Архиепископ Петергофский Амвросий. Выпускники Санкт-Петербургской Духовной Академии в сонме новомучеников и исповедников Церкви Русской

Архиепископ Петергофский Амвросий. Выпускники Санкт-Петербургской Духовной Академии в сонме новомучеников и исповедников Церкви Русской

8 декабря 2016 года в Центральном выставочном зале «Манеж» прошло торжественное открытие межрегиональных Рождественских (Знаменских) образовательных чтений. Архиепископ Петергофский Амвросий выступил с докладом о трагедии, постигшей Русскую Церковь в результате красного террора, и о личностях некоторых новомучеников и исповедников, учивших и учившихся в Санкт-Петербургской Духовной Академии, которые не отреклись от Христа во времена безбожной советской власти и кровью засвидетельствовали свою веру.

Ваши Высокопреподобия и Преподобия,
братья и сестры!

Сердечно приветствую собравшихся в этом зале участников и гостей Рождественских (Знаменских) образовательных чтений Северо-Западного Федерального округа «1917-2017: уроки столетия. Перспективы духовного созидания в Санкт-Петербурге»!

Тема настоящих Рождественских (Знаменских) чтений призывает нас к вдумчивому и глубокому осмыслению того отрезка пути исторического развития нашей Церкви, который с самого начала стал для Нее по-настоящему крестным и ценой невероятных жертв выявил в Ее недрах драгоценнейший сонм новомучеников и исповедников Церкви Русской.

События 1917 года повергли в хаос привычный и устоявшийся уклад жизни всех слоев населения, перемололи в своих жерновах судьбы отдельных людей  и судьбу всей страны. Они стали точкой отсчета нового времени – начала коммунистической эпохи, состоявшей из гражданской и мировой войн, столь же созидавших, сколь и разрушавших страну пятилеток и массовых репрессий, не сумевших убить тело, но до конца опустошивших душу русского народа. Растущей волной гонений сметались храмы, уничтожались священнослужители, запрещалось жить, любить и верить по-христиански.

Архиепископ Петергофский Амвросий. Выпускники Санкт-Петербургской Духовной Академии в сонме новомучеников и исповедников Церкви Русской

Для духовного образования в России наступила настоящая катастрофа. Принятый в феврале 1918 года новой властью «Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви» привел к конфискации имущества семинарий и академий, а также к прекращению их финансирования. В таких условиях духовные учебные заведения были обречены на закрытие. И первой из четырех существовавших тогда Духовных Академий под жернова  нового Левиафана попала именно Санкт-Петербургская, в то время именовавшаяся Петроградской. Закрылась Духовная школа, которая внесла огромный вклад в развитие отечественной богословской науки и подарила миру известных богословов и выдающихся иерархов.

Вот как говорит о начале трагических для Санкт-Петербургской Духовной Академии временах всемирно известный богослов, профессор Николай Никанорович Глубоковский: «…Накануне я обошел на лаврском кладбище все дорогие могилки и поклонился праху моих покровителей, митрополита Антония (Вадковского) и моих коллег, сотворив краткую тихую молитву в память их. Потом я направился и в здание Академии, где прошла вся моя научная жизнь. От ее прежнего здания сохранилась лишь на фронтоне скульптурная фигура Ангела с крестом, а все остальное, включая домовую церковь с алтарем, было скотски опоганено большевицким приютом «дефективных детей», с хулиганами 20-30 лет, которых приходилось выводить на прогулки в академический сад при охране солдат с заряженными ружьями… Я не имел сил и мужества подняться на верх, представлявший отвратительную клоаку, о чем я знал «ощутительно», почти до обморока, на опыте, бывая там, в качестве одного из надзирателей за академическим архивом по обязанности служащего в большом Синодальном архиве. Отборные гады развели свою отборную гадость на месте святе… Ограничился я тем, что в пустынном теперь вестибюле распростерся на пол и с молитвою и слезами облобызал те плиты, по которым и сам некогда ходил на дело свое и на делание до страшного вечера… Академия была для меня как бы родной дом отчий, тем более священный, что такового, в прямом смысле, я никогда не имел и не знал…. Невыразимо скорбно было на душе».

Архиепископ Петергофский Амвросий. Выпускники Санкт-Петербургской Духовной Академии в сонме новомучеников и исповедников Церкви Русской

Но, несмотря ни на что, подвергая риску собственную жизнь, многие  преподаватели и еще более многочисленные выпускники Академии города на Неве продолжали совершать свое служение. Однако теперь это служение было не столько служением научной мысли и просветительского слова, сколько служением свидетельства мученической кровью и жертвенной верности Христу.

Уже 31 октября 1917 г. в Царском Селе озверевшей толпой революционных солдат был убит выпускник Санкт-Петербургской Духовной Академии 1895 года, смиренный служитель Екатерининского собора протоиерей Иоанн Кочуров, всю свою жизнь посвятивший приходскому, пастырскому служению.

В августе 1918 г. уже в ходе охватывавшей страну государственной политики организованного красного террора был расстрелян и утоплен в Финском заливе выпускник Санкт-Петербургской Духовной Академии 1885 года, протоиерей Философ Орнатский, настоятель Казанского собора, выдающийся церковный просветитель и общественный деятель, олицетворявший собой уникальный в  Русской Православной Церкви и столь для нее необходимый тип современного, мыслящего пастыря. Примечательно, что эту мученическую смерть разделили с протоиереем Философом Орнатским два его сына, военный врач Николай Орнатский и артиллерийский штабс-капитан Борис Орнатский, прообразовавшие своей кончиной мученическое свидетельство о Христе тысяч православных мирян из числа русской интеллигенции.

Архиепископ Петергофский Амвросий. Выпускники Санкт-Петербургской Духовной Академии в сонме новомучеников и исповедников Церкви Русской

Возглавивший в это страшное время Русскую Православную Церковь будущий священноисповедник, выпускник Санкт-Петербургской Духовной Академии 1888 года, Патриарх Тихон обрел своих самых надежных сподвижников в лице четырех Патриарших Местоблюстителей, среди которых двое были выпускниками Санкт-Петербургской Духовной Академии 1897 и 1887 годов, митрополиты Вениамин (Казанский) и Кирилл (Смирнов).

Митрополит Вениамин за свою верность Патриарху и готовность противостоять обновленческой пятой колонне ГПУ среди русского духовенства был расстрелян в августе 1922 года. Он не только не позволил превратить псевдо публичный суд над собой в пропагандистскую инсценировку глумления над Церковью, но и своей смиренной твердостью заставил большевистские власти в последующие кровавые 1930-е годы отказаться от публичных процессов над духовенством, представители которого оказались способны умирать куда более достойно, чем публично каявшиеся на сталинских публичных процессах в самых несусветных грехах партийные функционеры.

Митрополит Кирилл, проведший с 1918 года до своего расстрела в ноябре 1937 года в тюрьмах и ссылках почти 18 лет, не только при жизни Патриарха Тихона оставался верным соработником и нелицеприятным судьей деятельности Первосвятителя, но после его смерти духовно и мировоззренчески объединил вокруг себя обреченную на гибель значительную часть русской церковной иерархии. Именно он в тяжелейших условиях репрессий 1930-х годов, когда физически были уничтожены многие десятки тысяч представителей русского духовенства, сумел своей жизнью и подвижнической деятельностью доказать, что в самой несвободной и жестокой стране мира, богоборческом СССР, Русская Православная Церковь, может оставаться самой свободной и достойной формой объединения людей, основанной в своей жизни на принципах любви и сострадания.

Архиепископ Петергофский Амвросий. Выпускники Санкт-Петербургской Духовной Академии в сонме новомучеников и исповедников Церкви Русской

В 2017 году, в 100-летний юбилей революции, мы прославляем в том числе и сонм выпускников Санкт-Петербургской Духовной Академии, которые просто веровали во Христа, служили Церкви и вели народ Божий ко спасению, стойко и смиренно несли свой крест до конца, не думая о высоких словах, о том, что совершают какой-то подвиг.

Они являются лучшим примером для всех педагогов на все времена и всех поколений, для людей, которые также призваны учить добру, справедливости, милосердию. Степень подвижнической жертвенности тех выпускников Санкт-Петербургской Духовной Академии, которые ни на минуту не прекращали  словом и делом служить Церкви в самые страшные времена, должна быть особенно понятна и близка сидящим в этом зале, ибо любой подлинный российский педагог в чем-то оказывается в своей деятельности быть обреченным на ту или иную степень подвижнической жертвенности. В этом состоит величие  российского педагога и это одновременно остается колоссальной проблемой системы нашего образования.

Сегодня, преклоняясь перед высотой подвига и глубиной страданий новомучеников и исповедников Русской Церкви, мы должны серьезно осмыслить причины катастрофы, случившейся с Церковью, а значит и с подавляющим большинством нашего, именовавшего себя православным народа в 1917 году. История преподносит нам уроки, которые, если их не усвоить, имеют свойство повторяться. Вечным напоминанием об этом нам да будут имена тех, кто показал пример терпения и мужества, кто показал всем грядущим поколениям, как надо любить Христа, быть верным Церкви, как нужно хранить в своем сердце и являть в своей жизни веру православную.


Опубликовано 08.12.2016 | Просмотров: 334 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter