«Главное – любить Христа». Интервью с автором книги «Несвятые святые».

Архимандрит Тихон (Шевкунов) – наместник Сретенского монастыря, ректор Сретенской духовной семинарии, секретарь Патриаршего совета по культуре, известный церковный писатель и сценарист. Много лет назад он, подающий большие надежды студент Всесоюзного государственного института кинематографии, имел прекрасную возможность сделать блестящую светскую карьеру. Но, пережив встречу с Вечной Истиной, с Христом, молодой сценарист решает всецело посвятить свою жизнь служению Богу и по окончании вуза вступает в число братии Псково-Печерского монастыря, чтобы со временем внести свой замечательный созидательный вклад в историю Русской Церкви. И по сей день архимандрит Тихон продолжает свое пастырское служение, являясь наставником будущих священнослужителей, способствует проповеди и укреплению Православия, активно участвуя в организации различных общественных проектов. Эти неустанные труды и привели отца Тихона в Санкт-Петербург на встречу со студентами Духовной академии, участвующими в качестве экскурсоводов в выставке, посвященной 400-летию Дома Романовых.

13.06.2014_tihon_5

Несомненно то, что почти каждый молодой человек, стоящий у порога взрослой жизни и понимающий всю ответственность предстоящего ему выбора собственного жизненного пути, сталкивается с целым рядом вопросов и проблем. Как верно определить свое место и предназначение в этом мире? Как не ошибиться при выборе жизненного пути и того человека, с кем предстоит пройти этот путь? Что поможет верующему молодому человеку преодолеть соблазны юности?

13.06.2014_tihon_2

В беседе с корреспондентом «НЕвского БОгослова» архимандрит Тихон, исходя из своего богатого духовного и житейского опыта, дает практические ответы на эти вопросы, а также рассказывает о принципах воспитания молодых священнослужителей в Сретенской духовной семинарии и о том, каким образом верующий христианин может донести до новоначального или еще не воцерковленного человека идею христианской свободы, к которой призвал Своих учеников Божественный Спаситель.

Здравствуйте, отец Тихон, мы рады приветствовать Вас в стенах Санкт-Петербургской православной духовной академии. Расскажите, пожалуйста, о том, как начиналось Ваше служение, что Вас тогда интересовало?

Что касается моей церковной деятельности, то это очень просто: такого рода послушания были у меня в моей монашеской жизни. Нас было трое: отец Агафадор, иеромонах Даниил и я, как послушник. Мы начинали возрождение Донского монастыря, потом Сретенского. Все то, что делается сейчас в Сретенском монастыре относительно общественной церковной жизни – это часть нашего пастырского служения, не больше. Книги, фильмы, вот эта экспозиция (выставка, посвященная 400-летию Дома Романовых – прим. ред.) – все это, в первую очередь, часть пастырского служения. Это необходимо и для воцерковления людей, их непосредственного приобщения к духовной, церковной жизни, и для формирования у них правильного, церковного представления о мире – вот главная задача, все остальное – второстепенное.

13.06.2014_tihon_1

Что Вы можете посоветовать нашим студентам при выборе жизненного пути, исходя из Вашего собственного опыта? Нужно ли в этом вопросе следовать велениям собственного сердца? Или же необходимо полностью полагаться на советы, к примеру, духовника?

Следовать велениям собственного сердца? Несомненно. Но затем спрашивать благословения у наставника. Безусловно, наше сердце может подсказать нам очень важные мысли, намерения, слова, но мы должны их проверять. Святые отцы советуют нам испрашивать благословения на то или иное дело. В этом и заключается смысл послушания – послушания и священноначалию, и нашим духовникам, и просто опытным людям. Жизнь по совету – об этом много писал святитель Игнатий Брянчанинов. Конечно, молодым людям свойственны миллионы терзаний и сомнений, и, как я убедился в этом, семинарская среда здесь не исключение. У нас, в том месте, где я духовно воспитывался, в монастыре, таких сомнений особенно не было. Это как святитель Игнатий Брянчанинов, вспоминая о своей юности, писал, что, вступая в монастырь, он словно головой в холодную воду кинулся в совершенно неизвестную монастырскую жизнь и после никогда об этом не сожалел.

Что касается молодых людей, то ничего в этом страшного нет, если их мучают сомнения, одолевают всякого рода маловерия, неуверенность в выбранном пути. Что ж, через это, наверное, многим надо пройти. Весь вопрос в том, насколько честно и мужественно молодой человек посмотрит на обстоятельства своей жизни, которые обусловлены, в первую очередь, Промыслом Божиим. Преподобный Иоанн Лествичник писал о монастыре, но я убежден, что это подойдет и для семинаристов: «Каким бы образом не оказался в монастыре – знай, посещение Божие есть». Да, не всегда студент семинарии, воспитанник семинарии – так мне больше нравится – становится священником. Но никогда эти годы не пройдут в его жизни бесследно. Но с другой стороны, конечно, мы своим студентам всегда говорим: «Вы учитесь здесь, и мы воспитываем вас не в первую очередь, а только для того, чтобы вы стали священниками. Это особый Промысл Божий о вас. Других целей у нас нет. Мы не преподавателей воспитываем и учим в духовной семинарии. Мы учебное заведение, которое призвано воспитывать и учить священников, иереев для Церкви Божией».

13.06.2014_tihon_4

А что касается решения такого жизненно важного вопроса, как вступление в брак или принятие монашества, то какие здесь можно допустить ошибки? Как их избежать?

Главная ошибка и в том, и в другом случае – торопливость. Есть любимое выражение преподобного Амвросия Оптинского: «Чтобы не ошибаться, не должно торопиться». Ни в выборе супруги, ни в выборе монашеского пути. Торопиться ни в коем случае нельзя! Если у человека есть искреннее произволение к монашеству, он должен пожить в монастыре, испытать себя, узнать об этом образе жизни. Молодым людям, которые приходят в монастырь с просьбой о том, чтобы стать послушниками, я задаю вопрос: «А зачем? Зачем в монастырь? Зачем ты хочешь быть монахом?» Он говорит: «Ну, для того, чтобы спастись». – «Подожди, а что, в миру спастись нельзя?» – «Ну, для того, чтобы Богу служить», – отвечает он. «Хорошо, а в миру Богу служить нельзя?» – «Тогда, – по смирению говорит этот молодой человек, – чтобы быть в какой-то степени совершенным…» Я говорю: «Слушай, совершенными бывают и в миру: Иоанн Кронштадтский, Ксения Петербургская – только в одном Петербурге сколько много!» – «А зачем?» – тогда уже мои собеседники спрашивают. И я отвечаю, что монахом человек хочет стать и для того, чтобы безраздельно служить Богу, и для того, чтобы быть совершенным настолько, насколько это для него возможно, и для того, чтобы спасать душу, естественно. Но есть еще одна вещь, которая очень важна для желающего быть монахом: он ищет монастырской жизни, монашеской жизни. Спасаться можно в миру, и совершенствоваться можно в миру, и, так сказать, благовествовать можно в миру. А вот жить монашеской жизнью в миру невозможно. Поэтому надо по-настоящему полюбить монастырь и монастырский образ жизни, почувствовать его. И это тоже очень важно. Потому что если человек этого не сделает, то, конечно же, он может быть, как иногда называют, «паркетным» иеромонахом или архимандритом, может быть хорошим церковным чиновником, но настоящим монахом он никогда не станет. Здесь нужно время, здесь нужна проверка себя, здесь нужна проверка монастыря, выбор настоятеля и выбор братии, с кем ему жить, может быть, всю жизнь. Он такие обеты дает…

Это же самое касается и брака. Своим студентам я говорю, что при выборе невесты, в первую очередь, надо искать помощницу. «Сотворим человеку помощника ему», – сказано в Священном Писании. Не красивую девицу сотворим, не 90-60-90, а помощницу. Через какое-то время молодые люди начинают это понимать. Через какое-то время после брака. Очень часто оказывается, что выбранная жена не является помощницей. Начинается катастрофа. Еще при выборе невесты, в самом-самом начале, надо понять, что жена, супруга – это помощница; второе – не торопиться. Отец Иоанн Крестьянкин заповедовал своим духовным чадам и тем, кто обращался к нему за советом, готовясь вступать в брак, не менее трех лет общаться с девушкой, а девушке, соответственно, с молодым человеком, прежде чем идти под венец. Раньше мне казалось, что это слишком жестоко, а сейчас я понимаю, насколько он прав. Хотя бывают случаи, когда молодые люди общаются и меньше, полтора-два года, потом принимают это решение. Нет, отец Иоанн вовсе не был аккуратистом и педантом – 3 года, кровь из носу. Нет, конечно. Но такое продолжительное время для присматривания друг к другу, для узнавания друг друга – необычайно важно.

Что еще сказать о браке? Конечно же, очень важно, чтобы девушка была верующей, церковной. Или по-настоящему стремилась к вере, а не только в представлении влюбленного: «Вот девушка, я ее встретил в кафе, она меня так расспрашивает, она ко мне тянется, и я чувствую, что воцерковлю ее». О-о-о, это такая опасная песня… По-настоящему церковная и по-настоящему верующая. Помощница должна быть именно такой. Очень важно, кто ее родители. Надо смотреть на маму. Это известная история, что через двадцать лет ваша супруга будет такой же, как ее мама сейчас. Надо, чтобы с тещей были хорошие отношения. Это, конечно же, второстепенно, но важнейшее из второстепенного. Еще раз скажу, что я могу давать такие советы лишь потому, что уже пятнадцать лет семинаристы задают мне подобного рода вопросы, и у меня есть кое-какой опыт наблюдения за их жизнью.

Как ректор духовной семинарии, на что Вы в первую очередь обращаете внимание в деле воспитания будущих священнослужителей? Что в этом вопросе, на Ваш взгляд, является приоритетным?

Прежде всего, мы обращаем внимание на искреннюю веру и благочестие. Учеба необычайно важна, и у нас строгие требования по отношению к учебе, но я, честно говоря, не помню ни одного случая, чтобы мы отчисляли студентов за неуспеваемость, всем даем возможность доучиться. Но дерзость по отношению, например, к святыне, кощунство, жестокое отношение к ближнему, хамство и грубость – это причины расстаться. Мы считаем, что такие молодые люди не пригодны. Также обращаем внимание на заинтересованность молодого человека в пастырском служении – что он действительно, не побоюсь этого слова, страстно желает послужить Богу. А все остальное: миссионерство, социальное служение… А может быть, он будет просто замечательным батюшкой, и этих миссионеров вокруг него будут десятки. Вот это самое главное – устремленность к служению. Но, конечно же, без экзальтации. Иногда сталкиваешься с ситуацией, когда молодой человек начинает поучать направо и налево – это совсем уже тоскливо, такая преждевременная горячность не приветствуется.

13.06.2014_tihon_3

Отец Тихон, позвольте немного уклониться от темы нашего разговора о семинарии и обсудить некоторые общие вопросы, волнующие нашу молодежь. В наше время очень популярны различные практические рекомендации от специалистов, как, например, какие-нибудь «10 основных правил жизни», «Причины успеха», бизнес-стратегии и т.д. На Ваш взгляд, какие «правила жизненного успеха» можно посоветовать молодому христианину, не только семинаристу?

Честно говоря, я тоже когда-то посматривал на все эти правила жизни, все эти «пластмассовые» рекомендации относительно того, как нам строить работу, строить свое будущее, строить отношение между людьми – скучная это штука. Мне кажется, что самое главное – это искренность. Искренность во всем. Это то, что мы пытаемся как самое драгоценное качество пестовать в наших воспитанниках. Вот самое главное. А что касается этих методик, ну, может быть, есть среди них вполне разумные – я в этом не специалист. Что посоветовать? Трудиться и не лениться! Вот если есть лень, то ее надо преодолеть. В отношении к труду это самое главное, другого нет ничего. Кажется, Тимирязев об этом говорил, что самое начальное в любом великом деле – преодолеть свою великую лень. Это Тимирязев, великий труженик… Так значит, и к каждому это относится.

Взаимоотношения с миром, секулярным сообществом – всегда непростой вопрос, особенно для наших современников, и особенно для молодых людей. Отец Тихон, посоветуйте, как в бурной реальности молодежной жизни верующему человеку сохранить образ христианина? Как найти грань между тем, что дозволено или кажется нейтральным, и тем, что по-настоящему повредит?

Вы знаете, есть только один, универсальный на все времена, данный нам, христианам, способ – любить Христа. По-настоящему любить Христа и по-настоящему пребывать с Ним, больше ничего не надо. Это для меня Альфа и Омега – любовь христианина к Богу. Только иногда мы об этом забываем. Тогда и начинаются проблемы.

Основная тема номера нашего журнала – христианская свобода, проблема понимания которой актуальна для наших дней, так как очень многие новоначальные люди, приходя в Церковь, начинают воспринимать ее как систему ограничений и запретов. И как в таком случае донести до этих людей идею свободы, краеугольную идею христианства?

Только примерами, с моей точки зрения. Не богословскими построениями, не софистикой, а только на примерах конкретных людей, что я и постарался сделать в книге «Несвятые святые». Да и вы делайте то же самое. На своем собственном примере и на примере тех людей, которые, в свою очередь, для вас являются примером. Расскажите о них! И, возможно, только тогда вы донесете малоцерковному или воцерковляющемуся молодому человеку свои идеалы. Вы же ведь тоже не пришли в систему запретов. Вы пришли к свободе, к вечности, к любви, к Богу – вот об этом и надо рассказывать, а для того, чтобы ощутить это, пребывать в этом, нужна чистота сердца. А чистота сердца в нашем положении падшего человеческого существа, конечно же, связана с какими-то ограничениями. Но вначале покажите, к чему стремиться, а потом человек сам скажет: «Да, но для этого мне надо…» И те самые ограничения он примет с радостью.

И последний вопрос. Как будет называться Ваша следующая книга, которую все мы с нетерпением ждем?

Не знаю. Мне бы очень хотелось ее написать, но еще не знаю, будет она или нет. Есть у меня несколько книг и в голове, и в душе, но я не уверен, что на это чисто физически хватит времени. Много обязанностей — и чиновничьих, и обязанностей прекрасных и счастливых, касающихся монастыря и семинарии, и обязанностей пастырских. Но к тому же есть еще одно обстоятельство, о котором, хоть со стыдом, но объективности ради должен сказать – это лень, которая, думаю, что многим известна. Меня, с одной стороны, могут и пожалеть, а с другой стороны, могут сказать: «Ну, что ж Вы, батюшка, надо лень преодолевать». На самом деле, мешает всегда только лень, все остальное – наши отговорки.

Беседовал Николай Аринушкин

Опубликовано в журнале «НЕвский БОгослов» №11 (2014)


Опубликовано 13.06.2014 | Просмотров: 701 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter