Архиепископ Петергофский Амвросий. «Аще кто жаждет, да приидет ко Мне и пиет…»

Архиепископ Петергофский Амвросий. «Аще кто жаждет, да приидет ко Мне и пиет…»

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

С самых первых шагов, придя в этот мир, каждый из нас, дорогие отцы, братья и сестры, начинает восхождение на свою личную Голгофу. На этом пути мы ежедневно испытываем усталость, труд и жажду. Будучи людьми, состоящими из тела и души, мы ощущаем не только телесный голод, но более всего душевный, и если для утоления телесного голода достаточно пищи, то человек нуждается не только в ней. Без высоких устремлений, ярких порывов, благородных желаний и мечты, без любви и жертвы ради других настоящего человека не будут радовать ни роскошные особняки, ни дорогие автомобили, ни бесчисленные материальные блага, ни власть и сила. Потому что Бог, по слову блаженного Августина, создал нас в устремлении к Себе и беспокойно наше сердце, доколе оно не успокоится в Нем.

Наш Создатель все устроил в этом мире для нас. Он приготовил на нашем пути множество источников, которые дают возможность жить и радоваться. Но проходит какое-то время, и мы снова нуждаемся в воде, и до конца нашей жизни нам будут нужны бесчисленные источники, чтобы мы не умерли от жажды. Душе же нужен другой источник, в котором есть такая вода, которая сможет дать силы и жизнь не на день или несколько дней, но на долгое время. Этим источником является Богочеловек, который зовет нас: «Кто жаждет, иди ко Мне и пей» (Ин 7:37); «А кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать во век» (Ин 4:14).

Современный человек все больше и больше страдает от жажды. Он не хочет подойти ближе и испить от полноводных источников и целых водопадов благодати, которые видит, но продолжает до смерти жаждать; умирает, но не желает во взаимности протянуть обессилевшую руку к Руке Того, Кто искренне любит нас и желает, чтобы мы жили. Жаждем ли мы правды, искренности и мира, жаждем ли мы покаяния, перемены ума; жаждем ли мы жертвенной любви? Если да, это значит, что мы жаждем Христа. Если же нет, тогда мы пытаемся утолить свою жажду деньгами и угаром пьяного веселья, славой и чувственностью, жизнью ради своего удовольствия, в лучшем случае – различными философскими теориями, но сердце остается сухим, а все это превращается в туман, и если уже не здесь и сейчас, то уж ветер смерти непременно его навсегда развеет. Не нужно надеяться, что жажда духовная будет утолена теми достоинствами, талантами, качествами, которые от рождения даны нам. Лишь Божия милость утолит нашу жажду и спасет; лишь благодать Его щедрот и человеколюбия, а не наши дела откроют нам дверь Небесного Царства. «В чем найду вас, в том и буду судить – говорит Господь. – Согрешит праведник – не помяну праведности его; покается беззаконник – не помяну беззаконий его». В этом состоит великая милость, долготерпение Божие. Он терпит нас и ждет, когда мы изменим свой ум, когда припадем к Источнику Воды Живой. Вода не может утолить жажду, если мы будем только смотреть не нее. Чтобы Христос проник в весь наш состав – во утробу, в сердце, в глубину наших мыслей – для этого и припадаем мы сегодня к бурному потоку молитвы, а в грядущие дни устремимся к Причастию Его Тела и Крови.

Какими бы средствами, предлагаемыми сегодня техногенной культурой, не обладал человек – оказавшись в пустыне без источника воды, он ничем не сможет себе помочь. Он может послушать музыку и чьи-то лживые слова, но когда он хочет пить, ему не помогут никакие достижения цивилизации.

«Возжада Тебе душа моя, коль множицею тебе плоть моя в земле пустей, непроходней и безводней» (Пс 62:1) – так описывает это состояние пророк и псалмопевец Давид.

Все люди – жаждущие странники в пустыне жизни. Но мы на своем пути давно уже встретили источник воды живой. Нам открыла его наша вера и что бы мы не искали, к каким бы другим источникам не пытались приникнуть, ничто и никогда не даст большей силы и жизни, чем тот, который проистекает в благодатном пространстве жизни Христовой Церкви. Так уж случается с нами, что своим неразумием мы можем долгое время не только равнодушно и холодно проходить мимо Источника Жизни, но и захламлять его илом и мусором своих грехов и пороков, отравлять горделивыми мыслями о том, что вполне и без него сможем обойтись, а пустыню можно и обжить.

Но проходит время, и пустыня становится все более враждебной, а жажда – невыносимей.

Вместе со святым Андреем Критским мы будем все эти дни преодолевать пустыню своего сердца, проходя через всю историю мира, которая одновременно является историей и каждого из нас.

Сегодня мы вернулись к исходной точке – к творению мира, падению первых людей, сложнейшему пути к Богу человека из Ветхого Завета к миру, в котором все говорит о Боге, о Его слове и любви, где мы способны найти настоящее измерение своей жизни и открыть снова вечный Источник Воды Живой.

Сегодня мы снова в начале пути, который никогда не напрасно пройти вновь и вновь, а потому мы взываем со слезами, не лишая себя надежды: «Я совершил преступление первозданного Адама; я знаю, что я отрешен от Бога и вечного Его Царства и сладости из-за моих грехов… Я потерял Божественные дары. Я осквернил то, что было, Спасе, по образу и по подобию. Я омрачил душевную красоту наслаждениями страстей. Ныне я разодрал первую мою одежду, которую мне в начале соткал Зиждитель, и потому я наг… Но, о Создатель мой, Избавитель мой и Судия, прими меня, кающегося». Аминь.

Архипастырское слово ректора Санкт-Петербургской православной духовной академии архиепископа Петергофского Амвросия, произнесенное в академическом храме апостола и евангелиста Иоанна Богослова по окончании великого повечерия в понедельник первой седмицы Великого поста 23 февраля 2015 года.


Опубликовано 23.02.2015 | Просмотров: 460 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter