Началась работа над новым проектом Издательства Духовной академии

Началась работа над новым проектом Издательства Духовной академии

В Издательстве Духовной академии началась работа над проектом издания серии книг для широкой общественности «Выдающиеся ученые – выпускники Санкт-Петербургской Духовной Академии. Архиепископ Михаил (Мудьюгин), архиепископ Нил (Исакович)». Проект реализуется в рамках конкурса «Православная инициатива».

В разные исторические эпохи и в различных ситуациях архиепископы Михаил (Мудьюгин) и Нил (Исакович) находили живые и непосредственные способы донести до окружающих Христово учение. Изучение их опыта – это шаг для обогащения методов христианской миссии. Проект Издательства ставит целью донести до широкой общественности память о выдающихся служителях Церкви, которые оказали существенное влияние на современное им общество. Также эти книги покажут читателю разнообразие способов проповеди Слова Божия.

Автор книги об архиепископе Михаиле (Мудьюгине) протоиерей Константин Костромин, кандидат исторических наук и богословия, преподаватель Санкт-Петербургской Духовной Академии, и автор книги об архиепископе Ниле (Исаковиче) преподаватель Санкт-Петербургской Духовной Академии, кандидат богословия Дмитрий Андреевич Карпук в беседе с корреспондентом пресс-службы Духовной академии рассказали, почему проект является актуальным и в чем будет его  интерес и польза для читательской аудитории.

Добрый день, уважаемые отец Константин и Дмитрий Андреевич! Целевая аудитория проекта намечена весьма широко. Это молодежь, учащие и учащиеся духовных и светских учебных заведений, представители интеллигенции. Каким образом Вы рассчитываете привлечь их внимание? Как Вы собираетесь заинтересовать их личностью архиепископа Нила и архиепископа Михаила?

Началась работа над новым проектом Издательства Духовной академии

Архиепископ Нил (Исакович)

Прот. Константин Костромин: Владыка Михаил был всегда близок людям, занимающимся интеллектуальным трудом. Прежде всего потому, что сам был интеллектуалом. В статье в журнале «Вода Живая», написанной по случаю 100-летия со дня рождения владыки, Ю. Рубан назвал его интеллигентом. Многие с этой формулировкой не согласны. Не согласен и я. Интеллигент по определению должен быть оппозиционером: к власти государственной и церковной; к народу, которому себя противопоставляет; русской культуре, которую противопоставляет европейской… Владыка таким не был. Он вообще не был оппозиционером. Но интересным собеседником был совершенно точно. И я надеюсь показать его удивительный жизненный путь, его уникальный опыт, а также снова сделать его интересным собеседником для современных людей, которые не застали его живым, но хотели бы с ним познакомиться.

Д.А. Карпук: Чтобы привлечь внимание современного человека, очевидно, надо сделать что-то экстраординарное, из ряда вон выходящее или скандальное. Например, практически полтора столетия назад профессор Московской Духовной Академии Е.Е. Голубинский в своем монографическом исследовании заявил, что апостол Андрей никогда не был на Руси. Это и ряд других подобных высказываний вызвали самый настоящий скандал, привлекший внимание обер-прокурора, членов Св. Синода, иерархов, ученых и духовенства, рядовых верующих. Исход дела известен: профессору запретили публиковать свои труды практически на два десятилетия. Сейчас подобного рода высказывания такого широкого резонанса уже не вызовут. Так, покритикуют или похвалят в узких кругах специалистов, и все. Однако эта ситуация вовсе не означает, что не надо говорить, писать, исследовать те или иные аспекты истории, привлекать внимание читателя к неизвестным страницам из нашего прошлого. Если же говорить конкретно об архиепископе Ниле (Исаковиче), необходимо иметь в виду еще один момент. XX век со всеми его потрясениями – революциями, мировыми войнами, репрессиями, холодной войной, перестройкой и последующей разрухой – оставляет в тени XIX и XVIII века. И привлечь внимание читателя к тому, что было двести лет назад, гораздо сложнее, чем к тому, что было 70-50 лет назад. Это хорошо видно на примере исследований о Церкви последних двух десятилетий. Гораздо больше и чаще ученые обращаются к специфике церковно-государственных отношений в советский период, нежели к церковной жизни в XIX веке. И эта ситуация начинает меняться только в последние годы.

Даже поверхностное знакомство с личностью обеих архиепископов дает понимание того, что они были поистине уникальными людьми. Однако, чем обусловлен выбор именно этих архиереев Русской Православной Церкви среди плеяды других достойных иерархов?

Началась работа над новым проектом Издательства Духовной академии

Архиепископ Михаил (Мудьюгин)

Прот. Константин Костромин: Например тем, что о нем в общем-то забывают. И совершенно незаслуженно! У каждого замечательного человека должен быть биограф, который не дает его личности умереть в памяти. У митрополита Никодима, заслуживающего памяти, биографов много. Теперь такие есть и у митрополита Григория (Чукова), и у митрополита Николая (Ярушевича), и даже у предшественника владыки Михаила по Вологодской кафедре архиепископа Гавриила (Огородникова). А у владыки Михаила такого биографа нет. Получается, что кроме меня никто больше не пытается сохранить память о нем. Поэтому я и взялся за то, чтобы заполнить эту лакуну.

Д.А. Карпук: Современному читателю, хотя бы немного интересующемся историей Русской Православной Церкви в XIX в., хорошо известны имена святителей Филарета (Дроздова), Иннокентия (Вениаминова), Николая (Касаткина), Феофана (Говорова), Игнатия (Брянчанинова), митрополита Макария (Булгакова). Кто-то назовет еще парочку имен. И все. Дальше нужны специальные знания. Даже семинаристу, как показывает практика, будет сложно назвать еще хотя десяток имен известных архиереев, трудившихся на благо Церкви в течение всей своей жизни. А ведь их было гораздо больше чем десять. Это архиереи, условно говоря, второго ряда (или эшелона). Архиепископ Нил как раз из этого ряда. Задача современных исследователей и сводится к тому, чтобы продемонстрировать их труды и значимость для своего времени. А говоря о жизни конкретного архиерея, появляется возможность поговорить о самом времени, о специфике церковной жизни, миссионерской деятельности и т.д.

Архиепископ Нил и в самом деле был уникальным человеком. Судите сами – архипастырь Русской Православной Церкви собирает в течение многих лет уникальную минералогическую коллекцию, которую потом завещает Санкт-Петербургскому университету. Пишет подробный труд по буддизму «Буддизм, рассматриваемый в отношении к последователям его, обитающим в Сибири», причем, возможно, лично присутствуя при совершении тех или иных буддийских ритуалов! Более того – обращает в православие одного из буддистских лам, который впоследствии становится священником и занимается активной миссионерской деятельностью!

Чем пример служителя Церкви ушедших столетий может быть интересен современной студенческой молодежи?

Прот. Константин Костромин: Именно своей яркостью. Ярких личностей всегда не так уж много, а выдающихся – тем паче. А это ведь очень важно, чтобы взамен уходящих «столпов» появлялись новые. А как это еще сделать, если не через подражание? Вот и хочется «заразить» кого-нибудь из студентов, чтобы, вдохновившись энергией и богатством интересов владыки Михаила, он бы тоже стал разносторонней личностью. Чтобы кто-нибудь еще через сто лет сказал: «Не оскудела Русь богатырской святостью».

Началась работа над новым проектом Издательства Духовной академии

Архиепископ Михаил (Мудьюгин)

Д.А. Карпук: Владыка Нил интересен и притягателен своей потрясающей тягой к знаниям. Когда будущему архиерею не исполнилось и 15-ти лет, он совершенно спокойно разговаривал с французским лекарем на латинском языке. Когда в 1838 г. владыку Нила направляют архиереем в Иркутск – что в те годы многими воспринималось как ссылка, – владыка, как видно из его «Путевых записок», сначала расстроился. Но чем дальше он уезжал из европейской части России, тем больше он проникался красотами сибирского края. Его пленяет красота природы, он интересуется климатом, геологией, палеонтологией. Он совершает длительные путешествия по своей огромной епархии, подолгу останавливается в заинтересовавших его местах, собирает минералы, делает записи для будущих ученых – геологов, биологов. Именно этот его живой неподдельный интерес к окружающему миру подкупает в первую очередь.

Проект носит миссионерский характер и рассказывает о выдающемся свидетеле христианской веры. Чем на Ваш взгляд эти книги обогатят современный подход к миссии православия?

Прот. Константин Костромин: Тем, что совсем недавно жил абсолютно самобытный миссионер. И миссию он нес в мир не по науке, а по призванию – само собой так получалось. Он не мог жить и не проповедовать, не возвещать Христа (кстати, это было его любимое выражение). Он многим смог показать красоту и убедительную истинность христианства. Прикасаясь к личности владыки Михаила, нельзя этого не ощутить. Каждый миссионер – это, прежде всего личность, а уже потом, может быть, автор теории миссии. Хотя зачем прирожденному таланту система? Она нужна тем, кто работает, а не служит. А вдохновляет на миссию именно служение.

Д.А. Карпук: Во времена владыки Нила (Исаковича) существовало три варианта миссии. Первый и довольно распространенный – это миссия с помощью, как бы сейчас сказали, административного ресурса. Привлекая местную администрацию, православные миссионеры порой едва ли не насильно приводили инородцев к крещению. Однако надо сказать, такой метод миссионерской деятельности практически полностью исчерпал себя уже к середине XIX в.

Второй метод сводился к тому, чтобы миссионеры изучали язык и обычаи того народа или племени, среди которого они хотят проповедовать Христово учение. Проповедь в таких случаях шла медленно, требовала больших материальных затрат. Результат же, как правило, был совсем небольшой – несколько сотен или даже десятков обращенных. Но эта миссионерская практика не исчезала благодаря трудам настоящих энтузиастов и подвижников, таких, как святители Иннокентий Московский и Николай Японский.

Началась работа над новым проектом Издательства Духовной академии

Архиепископ Нил (Исакович)

Наконец, третий подход – это мирная проповедь с привлечением административного ресурса. Владыка Нил был представителем именно такого метода. С одной стороны, он привлек административный ресурс, причем на самом высшем уровне, с тем, чтобы ликвидировать деятельность на территории своей епархии английских миссионеров, обосновавшихся здесь во времена Александра I. С другой стороны, он изучил монгольский язык и переводил на него Евангелие, богослужебные книги.

Очевидно, поэтому в «Ярославских епархиальных ведомостях» при архиепископе Ниле иной раз после материала о Ростовском духовном училище следует статья о миссионерах в Сибири (подобного рода статьи встречаются в нескольких номерах в год в течение 15 лет!). У неподготовленного читателя, неизвестного с биографией правящего архиерея, это вызывало, по меньшей мере, недоумение. А все просто – владыка до конца своих дней, в течение 20-ти летнего пребывания на кафедре в Ярославле, интересовался проповедью и миссионерством в Сибири, и часто публиковал свои работы или статьи других авторов об этом далеком крае, который он полюбил всем своим сердцем.

______________________________________________________________________________

Cправка:

Архиепископ Нил (Исакович) – (1799-1874), выпускник Санкт-Петербургской духовной академии 1825 г., епископ Вятский и Слободской (1835-1838), архиепископ Иркутский и Нерчинский (1839-1853), архиепископ Ярославский и Ростовский (1853-1874).

Началась работа над новым проектом Издательства Духовной академии

Выдающийся миссионер. За два года архипастырского служения в Вятской епархии им возвращено в лоно Православной Церкви свыше 6000 старообрядцев, а всего за период своей миссионерской деятельности обратил в Православие (особенно в Сибири) до 40000 человек. Чтобы воспрепятствовать прозелитической деятельности буддистов в Сибири, обратился к первоисточникам буддизма (Ганджур и Данджур) и написал фундаментальный для своего времени труд «Буддизм, рассматриваемый в отношении к последователям его, обитающим в Сибири». Переводил на монголо-бурятский язык книги Священного Писания и отдельные богослужебные тексты.

Петербургский университет высоко оценил научные заслуги архиепископа Нила, избрав его своим почетным членом. Университету архиепископ Нил завещал свою редкую по объему и ценности минералогическую коллекцию, о которой впоследствии высоко отзывался академик В.И. Вернадский.

По благословению владыки Нила в Ярославле в 1860 г. вышли первые в истории Русской Церкви епархиальные ведомости – Ярославские. На их страницах были опубликованы «Путевые заметки» – воспоминания архиепископа Нила о его деятельности в Сибири.

Владыка Нил был прототипом главного героя рассказа Н.С. Лескова «На краю света».

Архиепископ Михаил (Мудьюгин) (1912-2000) – выпускник (1964), а затем и ректор Ленинградской Духовной Академии (1966-1968). Епископ Тихвинский (1966-1968), епископ, затем архиепископ Астраханский и Енотаевский (1968-1979), архиепископ Вологодский и Великоустюжский (1979-1993). Один из самых ярких архиереев Русской Православной Церкви второй половины ХХ столетия. Исповедник веры, он в молодости (1930) претерпел за свои христианские убеждения тюремное заключение.

Началась работа над новым проектом Издательства Духовной академии

Как искренний православный христианин, он пронес веру сквозь тяжелые 1920-е, 1930-е и 1940-е годы, приняв в зрелые годы, в разгар хрущевских гонений (1958), священный сан.

Талантливый ученый, он защитил три диссертации, став кандидатом технических наук, кандидатом, а затем и магистром (аналог степени доктора) богословия.

Знаток иностранных языков, он долгие годы был одной из ключевых фигур в православном свидетельстве инославному миру, участвуя в православно-лютеранских богословских собеседованиях.

Ректор ЛДА, епархиальный архиерей, композитор и духовник – таков еще далеко не полный перечень его трудов.


Опубликовано 30.09.2015 | Просмотров: 394 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter