога, но продолжает жить по-своему. А где же необходимое в религиозной жизни движение, восхождение, приближение к Нему, которое без участия в Таинствах Церкви невозможно? Таким образом, подобного рода утверждения «о вере в душе» – это, по сути, неумелая попытка оправдать собственное бездействие в религиозной жизни, не более того.

– Тогда практический вопрос: Как бы Вы посоветовали другим священникам и преподавателям использовать Ваш курс основного богословия для религиозного просвещения паствы?

Хочу прежде всего отметить – курс показывает, что признание бытия Бога и посвящение своей жизни осуществлению целей и смысла бытия нисколько не противоречит  человеческому разуму. Напротив, курс может помочь убедиться в том, что разум может участвовать в вопросе религиозной жизни. Но нельзя забывать и о том, что восприятие зависит от способностей каждого человека. Также стоит отметить, что после Огюста Конта с его позитивной теорией философии – в России это с XIX века – в современном мире сложился стереотип, что вера в Бога – есть невежество. Однако при внимательном и честном исследовании можно заметить, что в вечной борьбе религиозного и антирелигиозного мировоззрения все атеистические утверждения повисают в воздухе. Нет противоречий, в том числе и между религий и наукой. У них разные компетенции, они занимаются разными вопросами восприятия и осмысления бытия. Все это наглядно иллюстрируется в курсе основного богословия, о котором мы говорим.

– Но бывает так, что даже перед  лицом убедительных доказательств неверующие люди остаются?

— Потому что верить или не верить – это, прежде всего, вопрос воли человека, его желания идти к Богу или не идти. Человек, который не хочет первого,  предпочитая устраивать свою жизнь в рамках гедонистически-утилитарного мировоззрения, когда смыслом жизни становится извлечение удовольствия или пользы, неминуемо подводит себя к  отрицанию  идеи Бога, ведь если ты по-настоящему признаешь что-то, ты не можешь жить  так, как раньше, и ты свою практическую жизнь должен строить по-другому. Тебе хочется ее устроить, и это – твое желание. Кроме этого Бог, как говорит отец Георгий Флоровский, не вламывается в человеческую жизнь. Он все необходимое сделал – вспомните молитвы евхаристического канона, где мы  вспоминаем о Христе, Который «все еже о нас смотрение исполнил», то есть сделал все необходимое, далее выбор человека. Живи и приобщайся к тому, что уже есть, что объективно существует. Я имею в виду Церковь и ее Таинства, или не делай. Но и то, и другое – твой свободный выбор.

– В связи с этим актуальный практический вопрос практический для священников. Как правильно выбирать аудиторию для религиозной полемики – разборчиво подходить к этому вопросу, или же говорить и спорить со всеми, рискуя «метать бисер перед свиньями»?  

Если человек  уже пришел в храм, – а мы говорим именно о тех людях, которые пришли, которых привел туда Бог,  – эти люди уже откликнулись на Божественный призыв, и наша проповедь уже не будет метанием бисера. Но любые сомнения, недоумения навсегда исчезают из человеческой жизни только тогда, когда человек сам идет путем реального познания Бога и соединения с Ним. Задача священника – направить по правильному пути. Для этого он сам должен, прежде всего, быть до конца и бесконечно устремлен в своей жизни к познанию Бога и соединению с Ним. В этом – сущность религии, это – главное ее содержание. Все остальное, что находится вне этой идеи обожения, уподобления, становления причастниками, как говорит апостол Петр, Божеского естества, носит второстепенный характер и несущественно. Процесс обожения должен осуществляться, а когда это осуществляется, тогда все становится на свои места – приходит Бог и Своим Всемогуществом, Любовью, Силой все управляет.

– Возвращаясь к Вашему курсу. Могли ли бы Вы посоветовать читателям на что-то особенно обратить внимание?  Или его необходимо рассматривать исключительно как единое целое?

Этот курс сбалансированный и касается традиционных вопросов, которые возникали еще  в XIX столетии в рамках оформления основного богословия или апологетики как науки. Конечно, следует особое внимание обратить на фундаментальные вопросы, наиболее волнующие человека. Что такое религия? Как религия связана с другими сферами существования человека – с наукой, нравственностью, практической деятельностью? Каково отношение религии к эстетике? Ведь часто, например, ставится вопрос о необходимости только лишь эстетического воспитания, которое должно заменить религиозное. Это происходило в рамках романтизма,  когда религия и эстетика противопоставлялись. Искусство делается для нас божеством – так говорил в свое время Станкевич,  один из основателей западничества- противоположного  славянофильству направления в русской философии. А ведь тогда, в XIX столетии, остро решался вопрос – как жить России, как жить русскому человеку, каким путем идти, на что опереться, где найти основание?

 Кроме того, людей всегда волновала проблема зла – почему, если Бог – Всеблагой, Он позволяет происходить злу?

В данной книге, в данном курсе я старался убедительно показать, опять-таки исходя из попытки строго логического мышления, что христианское Откровение предлагает нам твердые, убедительные и максимально исчерпывающие ответы на самые существенные вопросы, которые волнуют мыслящего человека, честно и открыто ищущего истину. Это вопросы не только о зле, но и об осмыслении бытия – что такое мир, каковы отношения человека с Богом. Вопросы эти можно по-разному решать. Находясь в рамках естественной мысли или же имея те способности, которые дарованы нам Богом, приобщаясь к тому, что Бог открывает о себе – Божественному Откровению, мы получаем необходимые данные, которые устраняют всевозможные противоречия и недоумения.

– Спасибо большое, позвольте перейти к последней теме нашей беседы. В начале текущего учебного года Вы были назначены и.о. заведующего Богословской кафедры СПбДА. Как Вы оцениваете положение Богословской кафедры, какие видите перспективы, как Вы будете работать?

В первую очередь хочу отметить то, что на заседаниях кафедры мы утвердили проведение  научных семинаров, на которых будут присутствовать члены кафедры,  будут приглашаться и внешние специалисты, а также  Студенты аспирантуры и магистратуры. Ближайший из  семинаров – «Эволюция: pro et contra», где прозвучат три доклада. В течение года мы будем выбирать лучшие доклады – планируем издание ежегодника: «Вестник богословской кафедры», где эти доклады будут публиковаться.  Также начинает работать сайт Богословской кафедры, где будет доступна вся информация о работе кафедры по части научных конференций, семинаров, публикаций. Все это – та необходимая работа, на которую мы будем стараться обращать внимание.

– Приближаясь к завершению нашего интервью хотелось бы попросить Вас дать совет тем людям, которые находятся на пути разума в поисках истины?

Я могу скорее не посоветовать, а пожелать уверенности и в том, что все необходимые ответы на фундаментальные, мировоззренческие вопросы о смысле бытия, мира, самого человека, есть и предлагаются в христианстве. Можно лишь проявить усилие, усердие и эти ответы будут найдены – я свидетельствую об этом, основываясь на собственном опыте. А после, исходя из того, что уже найдено и осмыслено, доверить жизнь Богу.

Общие принципы одинаковы для каждого человека, который приходит в этот мир. Становишься ли ты священником или ты просто верующий человек, мирянин – принцип один. Ты – творение Божие, ты имеешь цель бытия, которая Богом положена. Ее нужно достичь. Почему-то иногда мы не обращаем внимание на то, что канонизированные нами святые, которым мы молимся, которых мы просим о помощи и заступничестве, были точно такие же люди как и мы, с дарованиями, которые Бог дает каждому человеку. Почему они прожили свои жизни так, что проходят века, и мы им молимся, они слышат нас, ходатайствуют о нас пред Богом? Потому что эта связь, это единение с Богом, которое  требуется от каждого человека, в их жизни было осуществлено. Но если мы признаем утверждение, что Бог неизменен в своей любви к каждому человеку, то значит дело в самом человеке – насколько ты осуществляешь или не осуществляешь в жизни то, что хочет от тебя Бог. А когда это осуществляется, тогда не только в разуме решается мировоззренческий вопрос, а фактически, на практике, в действительной жизни. Как говорил Симеон Новый Богослов, «святые не умирают, потому что они уже с Богом». Пространство, время, предметно-чувственный мир – все это преодолевается живой связью с Богом, Который владеет всей реальностью: и того мира, в котором мы сейчас живем, и того мира, который ждет нас впереди. Он – основание бытия и человек способен к этому бытию быть причастным. Формула, выдвинутая еще первыми  христианскими мыслителями – «Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом», это не просто отвлеченное теоретизирование, но формула подлинной жизни, настоящей практики бытия.

– И в заключение – последний вопрос. Собираетесь ли Вы вновь заняться деятельностью писателя-составителя? Может быть издать что-то еще в рамках того же предмета?

В Академии я также веду курс русской философии. Поэтому считаю, что надо всерьез подумать об издании пособия и по этому предмету.

– Спасибо большое за беседу, желаем Вам помощи Божией в дальнейшем пастырском и преподавательском служении.


Опубликовано 04.11.2015 | Просмотров: 984 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter