Иеромонах Афанасий (Букин). Святогорские встречи

Иеромонах Афанасий (Букин). Святогорские встречи

Что можно делать полтора месяца городскому жителю, привыкшему к шуму и суете мегаполиса посреди безмолвной пустыни? Конечно, первые две недели будет ломка, но потом открывается нечто, чего в городе достигнуть очень сложно, но чего жаждешь как свежей холодной воды, после длинного путешествия по летнему зною. Ты можешь быть выпускником престижного вуза, или даже университетским профессором, но на Святой Горе ты чувствуешь себя студентом подготовительного отделения Университета Пустыни. Здесь учишься у людей, но учишься и через события посылаемые Богом, вопрос о случайности отпадает сам собой.

Всякая поездка на Святую Гору Афон это прежде всего встреча. Прежде всего это, конечно, встреча со Христом, с Пресвятой Богородицей, со святыми в молитвенных бдениях и Святых Тайнах. Но это также еще и встреча во Христе с людьми, событиями и местами. Возможно, через рассказ об этих встречах удастся приоткрыть завесу Афонской тайны для тех, кто еще никогда не был, а, может, никогда и не будет. Итак, начнем наш небольшой рассказ о людях, событиях и местах, которые были посланы в это благословенное лето 2016 года.

Иеромонах Афанасий (Букин). Святогорские встречи

Геронда[1] Ефрем. Он нем проще промолчать, чем высказать хоть что-то. Игуменский крест очень тяжел, но он несет его достойно и в этих крестных муках рождается в нем любовь Христова, обволакивающая всякого находящегося рядом с ним. Он весь любовь, и сказать что-то еще о нем не представляется возможным, слов не будет хватать, но одного его взгляда достаточно, чтобы запомнить его на всю жизнь и нести это воспоминание как свечу, освящающую путь и согревающую порой леденеющее сердце.

Папа[2] Георгий. Первое что поражает это его всегда радостный, даже немного насмешливый вид. Но еще больше поражает другое. Когда слышишь, как он поет, как служит, понимаешь, что этот внешний вид — хорошее прикрытие для непрестанного плача обо всем мире. Его плачущий голос, взмывая к Небу, уносит тебя с собой. Его Литургия — это плач о страждущем мире, готовый претворить любую скорбь в радость, принести себя в жертву ради ближнего. Сопоставляя все это, понимаешь, почему его все так любят, и почему рядом с ним ощущаешь поток Божественной любви, направленной прямо на тебя и вместе с тем на всех.

Зосима. Типичное русское лицо, голубые глаза, небольшая светлая бородка, на шее русский крест. Первое, что сбивает с толку — это чистейший английский язык. На ум приходит мысль о том, что он из эмигрантских. Однако, как это часто бывает, внешность очень обманчива. Самый настоящий американец, без каких-либо связей с Россией или любой другой славянской страной. За спиной множество протестантских деноминаций, шатаний по различным религиозным группам и поисков духовной Родины. До Крещения его звали Rian, имя едва ли не столь же популярное как наше Иван. В Крещении он получил прекрасное имя Зосима, отчасти связавшее его с русской культурой, все-таки старец Зосима, из «Братьев Карамазовых» Достоевского, столь глубоко вошел в нее, что имя это уже кажется совершенно родным, несмотря на греческое происхождения. Еще 2 года назад он ничего не знал о Православной Церкви, но вот уже несколько месяцев они с женой живут в одном из греческих монастырей и хотят остаться на пару лет, а в Ватопед он заехал буквально на 2-3 дня, а остался на 2 недели. Божия Матерь никак не хотела его отпускать. Его нельзя было не полюбить, столь светлые и чистые личности встречаются очень редко в наше время.

Древняя русская обитель. Ксилургу – здесь находится самый древний на свете русский храм в честь Успения Пресвятой Богородицы, что является еще одним доводом в пользу предложения некогда сделанного свт. Афанасием (Сахаровым) – сделать Успение престольным праздником всей Русской Церкви. Маленький и скромненький этот храм имеет глубочайшую историю и знает тайны ныне уже забытые всеми. Сейчас здесь живет всего трое насельников, продолжающие уже тысячелетнюю традицию русского монашества в этом месте.Иеромонах Афанасий (Букин). Святогорские встречи

Андреевский скит. Это место вызывает самые смешанные чувство. Трудно понять, что выглядит более несуразным — этот величавый и торжественный собор, способный соперничать с кафедральными соборами крупных городов России, стоящий посреди убогой, но духоносной пустыни. Или же небольшое греческое братство, теряющееся под его величественными сводами, поющее древние напевы в этом храме в стиле неоклассицизма.

Так и кажется, что с минуты на минуту из-за угла появится торжественная процессия из нескольких сотен русских монахов во главе с архиереем синодального поставления, которая пробудит, наконец, этот, казалось бы, дремлющий собор. Как в годы советских гонений в тюремных камерах была неуместна торжественная архиерейская литургия, обставленная со всей пышностью византийского обряда[3], так в этом соборе кажется совершенно неуместным скромное афонское богослужение. И все же в этом храме как будто в самом воздухе чувствуется дух той самой «Руси уходящей», так и оставшейся лишь в замысле П. Корина.

Гостеприимство.  Традиция принимать гостей с любовью и почтением на Афоне является не просто данью вежливости, но в своей богословской составляющей восходит к гостеприимству Авраама и словам Спасителя в притче о Страшном Суде: «был странником, и вы приняли Меня» (Мф. 25:35). Сложно передать почему это особенно чувствуется именно здесь, возможно именно это пытался выразить Григориатский монах, сказавший мне во время экскурсии: «Мы так Вам рады, Вам этого не понять, но ничего». Фраза эта грамматически верна, и, казалось бы, смысл ее лежит на поверхности, и все же в ней скрыта какая-то тайна, все та же тайна Христовой любви, которую трудно понять, а еще сложнее выразить в словах.

Andres & Adam. Отец и сын из Дании. Отец – журналист, сын – студент изучающий мировую экономику и политологию. Оба протестанты, но Anders уже не раз бывал на Афоне, начиная с 1985 года, когда он познакомился с ныне знаменитым на Афоне и за его пределами духовником, которого все зовут просто Папа Янис. Мы встретились с ними в скиту Святой Анны. Сына Anders привез впервые, а в скит пришел специально, чтобы посетить этого Старца, которого он уже и не ожидал увидеть в живых. Каким-то образом мы быстро познакомились и между нами возникло доверие, которое бывает только на Афоне, когда с первым встречным ты почему-то начинаешь говорить о вещах, обычно обсуждающихся только с близкими людьми. Удивительно, но именно с этими двумя лютеранами у меня состоялась самая глубокая беседа (разговоры с Герондой Ефремом не в счет, они из другой категории, несопоставимой с подобными беседами). Конечно, богословские проблемы волнующие их те же, что сейчас массово обсуждаются на многочисленных экуменических конференциях и форумах. Однако из уст простых верующих они звучат совершенно иначе, гораздо значимей и серьезней, чем те, что звучат на этих экуменических собраниях. Кстати именно с ними я впервые попал к Папе Янису, одного взгляда на которого достаточно, чтобы понять, что огонь Христовой любви горит в нем ярко и обжигающе. За простой и даже немного грубоватой наружностью скрывается чуткое и любящее сердце, готовое принять всякого и всякому прийти на помощь.

Схиархимандрит Иеремия. Есть встречи с живым, но есть встречи с почившими. Постепенно на Афоне старое поколение уходит в мир иной и вместе с ним как будто уходит целая эпоха. Одним из них был старец Иеремия – игумен Русского на Афоне Пантелеимонова монастыря. Еще год назад он был бодр, неукоснительно ходил на все службы, сам возглавлял праздничные богослужения, иногда даже косил траву. Его непростая жизнь служит достойным примером для подражания. И вот в этом году, перейдя вековой рубеж, он отошел ко Господу, в живых я его уже не застал. Но смог принять участие в панихиде и отслужил литию на месте его упокоения. Так уходит эпоха одних старцев и наступает эпоха других, пока еще неведомых миру.

Старец Иосиф Исиахст. Бывают такие встречи с почившими, что уже не понимаешь служить ли литию по такому человеку, или же уже совершать молебен. Столкнуться с такой дилеммой пришлось у гробницы старца Иосифа Исихаста. Он еще не канонизирован официально, но по факту его святость очевидна всем и каждому. Там я все же решил совершить литию. Однако встреча со старцем на этом не закончилась. Так уж было устроено промыслом Божиим, что отъезд с Афона выпал на следующий день после Успения Пресвятой Богородицы, на этот день в Ватопеде переносят память старца Иосифа, так как почил он именно на Успение. Надо сказать, что в Ватопеде уже далеко не первый год действует храм в честь преподобного Иосифа Исихаста, а с 28 на 29 августа совершается празднование его памяти, в котором мне и посчастливилось принять участие.

Иеромонах Афанасий (Букин). Святогорские встречи

Последняя встреча была уже не на Афоне, но связана с Афоном. Милостью Божией в Салоники меня пригласили поехать на автобусе вместе с группой паломников с Кипра. По пути мы заехали в Суроти, где провел последние годы своей жизни и был погребен преподобный Паисий Святогорец. Таким образом, он, можно сказать, проводил меня перед отлетом из благословенной Эллады домой в Россию. Следует отметить, что он же меня встречал, в Греции его память празднуется в день его блаженной кончины – 12 июля, однако на Афоне, по крайней мере в Ватопедском монастыре, где богослужения совершаются по старому стилю, его день памяти переносят на 15 июля, и именно в этот день я впервые вступил на заповедную территорию Сада Пресвятой Богородицы, которому вот уже 7 лет принадлежит значительная часть моего сердца, и в который всегда хочется вновь и вновь возвращаться.

Это далеко не все встречи, бывшие этим летом, хотелось бы вспомнить и одноного монаха из Молдавии, доживающего свой век в Андреевском скиту, и священника из Уганды, приехавшего в небольшое паломничество, и одного из русских митрополитов, встреченного на пароме по пути из Скита Святой Анны в афонский порт Дафни, который по-отечески поговорил со мной и поделился поистине монашеской мудростью, доставшейся ему от его наставника, ректора Ленинградской Духовной Академии архиепископа Мелитона: «ничего не проси, ни от чего не отказывайся» и многих других. Но тогда эта небольшая заметка превратилась бы в большую книгу, потому что каждый день в уделе Божией Матери наполнен и переполнен встречами, посланными Ею.


[1] Геронда – соответствует нашему русскому Старец, но так обращаются только к игумену или человеку, чей духовный опыт является общепризнанным, к кому обращаются за советом.

[2] Папа – так в Греции называют священников и звучит это в их устах очень мило и ласково, как наше родное близкое сердце «батюшка».

[3] См.: Фудель, С.И. Воспоминания. Ч. 2. Гл. VII. Епископ Афанасий.


Опубликовано 09.09.2016 | Просмотров: 379 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter