Архиепископ Петергофский Амвросий. Навстречу царственной свободе

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Вновь, дорогие отцы, братья и сестры, Бог дарит каждому из нас возможность войти в необыкновенное пространство в нашем земном странствовании и открывает новое время в нашей жизни, выделив его из банальной повседневности.

«Поста время радостно (светло) начнем, к подвигам духовным себя побуждая» – зовет нас Христова Церковь голосом тысяч подвижников, которые сподобились узреть во Свете — Свет, а ныне желают и нас вырвать из стихии нашего несовершенства, из обыденности несвободы и всевозможных зависимостей.

Бог поставляет нас перед Вратами молчания и побуждает к деланию, заключающемуся в подготовке нашего сознания к встрече со Светом, находящимся по ту сторону этих Врат, Светом, устремляющимся навстречу человечеству из побежденного Воскресением могильного мрака смерти.

Впереди нас ожидают сорок дней и Страстная седмица. Эти особые семь недель — высшая точка церковного года и специально выделенное время в еще одном году нашей земной жизни.

Великий пост… С какой надеждой, радостью и ожиданием еще одного чуда встречают его снова на пути своего земного бытия те, кто уже не раз испытал на себе свежесть его ветра, развеивающего любой мрак! В этой надежде, в этом светлом начале поприща Святой Четыредесятницы исчезают всякие страхи, тяжесть не ощущается, а бремя становится легким.

Тот, кто не раз прошел через опыт свободы и понял, что значит устремление к небу и воздержание в том, что тянет к земле, ждет этого времени освобождения, радуется отдохновению от всего, что мешает быть человеком.

Пост — это время свежего ветра, веющего поверх холмов нашей обыденности; время перемен и… приключений, открытий, инициатив, новых надежд. Ведь не случайно, что Великий пост приходит к нам не осенью, когда природа умирает и дни становятся все короче; не в середине зимы, когда на дворе мрак, и непонятно – утро, день или вечер за окном. Он приходит весной, когда день становится больше, тьма отступает, и новая жизнь отовсюду заявляет о себе, когда, как говорится в одном из богослужебных текстов, «расцветают цветы покаяния».

Разве не удивительно, что Церковь уподобляет покаяние не пеплу, которым в ветхозаветные времена посыпали голову, но распускающемуся цветку?.. Однако цветок нуждается во влаге и в солнце, а подчас – в особом уходе и заботе; а свободе еще нужно научиться, потому, что это не свобода от Бога и от любящих нас людей; истинная свобода намного более сложна и прекрасна, она не дается сама собой, она требует труда, ответственности и доверия. Свободны ли мы сыграть на фортепьяно Рахманинова или Чайковского? Теоретически – конечно, да! Но если мы никогда не учились этому, если за плечами у нас нет долгих и упорных занятий, мы оказываемся вовсе несвободными потому, что не владеем этим инструментом. Свобода – это не просто дар, это еще и поставленная перед нами задача, а для нас сегодня – аскетический подвиг, который невозможен без послушания, дисциплины и самоотверженного труда – всего того, что необходимо, чтобы научиться пользоваться даром свободы.

Пост и молитва позволят нам совершить самое невозможное!

Сегодня мы все вместе, принимая как поодиночке, так и в общине обители нашей академической семьи и всей Церкви битву против миродержителей тьмы века сего, встаем рядом со Христом, чтобы вместе с Ним – посланником Своего Небесного Отца, возлюбившего нас и отдавшего за нас Своего Сына, вырваться из кандалов несвободы.

Всю неделю мы будем посвящать молитве. Что мы в ней можем сказать Богу? Обычно лишь то, что Он должен сделать для нас. Поэтому давайте научимся так молиться, чтобы услышать от Него, что мы должны сделать. Но чтобы услышать голос Божий, необходимо прислушаться к тишине. Поэтому постараемся хотя бы в эти дни сделать максимально тише голос мира сего, который всегда заглушает в нас возможность услышать Бога.

Первый шаг, с которого мы вступаем на долгий путь Великого поста, ведущий нас от осознания мрачных глубин собственного несовершенства к недосягаемой высоте абсолютного совершенства Христова Воскресения, мы совершаем сегодня, прощая и испрашивая прощения. Прощение – это не просто чин, и не формальное: «Прости меня! – Бог тебя простит». Непрочувствованные, непережитые слова, за которыми ничего не стоит, подобны поцелую Иуды и накрашенным гробам. Прощение – это, подчас, колоссальная, титаническая работа над собой. В самом деле: легко ли в считанные минуты исцелить раны и недостатки прошедших лет и десятилетий; перепрыгнуть через прошлое и забыть его, моментально избавиться от яда разложившейся занозы зла? Прощение – это результат очень непростого, подчас долгого и мучительного противостояния Града Божия и града земного на полях человеческого сердца. Прощение – это путь света, торжествующего над путем тьмы; путь дня, довлеющего над путем ночи. В прощении кристаллизуется вся совокупность добродетелей человека. Готовы ли мы к этому?

Сейчас, когда Высшая Правда призывает всех нас сегодня к прощению – к нелицемерному и глубокому прощению, которое не просто уничтожает все прежде бывшее, но и дает надежду на изумление, жизненную перемену и нас самих, и тех, с кем Благодать Божия сегодня нас хочет примирить. Открывая перед нами Врата молчания, Церковь предлагает нам в самом начале пути прощение не только как способность вхождения в тайну времени изменения и свободы, но и как увеличительное стекло, через призму которого нам предстоит прожить каждый день Четыредесятницы, дабы в глубине своего сердца до конца победить самость, гордыню и злопамятство, остатки яда которых не раз еще будут волновать наше сердце; дабы найти в глубинах собственного естества не обвинителя, которыми мы обыкновенно являемся для других, но адвоката для окружающих нас людей, адвоката, в первую очередь, перед судом собственного мнения. И тогда в Воскресный день – день великой встречи с Истиной, Сам Хозяин Украшенного Чертога станет нашим адвокатом и заступником.

Говоря в этот освященный вечер перед вами, дорогие братья и сестры, хорошо понимаю, что первый, кто должен просить прощения у вас – это я сам: за все свои грехи и несовершенства, которые всегда оставляют негативный след; за то, что не являюсь должным примером любви, терпения, смирения, а уж тем более – святости; за то, чем нарушил ваш внутренний мир, поколебал доверие, расстроил струны вашей души; за все плохое, что было сделано делом, словом или мыслью – за все от всего сердца прошу: простите меня и примите мой земной поклон.

Благодатью и щедротами Своего Человеколюбия Бог да простит всех вас, помилует и укажет всем нам верный путь через долину обманчивых теней града земного к вечной гармонии Своего Небесного Царства. Аминь.

Архипастырское слово ректора Санкт-Петербургской православной духовной академии архиепископа Петергофского Амвросия, произнесенное в академическом храме апостола и евангелиста Иоанна Богослова по окончании вечерни в Прощеное воскресение 22 февраля 2015 года.


Опубликовано 22.02.2015 | Просмотров: 450 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter