Борис Корчевников. Просто быть честным…

Многие из нас знают Бориса Корчевникова по его герою — кадету Илье Синицыну в сериале «Кадетство». После этого сериала сыграл еще 3 роли – в фильмах «Тариф Новогодний» (реж. Е. Бедарев, роль – Пашка, 2008) и «Черный баран» (реж. Р. Хрущ, роль – Мишка, 2009) и в сериале «Десантный Батя» (реж. О. Штром, роль – Рябушкин, 2008). В 2009 году был автором и ведущим программы «Хочу верить!» на телеканале СТС. 2010 год ознаменовался выходом на экраны двух документальных циклов с его участием — «Концлагеря. Дорога в ад» на канале «ТВ Центр» и «История российского шоу-бизнеса» на канале СТС. Оба этих документальных сериала были награждены премией «ТЭФИ».

В 2010 году принял участие в проекте на стыке двух своих творческих специальностей – актерской и журналистской: снялся в 8-серийном документально-историческом детском сериале «Ребята и Параграф», который в игровой форме рассказывается об истории России.

В 2011 году был ведущим (вместе с Василием Уткиным) документального проекта «История российского юмора» на телеканале СТС.

C мая 2013 года ведет ток-шоу «Прямой эфир» на телеканале «Россия» вместо Михаила Зеленского.

А еще Борис — хороший, настоящий сын матери-Церкви. И об этом он расскажет сам.

10.09.2014_korchevnikov_4

Здравствуйте, Борис Вячеславович! Мы искренне рады приветствовать Вас в стенах Санкт-Петербургской православной духовной академии, и, учитывая это обстоятельство, первый вопрос Вам хотелось бы задать на тему жизни в Церкви. Расскажите, пожалуйста, о Вашем пути к Богу, к Церкви; что помогло Вам сделать непростой для многих выбор в пользу Православия?

Когда мне было семь лет, я написал стихотворение, первое в своей жизни:

«Скажи мне, Церковь,

Иисус Христос – живой?

Ответь мне, Церковь,

Он существует или нет?»

И Церковь отвечает мне:

«А ты скажи мне правду –

ты в Бога веришь или нет?»

И я ответил Церкви:

«Я в Бога верю, да,

Так расскажи ты мне тогда,

Живой Он? Или нет?..»

Несколько следующих строчек я забыл, но смысл их таков, что Церковь мне отвечает о том, что Бог живой, что Он существует в каждом из нас, а последние две строки вышли так:

«А существует Он во мне?» –

«Конечно, существует», –

ответила мне Церковь

улыбкой на лице…

В то время, когда я написал это стихотворение, я в церковь особенно не ходил, но моя крестная, покрестившая меня в семь лет, возможно, что-то мне рассказывала про церковь. Это была мамина подруга, сама мама тоже была человеком нецерковным. Спустя много лет, когда я вспомнил это стихотворение, я подумал, что, наверное, уже тогда, в детстве, какие-то отношения с Церковью были, какие-то такие личные, которые позволили мне в 23 года уже опытом, внутренним опытом понять, что встреча с Богом происходит в Церкви, что это дом Божий, и там хочется быть, потому что хочется быть с Богом. Но это узнаешь только опытом. Вообще, тут нет универсального пути, у каждого какая-то своя дорога к храму и похожих путей нет…

Был ли на Вашем пути к Богу духовный наставник, или на том этапе им являлся исключительно личный опыт?

У каждого это происходит по-разному. Митрополит Антоний Сурожский рассказывает, что в юности он не верил в Бога. Ему было пятнадцать лет, когда он, будущий великий проповедник, начал читать Евангелие, сидя в комнате, и на третьей главе Евангелия от Марка он просто физически, всем своим существом ощутил, что Христос сидит по ту сторону стола. Он не увидел Его физически, глазами, но до конца отрывок из Священного Писания он дочитал уже верующим человеком.

А как было у меня? Я стоял в очереди к мощам святой Матроны – одна знакомая сказала: «Давай съездим». – «Ну, давай съездим…» И вот, в этой очереди я внутренним опытом ощутил то, что случается, когда Господь приходит в твою жизнь. Невозможно найти точных слов, чтобы выразить это, просто ты вдруг ощущаешь чистоту, которая всего тебя осветляет и выбеляет, ты начинаешь видеть самый глубинный смысл всего, то есть ты вдруг понимаешь, что вот оно – то, ради чего и стоит жить. Это и есть опыт – опыт, наверное, вечности, опыт жизни после смерти, который на земле можно испытать. Вот таким был мой опыт, но найти точные слова для его описания очень сложно. Настолько явно, совершенно я это просто ощутил. Ощутил тогда, находясь там в той очереди. Что это на меня подействовало, что? Ничего. Я стоял на морозе, просто стоял, и что-то вдруг так осветило мою душу, что я сильно заплакал и долго не мог успокоиться. Этот опыт и заставил меня больше узнавать, что такое Церковь. Я понял, что там этого так много – того, что тебя меняет…

То есть, Ваша история схожа с одним из евангельских сюжетов, когда апостол Филипп говорит своему другу Нафанаилу: «Приди и сам увидь…»

Да, совершенно верно.

Но все же, несмотря на то, что это был Ваш личный, неповторимый опыт, могли бы вы что-нибудь посоветовать людям, которые, находясь на пути к Богу, к православию, еще пока сомневаются в правильности своего выбора?

Быть честными. Искать до конца. Потому что Господь – это Правда. Человек, который ищет Правду, может пройти через столько путей – через секты, через другие учения, – но если он честно не останавливается и честно себя спрашивает, он находит эту Правду, рано или поздно. А люди, которые говорят: «Я не верю… Там ничего нет», – это не очень честная позиция. Я не верю не потому, что ничего нет, а потому, что я не ищу, мне сейчас так комфортно. На самом деле, вовсе не комфортно, потому что в природе человека есть это желание поиска Бога; это в природе любого человека, и рано или поздно любого из нас жизнь заставляет искать ответы на все эти вопросы. Невозможно в себе заглушать этот вопрос, который всегда в тебе звучит. Поэтому если есть рецепт для сомневающихся, то это честность. Честно искать, не останавливаться…

Насколько нам известно, в стенах Санкт-Петербургской православной духовной академии Вы впервые…

Да, и хочу сказать, что это так радостно и волнительно для меня.

И каковы Ваши впечатления от этой первой встречи?

Ну, они очень поверхностны, но есть ощущение, что ты находишься… Это сильное такое сравнение. Вы знаете, есть дерево русского Православия, а есть корни. Дерево – пышное, у него большая крона, а корней не так много. И вот они, эти два корня – Московская духовная академия и Санкт-Петербургская духовная академия. Я чувствую, что здесь я нахожусь в самом фундаменте, отсюда все развивается. Я нахожусь там, где созидается будущее нашей Церкви и, неизбежно, нашей страны. Какое-то очень особое чувство здесь, честно говоря… И, конечно, оно тем особенней, что я понимаю, сколько здесь созидалось, сколько великих людей вышло отсюда в прошлом.

В этом году исполняется пять лет со дня, когда ректором СПбПДА был назначен епископ Амвросий (Ермаков). Мы знаем, что Вы были знакомы с владыкой задолго до его назначения ректором Академии. Расскажите, пожалуйста, о Вашем знакомстве с владыкой?

Я начну с нашей последней встречи, которая была несколько часов назад. Владыка встретил меня со словами: «Пять лет, как Вы обещали приехать». И я покаялся: действительно, обещанного три года ждут, но я даже этот лимит превысил. Пять лет назад мы встретились в Лавре. (Троице-Сергиевой Лавре – прим. ред.) Скажу честно, не так часто доводится говорить с епископом, в котором столько открытости, любви, одновременно какой-то простоты и света. Он пригласил меня в академию, мы какое-то время были на связи… Просто какая-то невероятная радость – Вы вот сейчас просто о нем заговорили, и у меня сразу улыбка радостная, и его улыбка перед глазами. Когда от человека исходит такой свет любви, заботы, служения Господу, а значит, неизбежно, и людям, тому делу, на которое он призван, – с таким человеком просто быть рядом как-то невероятно радостно.

Как православный мирянин, знакомый с церковной жизнью, и как журналист, которому хорошо известны настроения в нашем обществе, что бы Вы могли посоветовать нашим студентам – будущим священникам, которым придется нести свое служение в реалиях современной жизни? На что стоило бы обратить больше внимания еще в процессе обучения? Каковы те проблемы, с которыми они могут столкнуться, выходя в мир на общественное служение?

Рядом с вами столько великих и мудрых людей, которые, наверняка, дают вам очень глубокие советы и направляют, что это, наверное, будет смешно, если я что-то буду советовать. Но мне кажется, что сегодня – что бы там ни говорили и где бы ни говорили – в нашем обществе огромная тоска по настоящим людям, по настоящей вере и по настоящей любви и пониманию. И то, чего сегодня ищет человек в России после всех потрясений, которые мы испытали и продолжаем испытывать, – это поддержки в ближнем и в первую очередь в духовенстве; он ищет любви и веры, настоящей веры – той, которой нам так не хватает сегодня после атеистических лет.

Я вот слышал здесь такую шутку. Где-то у вас в академии говорят, что, мол, «в Московской духовной академии молятся, в Питерской учатся»…

Да, а «в Одесской работают». Что-то вроде этого… (Смеются)

…Это здорово, что учатся, но не менее важно, чтобы в тех священнослужителях, которые отсюда выходят, мы и все люди, живущие сегодня в России, в первую очередь находили бы любовь и настоящую веру, силу веры. Потому что это то, в чем мы сегодня действительно очень нуждаемся.

Вопрос как к человеку хорошо образованному: какую литературу Вы могли бы посоветовать для дополнительного чтения с целью саморазвития?

У вас редчайшая библиотека, в стране поискать такие библиотеки. У вас вся эта литература есть. Для меня в разные периоды времени разные книги давали очень многое, способствовали моему развитию, но всегда я начинал, продолжаю и, наверное, закончу свою жизнь Евангелием. Это есть начало и конец, все самое мудрое заключено в простых словах этой Книги. Главное – не расставаться с ней. И, конечно, мне в свое время много дал и дает сегодня современным людям митрополит Антоний Сурожский. Для меня все, что им сказано, как некая путеводная звезда. Ну еще, может быть, профессора Виктора Тростникова я бы посоветовал читать. Это такие труды по историософии, как «Бог в русской истории». Там замечательное и очень доступное осмысление всей нашей русской истории, понимание, что Россия не православной быть не может. Именно через это он видит всю ее судьбу, мне кажется, это очень важно сегодня. Ну и конечно, ваш земляк, ныне покойный митрополит Иоанн (Снычев). Я считаю, что его труды по истории России – большое сокровище именно для того, чтобы правильно понимать, почему все так происходило, как происходило, а не наоборот.

Борис Вячеславович, для многих православных Вы известны как автор проекта «Не верю», вызвавшего оживленный интерес у многих людей. В том числе этот интерес был очень заметен и в нашей Академии. Хотелось бы задать вопрос об этом проекте. Что подвигло Вас к его созданию?

Не знаю, мне кажется, это было очевидно для нас с Вами, для всех людей, кто даже редко заходит в церковь, что то, что он видит в церкви, и то, что о Церкви вдруг так массово на какой-то определенной волне стали говорить, просто два каких-то совершенно разных, не совпадающих мира. Просто хотелось разобраться, откуда такое несовпадение, спровоцировано ли кем-то вбрасывание в нас этого определенного настроения, или это что-то иное. Хотелось в этом разобраться, ответить на какие-то вопросы. Мы просто не поверили тому, что говорили о Церкви, потому что видели, видим и знаем другую Церковь – Церковь, которая состоит из нас, из всех людей, но, тем не менее, это Церковь, где столько добра, жертвенного служения. Не знаю, но я такую Церковь вижу, люблю, и поэтому я в ней.

И при случае необходимо встать на ее защиту…

На защиту Церкви? Не знаю. Это в какой-то степени самозащита, хотя мне кажется, что Церковь нас защищает в большей степени, чем мы ее. Кажется, Иоанн Златоуст говорил: будь в Церкви, и никуда ты из этого корабля не денешься, все тебя минует, главное – быть в нем. Я же просто слышал неправду и чувствовал внутри потребность дознаться до правды. И мы попытались.

И, наконец, последний вопрос. Расскажите, пожалуйста, о самом ярком моменте из Вашей церковной жизни. Что Вас тогда особенно впечатлило, что запомнилось? Может быть, эти воспоминания связаны с каким-то конкретным лицом?

У Эмира Кустурицы есть фильм, который называется «Жизнь как чудо». Он снял его, когда стал православным человеком, крестился. Это произошло сравнительно недавно, несколько лет назад. Вся жизнь, когда ты приходишь в Церковь, становится чудом. Она наполняется смыслом, красотой, энергией… Невероятной энергией, жизнерадостностью… С тех пор как я в Церкви, для меня вся жизнь – это яркий, очень яркий и очень интересный момент. Просто намного интересней стало жить…

Спасибо Вам, Борис Вячеславович, что после столь напряженной и длительной работы Вы нашли время для нашей с Вами беседы, мы искренне Вам благодарны! Большое спасибо!


Опубликовано 10.09.2014 | Просмотров: 927 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter