Пришли по зову совести. Как священники помогают пострадавшим и родственникам погибших в пожаре в городе Кемерово

Пришли по зову совести. Как священники помогают пострадавшим и родственникам погибших в пожаре в городе Кемерово

О трагедии в Кемеровском торговом центре и о том, как Церковь, помогает родственникам пострадавших, рассказал руководитель пресс-службы Кузбасской митрополии диакон Вячеслав Ланский.

– Отец Вячеслав, расскажите, что делает духовенство Кемеровской епархии для помощи пострадавшим и родственникам погибших в пожаре в ТРЦ «Зимняя вишня»?

– Сейчас все приходские клирики города Кемерово работают в особом режиме. Большинство из них находятся в храмах и готовы принять тех людей, у которых возникает потребность пообщаться независимо от того, кто это: пострадавшие, их близкие или горожане, пребывающие в тяжелом расположении духа. Кроме этого у нас есть две группы священников, которые находятся в непосредственной близости от тех людей, которым сейчас нужна пастырская помощь и духовная поддержка. Во всех больницах, куда отвозили пострадавших, дежурят больничные священники и сестры милосердия.

Основное место, где сегодня дежурят наши священнослужители – Оперативный штаб по ликвидации чрезвычайного происшествия, который расположен в здании школы рядом со сгоревшим торговым центром. Там находятся родственники и близкие погибших, пострадавших и пропавших без вести. Первые священники появились в этом здании спустя всего несколько часов после катастрофы и на протяжении ночи общались с родственниками, кто-то исповедовал. Сейчас там также дежурят несколько священников, и самое отрадное, что все они пришли по зову своей совести, все они сами вызвались приехать на место трагедии.

– Люди идут на контакт со священнослужителями?

– Когда я был в Оперативном штабе, то заметил следующее: чтобы человек в состоянии горя смог пообщаться со священником, и чтобы это было продуктивно, то он сам должен созреть для этого общения. А чтобы не вызвать отторжения у пострадавшего в такой ситуации, священник не должен быть навязчивым.

– Вы ждали, когда люди сами к Вам подойдут или все-таки как-то побуждали их?

– Чаще всего общение начиналось с обсуждения каких-то отвлеченных вопросов, а после переходило в плоскость пастырства. Мы побуждали людей, но не хотели как-то надавить и сделать еще хуже.

Люди находятся в очень тяжелом состоянии, большинство из них потеряли либо своих детей, внуков. При всей противоестественности смерти, смерть ребенка противоестественна особым образом. Обычно дети хоронят своих родителей, а не наоборот. Изменения после общения со священником ощущаются, но насколько долго это продлится – непонятно, потому что большинству людей скоро предстоит забирать тела своих близких. Это очень тяжелое испытание.

Нам сильно помогли психологи из института психиатрии имени Сербского. У них большой опыт реабилитации жертв серьезных трагедий и терактов, например, после Беслана. У нас сложилась традиция примерно раз в час совершать молебен Божией Матери или святым с просьбой о Божией милости к тем, кто пострадал в этом пожаре. А психологи иногда напоминали нам о том, что наступает удачное время, чтобы совершить молебен.

Даже в самые напряженные моменты, после совершения молебна атмосфера в помещении разряжалась. Многие из родственников погибших присоединялись к молитве, и вместе со священнослужителями становились на колени, прося Бога о помощи. Для меня как для священнослужителя было важнее увидеть не то, что я как священник помогаю людям, а почувствовать, что им помогает Сам Господь.

– Как реагировать на противоречивые сведения о количестве погибших? Пишут даже, что эти слухи распространяются в политических целях.

– Успех любой лжи в том, что в ней есть часть правды. У людей возникают вопросы о количестве пострадавших, потому что им кажется, что жертв на самом деле больше. Некоторые люди это используют и запускают информацию о том, что на самом деле количество жертв превышает сто, двести и даже триста человек. В первой половине дня, появилась информация о том, что количество жертв превысило пятьсот человек.

На митинг у здания городской Администрации собрались люди, у которых было искреннее желание получить ответы на вопросы не только о количестве жертв, но и о том, почему, например, были закрыты запасные выходы или двери кинотеатра. К слову говоря, температура в некоторых местах горевшего здания достигала шестисот градусов – это был настоящий крематорий. Один из активистов этого митинга Игорь Востриков потерял в этом пожаре жену, троих детей и одну свою родственницу. Его можно понять. Но печально осознавать, что находятся и люди, использующие это в других целях.

Потому что в итоге весь митинг свелся к шаблонным политическим требованиям, которые были направлены против действующей власти. Под воздействием эмоций, когда у человека нет мира на душе, какой-то конструктивный диалог невозможен. Также было несколько звонков нашим священнослужителям, которыми их пытались спровоцировать, зацепить и использовать их эмоциональное напряжение в своих целях.

В связи с провокациями наш правящий архиерей, митрополит Кемеровский и Прокопьевский Аристарх, записал видеообращение к пастве, в котором призывал быть рассудительными и руководствоваться в первую очередь принципами любви и христианского мира в достижении того, что в данной ситуации мы склонны называть справедливостью.

Отец Вячеслав от лица духовенства и жителей Кузбасской митрополии просит помолиться о тех, кто пострадал, и о тех, кто погиб в результате этого пожара. Молитвенная поддержка необходима как никогда раньше.


Опубликовано 28.03.2018 | Просмотров: 485 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter