Архиепископ Петергофский Амвросий. Слово о Боге

Архиепископ Петергофский Амвросий. Слово о Боге

​Дорогие отцы, братья и сестры, почтенные гости!

Предстоящий учебный год вновь собирает нас под своды духовной академии и ставит новые цели и задачи на очередном коротком отрезке нашего земного странствия. Мы вступаем сегодня в эту terra incognita, землю неизвестную, вместе, потому что так велел нам Бог. Всякий раз не только по служению епископа, которое налагает немалую ответственность, но и по велению сердца, в этот день я стараюсь сказать то главное и важное для всех нас, что приходит на сердце в последние часы перед тем, как мы откроем новую страницу в книге своей жизни и назовем эту главу: слово о Боге. Богословское образование, богословие… Эти слова часто будут звучать из уст разных людей. Но что же должно значить для нас «богословие», ради постижения которого все мы здесь собрались?

Один из наших современников однажды написал такие слова: «“Книжники”, все те, кто профессионально “занимается” Богом, не имеют знания о Нем; они блуждают в дебрях частностей и никогда не выберутся оттуда. Простой, бесхитростный взгляд на целое, на открывающуюся реальность Бога им недоступен; их знания застилают им взор, – да и как может казаться что-то простым тому, кто знает так много о многосложности явления?»

Прискорбно видеть как человек, проведший многие годы в стенах семинарии и академии, вдруг осознает, что пришел к финишной черте с пустотой. Сотни часов лекций, литургических практик или послушаний не только не принесли сколь-нибудь положительных перемен во внутренний мир, но даже наоборот, нанесли легкий налет цинизма и скепсиса. В чем же кроется секрет столь драматичных изменений? А лучше спросим: «Где пролегает тот нулевой меридиан, от которого мы должны вести отсчет всех наших передвижений за годы, которые мы посвящаем духовному образованию, чтобы избежать рифов и скал?» Как и в любой другой сфере человеческой деятельности, ключевым словом здесь является «целеполагание». Какова же цель нашего пребывания в стенах духовных школ?

Давайте вспомним замечательное высказывание одного из образованнейших людей XIV века, эрудита, ученого и философа святителя Григория Паламы, который весьма необычно выделил три ключевых типа богословов. К первому типу он отнес святых – подлинных богословов, переживших личный опыт встречи с Божественной неизвестностью. Второй тип – это те, кто не имеют подобного опыта, но доверяют опыту святых, и в своих изысканиях основываются именно на этом опыте, что позволяет им также быть хорошими богословами. Третий же тип представлен теми, кто также не имеет личного опыта богообщения, но скептически относится к опыту святых. Этот последний тип свт. Григорий называет «плохими богословами». Вряд ли кто-либо из нас дерзнет отнести себя к первой группе по этой классификации, но пусть нашей целью, для начала, будет не попасть в третью.

Архиепископ Петергофский Амвросий. Слово о Боге

Как же понималось богословие великими Отцами Церкви? Для них теология не была сродни геологии или каким-либо другим научным дисциплинам, поскольку изучение последних не предполагает личной вовлеченности. В греческой православной традиции богословие понималось прежде всего как дар Божий, как результат глубокого погружения в свой внутренний мир и колоссальной работы в области духовного становления. Греческие отцы были склонны идентифицировать богословие с видением Бога, созерцанием Его энергий, со встречей с Богом-личностью и с личным переживанием собственного преображения. Богословие виделось ими не как процесс интеллектуального возрастания, хотя мы прекрасно знаем примеры многих святых, чьи интеллектуальные горизонты и научная глубина были на высоте лучших представителей их эпохи, но скорее как опытное приобщение к многовековой традиции Церкви, традиции созерцания вечного во временном. Именно это и есть передача церковного предания.

Для Отцов Церкви  дар созерцания, личный опыт преображения и были подлинным богословием. Не сложно теперь сделать следующий шаг в этой логической цепочке и назвать слово, которое является общим знаменателем для святоотеческого опыта – слово «молитва». Именно молитва дается нам как дар общения с Небесным Отцом через усыновление в Иисусе Христе, именно в молитве открывается нам созерцание вещей недоступных физическому зрению, именно в молитве переживаем мы личный опыт встречи с Тихим Светом, ведущий к преображению нашего внутреннего мира.

Поэтому перед каждым из вас, особенно же перед теми, кто в этом году впервые переступает порог наших духовных школ, будет стоять задача найти мудрый и гармоничный баланс между временем, проводимым за партой, и временем, проводимым в молитве: общей и личной, ибо священник, (а каждый из вас в моих глазах является потенциальным священником), владеющий лишь формальными знаниями, не происходящими из опыта мистического приобщения к Небесным энергиям, является в лучшем случае объектом для сарказма, а в худшем представляет живой пример фатальной человеческой драмы.

Один из франкоязычных богословов русской эмиграции (Павел Евдокимов) сказал как-то такие слова: «Отец являет себя в Сыне, Сын раскрывает себя в Духе, и лишь Дух остается полной загадкой для мира». К этой нисходящей космологической цепочке, столь проницательно заключенной святителем Василием Великим в слова: «Все от Отца, все через Сына, все в Духе Святом», святой Ириней Лионский неожиданно добавляет четвертый элемент, являющий мирозданию лицо Святого Духа, а именно – человека.

Согласно логике Лионского святителя, если бы протоматерия могла говорить, то на каждое действие Божие в творении мира она отвечала бы «да будет!». Но первое творение было безгласно, поэтому Сам Бог говорит за него «да будет». Бог ждал прихода в этот мир высшего из творений, наделенного разумом и тем, что блаженный Августин называл свободой выбора. Лишь он мог ответить на призыв Бога к вечности «да будет».

Как мы знаем, наивысшим проявлением этого согласия стал ответ Божией Матери архангелу Гавриилу, с которого человечество вступило в новый этап своих отношений с Вечным Отцом, поскольку именно с этого момента в мир входит Посланник Великого Совета, сообщающий мирозданию Дух Отца. Следовательно, именно человеческое «да будет» является конечным звеном в этой космологической драме откровения Бога миру.

Скромное и малое «да будет», произнесенное вами перед вступлением в эти стены, является ничем иным, как далеким эхом того великого «да будет», произнесенного Богом на заре мироздания. Именно человеческое «да будет», произнесенное в симфонии с волей Божией, является ключом к реализации образа и подобия Божиих в человеке, ибо человек призван стать πνευματόφερος, то есть носителем Духа.

Архиепископ Петергофский Амвросий. Слово о Боге

У каждого из нас своя история встречи с Господом Иисусом Христом и каждый из нас идем своим путем в Эммаус, но пусть тот свет, которым некогда Святой Дух наполнил ваши сердца и повелел ответить «да будет так», «да свершится воля Твоя на мне», непрестанно ведет вас вперед через густой мрак сомнений и зыбкие топи нерешительности. А таковые будут на вашем пути в изобилии, поверьте. И речь вовсе не о внешних угрозах: с подобными Церковь успешно сражается вот уже более двадцать веков. То, что поистине отравляет Церковь и ее служителей, находится не за стенами, а в стенах. Деньги, карьера, удовольствия мира сего, безумная гонка за наградами и должностями – вот что превращает нас из нищенствующих рыцарей Христовых в сынов века сего, чьим девизом являются слова: «Да будет мне по слову моему».

За эти краткие годы в академии готовьте себя не к противостоянию с коммунистами или либералами, и не к публичным дебатам с придуманными врагами. Готовьте себя прежде всего к борьбе против самих себя, чтобы в один прекрасный день не осознать, что из отражения в зеркале на вас смотрит тот, ради кого «имя Божие хулится у язычников» (Рим 2:24).

Как вы прекрасно знаете – каждый из студентов духовных школ вносит свой вклад в наше общее дело, выполняя какое-то определенное послушание. Одной из задач нашего образовательного и воспитательного процесса является помочь вам найти, раскрыть и взрастить те особенные навыки и способности, которыми вы наделены свыше. Одни из вас предрасположены к изучению языков, другие к богословским наукам, третьи великолепно разбираются в компьютерных технологиях, иные еще не раскрыли в себе свой талант. Но всегда помните, любая работа, которую вы выполняете, неся послушание на кухне или убирая территорию, дежуря на вахте или разгружая стройматериалы, – это всегда ваше служение братьям, а значит, служение Богу.

Если сегодня ты не научился осознавать эту ответственность, то расплата будет не так уж велика: твой брат, будет вынужден ценой собственного сна или свободного времени сделать твою работу. Но завтра ты уже священник, а может благочинный, а может даже архиерей, и за твои недостатки будет расплачиваться Церковь ценой собственного авторитета.

И последнее, на что я бы хотел обратить ваше внимание, – это литургический аспект вашего изучения богословских дисциплин. Если вы помните, то последняя из молитв Литургии, так называемая заамвонная, исторически читавшаяся епископом, а теперь утратившая свое прежнее значение и читающаяся последним из служащих священников, начинается возгласом: «С миром изыдем». Что же это за мир, которым начинается главное богослужение Вселенной, адресованное своему Великому Создателю, и которым оно заканчивается?

Если мы посмотрим внимательно, то заметим, что православная литургия «мироцентрична», если можно так выразиться. Мы начинаем ее с просьбы о ниспослании в наши сердца мира свыше. Как ответ на наше прошение, мы получаем этот мир через неоднократные благословения священника словами «мир всем». Наконец, в определенный момент Литургии мы просим Бога закончить наши дни на земле в мире и покаянии.

Хотелось бы остановиться именно на этом моменте, поскольку в этом прошении мир предстает перед нами не только как внутреннее состояние души, но как динамика жизни, неразрывно связанная с покаянием. Покаяние, по-гречески μετάνοια, означает не столько осознание собственных недостатков, сколько готовность менять себя, идти вперед к главной цели человеческой жизни – обожению, тому истинному богословию, о котором шла сегодня речь. Через призму этого понимания последний обращенный к нам призыв Литургии «с миром изыдем» означает не: «Литургия закончилась, наконец-то пойдем на обед, а потом и в город», а следующее: «Литургия закончилась, но теперь для каждого из вас наступает момент Литургии после Литургии.

Вы исходите, возвращаетесь в мир, но не чтобы раствориться в нем, а чтобы явить ему свой мир, свою метанойю, преображение, пережитое вами за эти пару часов, чтобы ваше личное преображение стало бы преображением и для других». Но преображение будет только тогда, когда Вы будете жить Евхаристией, ждать этой встречи со Христом в принятии Его Тела и Крови, не отворачиваться от Чаши Господней, когда Господь  будет выходить навстречу и звать: приступите!

Поэтому именно литургический аспект ваших богословских изысканий является доминирующим и определяет всю вашу последующую жизнь и служение. Если вы видите священника, второпях совершившего Литургию, бросившего подрясник на заднее сиденье и уезжающего поскорее домой, то значит, что такой священник не усвоил главного урока духовных школ. Он так и не сумел вырасти в меру подлинного человеческого величия, а значит, не сумел и другим указать путь к нему. Но величие это, к которому все мы призваны, не данность, а цель. Мы начинаем осознавать его лишь в соприкосновении с измерением, находящимся по ту сторону нашего понимания, с измерением Божественным; человек с маленькой буквы встает на путь воплощения этого великого замысла лишь соприкоснувшись с Человеком с большой буквы – Богом и Человеком Иисусом Христом.

«Живи тем, что поешь. Только тогда твое пение будет доходить до молящихся», – сказал однажды преподобный Порфирий Кавсокаливит. Живете тем, что вы будете изучать здесь, впитывайте самое лучшее, живите жизнью святых, а не мира сего. Тогда Вы будете убедительны и для людей.

 Искреннейше желаю вам, дорогие мои, чтобы годы, проведенные в этих стенах, запомнились бы вам в первую очередь как место, где вы по-настоящему встретились с единственным подлинным Учителем настоящего богословия – Господом и Спасителем нашим Иисусом Христом, чье благословение да пребудет со всеми вами. Аминь.

Слово ректора Санкт-Петербургской духовной академии архиепископа Петергофского Амвросия на начало нового 2015/2016 учебного года, произнесенное на торжественном акте 1 сентября 2015 года.


Опубликовано 01.09.2015 | Просмотров: 474 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter