Протоиерей Вячеслав Харинов. Онтология зла

Протоиерей Вячеслав Харинов. Онтология зла

Вот, чадо, Христос здесь невидимо стоит, принимая исповедь твою; не стыдись и не бойся, и ничего не скрой от меня, но, не уклоняясь, открой все, что соделал ты, – и получишь прощение от Господа нашего Иисуса Христа. Вот и икона Его перед нами, я же только свидетель, чтобы засвидетельствовать перед Ним все, что ты скажешь мне; если же что скроешь от меня, то впадешь в двойной грех. Итак, будь внимателен, – ибо ты пришел в лечебницу – чтобы не уйти тебе не исцеленным.

Молитва из чина Таинства исповеди. Перевод на русский
иеромонах Амвросий (Тимрот).

Дорогие мои, святая Церковь сравнила храм ныне с лечебницей. Не будет ничего нового, если мы скажем, повторим, напомним себе, что грех – это болезнь. По меткому замечанию святителя Иннокентия Херсонского, нам свойственно относиться очень серьезно к своим телесным болезням. При первых симптомах мы обращаемся к врачу, мы тянемся к лекарственным средствам, мы обмениваемся друг с другом информацией о болезнях. Если случится какое-нибудь поветрие, эпидемия, не дай Бог, пандемия, разговоры всего общества только об этом. Самое первое, обычное наше благопожелание – вопрос о здоровье. Мы желаем друг другу здравствовать, мы очень серьезно относимся к своему телесному здоровью.

Не будет ничего нового сказать, что грех – болезнь, но беспечность, с которой мы относимся к этой болезни, просто поражает. А это ведь не просто поветрие, это не просто эпидемия, это – настоящая пандемия. Нет человека, который бы не грешил, но так мало людей, которые серьезно относятся к этой болезни, поражающей не только душу, но и тело. Мы называем Христа «Врачом душ и телес», так называет Его Священное Писание. Поразительность же духовной клиники, это амбулатории, это больницы в том, что тот, кто хочет быть здоровым, должен выступить собственным диагностом и даже собственным фармакологом. Здесь важно не симптомы болезни увидеть – они могут быть одинаковыми в разных болезнях, а важно поставить диагноз. Выздоровление наступает в том случае, если человек успешен в диагностике своей болезни. Священник – такой же больной человек, разве что по специальности его можно сравнить с фельдшером, да болеет, наверно, священник дольше, чем те, кто исповедуются у него, и, может быть, в силу опыта или образования знает хорошего врача, хорошее лекарство. Но священник – такой же больной человек, и феномен исповеди состоит в том, что человек перерастает грех.

В диагностике той травматологии, которую человек назначает себе сам, человек начинает смотреть на грех не снизу-вверх, но он буквально растет от исповеди к исповеди, и это возрастание священник фиксирует… Для того, чтобы перерасти грех, на него нужно смотреть не снизу-вверх, а вдруг в один момент сверху вниз, стать выше него. Это очень важная и серьезная клиника.

Я призываю всех к этому душевному здоровью, к исправлению тех недугов, той болезни, которую каждый в себе носит. Можно было бы легко возразить, сказать: «Ну что ж… Каждый выбирает сам, быть ли ему здоровым или быть ли ему больным». Есть случаи болезни, когда больной избирает себе путь болезни. Может быть, это удобно, может быть, это безразличие к себе – лежит на койке, получает себе рацион в медпункте, читает книжки, замечательно… Хочется поболеть, хочется иногда отдохнуть в болезни.

С грехом другая ситуация, здесь наше решение болеть отзовется на проблемах другого человека, грех – это не дело одного человека на земле. По грехам одного человека всегда страдает другой, только ханжа и невежда будет воздевать руки и спрашивать: «Ну, куда же смотрит ваш Бог, когда страдают невинные дети, женщины, старики?..» Да Бог дает всем равные возможности, дает богоподобные качества, Он даже в этой исповеди дает богоподобное свойство и качество быть судьей, то качество, которое присуще только человеку. Потому что до этого мы, злые создания, вершим злое, мы вершим то, что отзовется на другом человеке. Нам не проследить все причинно-следственные связи, но по нашим грехам будет страдать другой человек.

Нет никакой вероятности, с точки зрения математики, для того, чтобы два самолета столкнулись над Женевским озером, в одном из которых летели дети из Уфы. Математическая вероятность равна почти нулю, есть правила расхождения самолетов в последнюю минуту, есть авиадиспетчеры, есть радары, самолеты видят друг друга за десятки километров, опытные пилоты знают, что это невозможно, невозможно оказаться в одном эшелоне. И все-таки это случается. Это необъяснимо, но для человека духовного все понятно – это наш грех.

Мы просто не в силах проследить причинно-следственную связь. Внешне необъяснимое объясняется тем, что наш грех, наше зло где-то как-то неожиданно там, над Женевским озером, отзовется. И поэтому исповедь, излечение от болезни греха – это наш общественный долг, мы помогаем другому, ближнему. Это не мое личное дело каяться – но желание спасти кого-то другого от последствий того греха, который я совершаю.

Вот такая удивительная клиника, такой удивительный у нас Врач, такие удивительные условия лечения. Подумаем об этом серьезно. Ради счастья ближнего нам надо избавиться от собственного греха…

Проповедь духовника Санкт-Петербургской православной духовной академии протоиерея Вячеслава Харинова, произнесенная на чине исповеди в академическом храме апостола и евангелиста Иоанна Богослова после Божественной литургии 8 апреля 2015 года. 


Опубликовано 08.04.2015 | Просмотров: 380 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter