Архимандрит Ианнуарий (Ивлиев). Благая Весть о Царствии Божием в евангельских притчах и образах

Ивлиев

Первые слова Иисуса Христа в начале Его публичной деятельности – возвещение начала нового века: «Исполнилось время и приблизилось Царствие Божие; покайтесь и веруйте в Евангелие» (Мк 1,15). У читателя русского Синодального перевода может возникнуть вопрос, в какое именно Евангелие призывает верить Иисус Христос. Однако, если более аккуратно перевести эти слова Спасителя, то все станет понятнее: «Срок исполнился и Царствие Божие совсем близко. Покайтесь и веруйте в это Евангелие!». То есть Евангелие, Радостная Весть, принесенная Иисусом Христом, состояла в том, что исполнился срок, назначенный Богом Отцом, и к людям пришло Царствие Божие. Как оно пришло? – В лице Самого Иисуса Христа. Где Он, где Его присутствие, – там и Его Царствие. И последние слова воскресшего Иисуса Христа, сказанные Его ученикам на земле, — возвещение Его присутствия в Церкви «во все дни до скончания века» (Мф 28,20).

Мысль о торжестве Царствия Божия пронизывает весь Новый Завет. Более того, можно с уверенностью говорить, что именно надежда на победу этого Царствия составляет ядро всех писаний Нового Завета. Когда Апостол Павел говорит о христианской «надежде на Господа нашего Иисуса Христа» (1 Фесс 1,3), он говорит об ожидании Второго Христова пришествия и Его Царствия. Когда он пишет о стенаниях всей твари в надежде, что она, тварь, «освобождена будет от рабства тления в свободу славы детей Божиих» (Рим 8,20-21), он пишет о томительном ожидании Царствия. Наконец, когда Иисус Христос даёт заповедь молиться, то эта молитва «Отче наш» — молитва о Царствии: «Да придет Царствие Твое» (Мф 6,10). Этот век закончится. Настанет новый век. Конец, о котором радостно возвещает Евангелие, – не есть конец бессмысленного процесса, бессодержательный обрыв ряда мировых событий, но есть Конец как разумная цель мировой истории – Царствие Божие. Таково упование христиан. И последние строки Нового Завета провозглашают: «Ей, гряду скоро! Аминь. Ей, гряди, Господи Иисусе!» (Откр 22,20).

Ивлиев

«Вышел сеятель сеять…»

Итак, с одной стороны, Царствие уже здесь, в присутствии Самого Иисуса Христа. С другой стороны, оно ожидается в будущем, близком или не очень. Эти две точки зрения совмещаются в контрасте между величием и полнотой грядущего Царствия и его маленьким, почти неприметным началом в настоящем. Об этом контрасте говорит ряд притч о Царствии, произнесенных Иисусом Христом. «И сказал: Царствие Божие подобно тому, как если человек бросит семя в землю, и спит, и встает ночью и днем; и как семя всходит и растет, не знает он, ибо земля сама собою производит сперва зелень, потом колос, потом полное зерно в колосе. Когда же созреет плод, немедленно посылает серп, потому что настала жатва. И сказал: чему уподобим Царствие Божие? или какою притчею изобразим его? Оно — как зерно горчичное, которое, когда сеется в землю, есть меньше всех семян на земле; а когда посеяно, всходит и становится больше всех злаков, и пускает большие ветви, так что под тенью его могут укрываться птицы небесные» (Мк 4,26-32).

Притчи в Мф 13 изображают, каким образом Царствие Божие приходит уже сейчас, в деяниях и самой жизни Иисуса Христа. Это пришествие в настоящем и составляет «тайну Царствия Божия» (Мк. 4:11). Возьмем для примера притчу о сеятеле (Мф. 13:3-9): «Вот, вышел сеятель сеять; и когда он сеял, иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то; иное упало на места каменистые, где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока. Когда же взошло солнце, увяло, и, как не имело корня, засохло; иное упало в терние, и выросло терние и заглушило его; иное упало на добрую землю и принесло плод: одно во сто крат, а другое в шестьдесят, иное же в тридцать. Кто имеет уши слышать, да слышит!». О чем это? – О том, что в личности Иисуса Христа Царствие Божие приходит так же надежно, как богатый плод урожая приходит после сеяния. Это ведь Сам Иисус Христос подобен сеятелю, и всё, что Он делает и чему учит, подобно посеву, за которым, как это знает каждый, наряду с неудачей следует необыкновенно большой урожай. И сеяние, о котором говорит Иисус Христос, – не только Его Слово, не только Его учение, как это часто представлялось светскому сознанию, но и вся Его деятельность, само Его живое присутствие и участие в судьбах людей. Царствие приходит не потому, что учение и деяния Иисуса несут в себе некую прогрессивную идею, которая изменит мир, но потому, что в Иисусе Христе таинственным образом действует Сам Бог. Именно в этом «тайна Царствия».

Притчи Иисуса Христа опровергают не только светскую оценку Его деятельности, но и некоторые другие представления. Особенно наглядно это видно в притче о пшенице и плевелах и в подобной ей притче о неводе ( Мф. 13:24-30; 47-48). Основная мысль обеих притч в том, что плевелы и доброе зерно, худые и хорошие рыбы могут и должны быть отделены друг от друга, но будут отделены только в самом конце. Эти образы дают наглядный ответ на вопрос, который неизбежно вставал перед всяким, кто слышал о пришествии Царствия Божия в настоящем. Согласно ветхозаветным пророчествам, согласно Иоанну Крестителю и всем иудейским ожиданиям, пришествие Царствия Божия будет сопровождаться великим разделением. Тот, кто принесет это Царствие, подобен земледельцу, отделяющему плевелы от пшеницы. Но в действиях Иисуса Христа мы не наблюдаем ничего подобного. Ведь даже в узком кругу Его учеников мы видим и добро и зло. Притча свидетельствует: Царствие Божие приходит через сеяние и через жатву. Необходимое разделение следует после сбора плодов. Последователь Иисуса должен терпеливо нести сосуществование пшеницы и плевел, даже в своей собственной жизни.

Похожий разрыв с общепринятыми представлениями того времени мы находим в притчах о горчичном зерне и о закваске (Мф. 13:31-33). Эти притчи говорят о том, как малоприметное начало дает всеохватывающий результат. Они как бы отвечают на то возражение, которое неизбежно возникало у тех современников Иисуса Христа, которые слышали такие, например, Его речи: «Пойдите, скажите Иоанну, что слышите и видите: слепые прозревают и хромые ходят, прокаженные очищаются и глухие слышат, мертвые воскресают…» (Мф. 11:4-5). Согласно воззрениям того времени, с приходом Мессии должны исчезнуть все болезни, должна исчезнуть смерть. Но Иисус Христос исцеляет лишь некоторых. Более того, Его слово обретает среди слушателей лишь некоторых последователей, да и те не всегда оказываются верными. Даже немногие Его последователи, которые стали таковыми благодаря исцелению или доверия Его слову, ни внешне, ни внутренне не становились новыми людьми. Как же можно назвать это слово Евангелием, провозглашением универсального Царствия Божия? Притчи разъясняют: То, что приносит Иисус Христос, подобно горчичному зерну, из которого вырастает большое дерево; оно подобно малой закваске, которая сквашивает все тесто. Именно таким неприметным образом приходит Царствие Божие, именно так начинается спасение, когда всё постепенно и неприметно становится новым. Эти притчи не менее актуальны и сегодня. Достаточно трезвыми глазами взглянуть на людей и на мир после двух тысяч лет христианства как мировой религии. Что мы видим, как не горчичное зерно? Как и во времена земной жизни Иисуса Христа, мы видим то же самое: качественно самых разных Его последователей. И, тем не менее, так, и только так приходит новый мир. После Воскресения Христова и Пятидесятницы эта истина стала понятнее и действеннее, чем прежде.

«Подобно Царство Небесное сокровищу…»

Если же Царствие Божие приходит так, как это образно выражено в притчах о горчичном зерне и закваске, то становится ясным, что ни его пришествие, ни его рост нельзя ни принудить, ни ускорить. Это невозможно сделать ни законническими заслугами фарисеев, ни фанатизмом ессеев, ни революционной активностью зилотов. Царствие Божие можно только «найти», как были найдены сокровище на поле и драгоценная жемчужина. «Еще подобно Царство Небесное сокровищу, скрытому на поле, которое, найдя, человек утаил, и от радости о нем идет и продает всё, что имеет, и покупает поле то. Еще подобно Царство Небесное купцу, ищущему хороших жемчужин, который, найдя одну драгоценную жемчужину, пошел и продал всё, что имел, и купил ее» (Мф 13. 44-46). Эти притчи разъясняют призыв Иисуса Христа к последованию. Его призыв казался непонятным, чрезвычайно суровым. Например, такие Его слова: «Иди за Мною, и предоставь мертвым погребать своих мертвецов» (Мф 8. 22). Притчи же разъясняют каждому, кто безоглядно последовал за Иисусом Христом, что только таким образом можно обрести то сокровище и ту жемчужину, за которые стоит пожертвовать всем остальным. Более того, радость от обретенного делает жертву легкой (вспомним «легкое иго» в Мф. 11:30). Только таким путем достигается Царствие Божие.

Подобно Царство Небесное сокровищу

«Да ядите и пиете за трапезою Моею в Царстве Моем»

Каково же содержание настоящего и грядущего Царствия Божия? Иисус Христос не анализирует понятия, как греческие философы, и не прибегает к фантастическим красочным картинам, как это делали апокалиптики. Он берет образы из окружающего мира, и эти образы обретают особый смысл в общении, в живом обращении к людям. Царствие Божие Иисус Христос изображает только двумя способами: как радостный пир и как полное обновление бытия. Он многократно использует ветхозаветный образ эсхатологической дружеской трапезы. «И сделает Господь Саваоф на горе сей для всех народов трапезу из тучных яств, трапезу из чистых вин, из тука костей и самых чистых вин» (Ис. 25:6). Спаситель подхватывает этот образ, чтобы выразить мысль о радостном собрании народов в спасительном Царствии: «Многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном» (Мф. 8:11). «Истинно говорю вам: Я уже не буду пить от плода виноградного до того дня, когда буду пить новое вино в Царствии Божием» (Мк. 14:25). В последнем случае у Евангелиста Матфея дополнено: «пить с вами» (Мф. 26:29). У Евангелиста Луки это возвещение расширено и дополнено необычным словом: «Я завещаваю вам, как завещал Мне Отец Мой, Царство, да ядите и пиете за трапезою Моею в Царстве Моем» (Лк. 22:29-30). Основная тенденция всех этих образных речей очевидна: Царствие Божие и в будущем, потустороннем мире – не некое бытие в раю, но конкретное общение с Иисусом Христом и тем самым эсхатологическое общение за трапезой с Самим Богом.

«Вино молодое вливают в новые мехи»

В прочих случаях о грядущем бытии Иисус Христос говорит только то, что оно будет новым. Согласно Мк. 14:25 питие там будет «новым». Возможно, в этом выражении «новизна» понимается в том же смысле как и в изречении о молодом (буквально «новом») вине и ветхих мехах (Мк. 2:22). Здесь время спасения приносит то новое, которое не может быть смешано с ветхим. Это блаженное время принесет новое в смысле ветхозаветного пророчества: «Вот, Я делаю новое» (Ис. 43:19).

Само Воскресение характеризует тотальное обновление в Царствии Божием. Об этом обновлении Иисус Христос говорит в Своем слове о воскресении: «Когда из мертвых воскреснут, тогда не будут ни жениться, ни замуж выходить, но будут, как Ангелы на небесах» (Мк. 12:25). Для раввинов будущий мир представлялся лишь как восстановление первозданного состояния, продолжение этого мира, только без греха, зла и смерти. Супружеская жизнь в нем будет продолжаться, точно так же как пища и питие; Закон тоже не утратит своей силы. Но, согласно слову Иисуса Христа, самые элементарные жизненные формы этого мира, такие как брак и зачатие, прекратят свое существование. Грядущий век не просто вернет первое творение. Царствие Божие – не восстановление того, что было в начале. Оно – Конец, оно завершает творение в совершенстве и новизне.

Поэтому Иисус Христос ради Царствия Божия вызывает уже ныне не только из жизни во зле, но также из жизненных форм первого творения: «Есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного. Кто может вместить, да вместит» (Мф. 19:12). Речь идет о тех людях, которые уже в этом мире отказываются от брака, как Сам Иисус Христос. Но именно потому, что грядущая жизнь в Царствии Божием будет совершенно иной, отличной от жизни в мире ветхого творения, Иисус Христос не раскрашивает эту грядущую жизнь никакими фантастическими образами и красками.

«Взгляните на птиц небесных… Посмотрите на полевые лилии…»

Грядущее Царствие Божие формирует не только образ новой будущей жизни, но бросает свой свет и на жизнь в современном мире и его истории. Этот свет не только позволяет лучше видеть ситуацию в этом мире, но делает более контрастной противоположность его положительных и отрицательных сторон.

Ивлиев

В свете грядущего Царствия высвечивается, что являет собой творение Божие. Время от времени возникал вопрос: Как может Тот, Кто возвещает близкий конец этого мира, говорить в положительных тонах о том, что мы называем греческим философским термином «природа»? Например, – «Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?» (Мф. 6:26). И далее: «Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них; если же траву полевую … Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры!» (Мф. 6:28-30). «Не две ли малые птицы продаются за ассарий? И ни одна из них не упадет на землю без воли Отца вашего; у вас же и волосы на голове все сочтены; не бойтесь же: вы лучше многих малых птиц» (Мф. 10:29-31). Трезвый взгляд на природу и человека рациональному сознанию подсказывает, что эти утверждения слишком оптимистичны. Ведь каждый видит, что в природе царит безжалостная борьба за существование. Но в словах Иисуса Христа говорит не рациональный анализ естественного богословия и не философия природы. Речи Спасителя исходят из мысли о Боге, Который ныне близок нам в пришествии Его Царствия: «Приблизилось Царствие Божие; покайтесь и веруйте в Евангелие» (Мк. 1:15). Слова Иисуса Христа указывают на следы этого Царствия в окружающей природе. Ряд изречений о лилиях и птицах в Мф. 6:33 завершается указанием на грядущее Царствие: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам». Образно говоря, приложится и «красота лилий», и «беззаботность малых птиц». Царства же Божия ищет тот, кто молится и живет так, как произносит в молитве Отче наш. Такому даруется исполненное смысла и жизни существование. Именно глядя из перспективы такого откровения Бога и Его Царствия, Иисус Христос находит вокруг Себя знамения милости Творца, Который сохраняет и поддерживает жизнь в этом мире, отмеченном злом, страданиями и заботами. Он не только видит эти знамения благодати, но и возвещает эту благодать, несмотря ни на какое зло разлитую в окружающем нас мире, который сотворен был «хорошим весьма» (Быт. 1:31).

Так окружающий человека мир с его добром и злом обретает четкие очертания, если на него взирать из приблизившегося Царствия Божия. Как же должен вести себя человек, который в этом мире встречает пришествие Царствия Божия? Первый призыв Иисуса Христа – призыв к покаянию: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» ( Мф. 4:17; Мк. 1:15). Покаяние и есть начало пути человека навстречу приходящему в мир Царствию Божию.


Опубликовано 24.10.2014 | Просмотров: 615 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter