Архиепископ Амвросий. Печаль и радость монаха

Архиепископ Амвросий. Печаль и радость монаха

Дорогой во Христе брат монах Филарет!

Сегодня Ты принял малую схиму и с новым именем вступил на новый, неизвестный тебе путь, по которому призван идти до последнего своего издыхания.

Сегодня небесное утешение достигло глубин твоей души и неиссякаемое желание славословить Бога и благодарить Его является твоей главной радостью. Помни о ней. А когда отнимется подарок, полученный даром, через слезы, страдания и испытания иди к этому духу жизни столько, сколько будет тебя испытывать Бог.

Печаль монаха не мирская. Она не есть депрессия или плохое настроение, тем более — уныние. От них да хранит тебя Господь! Все это чужое, не наше. В Церкви нашей одни и те же 8 гласов выражают и скорбные страдания Страстной седмицы и радость Пасхи и Пятидесятницы. Радостопечалие царствует во все дни Великого Поста, особенно явственно предстает в Великую Субботу и переходит в Крестовоскресную радость Святой Пасхи. Таков предстоит и тебе путь. Всегда помни о том, сколько бы не было у тебя печали: в жизни того, кто дышит молитвой и живет литургической жизнью Церкви, печаль никогда не завершится богопротивным мирским разочарованием, а радость не перейдёт в самодовольное превозношение.

Отринь логику мира вместе с отвержением волос в постриге. Пребывай в духовном бодрствовании. Слова «да будет воля Твоя» (Мф 26:42) пусть будут твоим щитом и светильником. Пусть мечом твоим будет всегда Слово Божие, которое «острее всякого меча» (Евр 4:12). Только оно прорубит новый путь жизни, свободы и любви. Этот меч духовный есть в ножнах каждого христианина. Но особенно искусно им должен владеть монах. А ещё более ты. Ведь твой отныне небесный покровитель — святитель Филарет, митрополит Московский и Коломенский, с 29 лет — ректор нашей Духовной Академии, осуществил перевод Священного Писания на русский язык и отныне духом своим присутствует с теми, у кого Святая Библия является настольной книгой и компасом земного бытия.

Ты получил сегодня покровителем великого гражданина Небесного Отечества. Духовный наставник Пушкина, Гоголя и славянофилов, прозванный Московским Златоустом, он был одним из родоначальников нового русского литературного языка. Родившийся при Екатерине II, святитель Филарет участвовал в главных событиях русской истории: от Отечественной войны 1812 года до редактирования Манифеста об отмене крепостного права.

Пушкин был ещё лицеистом и будучи мальчиком молился в Царском селе перед находящейся теперь в нашем храме иконой «Знамение», а святитель Филарет уже произносил свои знаменитые проповеди и писал стихи.

У этого гиганта духа есть чему поучиться: мудрости, вере, сдержанности, образованности и преданности своему послушанию, смирению и находчивости, но особенно постарайся научиться у него любить людей. Ведь эпидемия эгоизма захватывает мир и продолжает поражать нас.

Твой святитель любил людей, но особенно тех, которые даже при недостатке богословских знаний служили службу Божию «ради Иисуса, а не хлеба куса».

В нынешний вечер приведу пространное свидетельство, которое да будет для тебя и всех собравшихся здесь, примером честности и правды, милости и строгости.

Как-то утром владыка вышел до завтрака в гостиную и увидал бедного деревенского диакона, русоволосого, сильно загорелого, с лицом усталым и опечаленным.

— Что ты за человек? — спросил Филарет.

Владыка был в потертом халате, и диакон отвечал без стеснения:

— Да заблудился, батюшка, никого не найду. А хочу я броситься в ноги преосвященному. Добрые люди надоумили: пойди пораньше, да и попроси.

— Что за дело у тебя? — мягко спросил Филарет.

— Беда! Диакон я, имею семью большую в селе нашем, но теперь хотят определить другого на мое место. А меня угнать аж за пятнадцать верст. Версты-то ладно, а как же я со всем хозяйством моим тронусь? Пятеро деток, жена, теща да сестра вдовая с мальцом… И с чего бы — вины за мною, батюшка, никакой нет.

— Садись пока, — пригласил владыка, — Кого же ты просил?

— Да многих… — протянул диакон, смекая, не поможет ли новый знакомец и во сколько это обойдется.

— Правду говоря, батюшка, меня уж обобрали как липку. В канцелярии преосвященного дал писарю двадцать пять рублей, в консистории опять двадцать пять, здешнего прихода диакону семьдесят пять рублей… а дело стоит! Говорят, экзаменовать меня надобно.

— Это правда, — уже строго сказал Филарет. — Я экзаменатор.

Диакон неловко опустился с дивана к ногам митрополита.

— Батюшка, пожалей меня! Мне уж тридцать пять годов, что я помню!.. Вот осталось всего двадцать пять рублей у меня, пятнадцать-то я на дорогу отложил, а десять — возьми, батюшка, только сотвори ты мне эту милость!

Филарет глянул в глаза диакона, и так был чист простодушный и опечаленный взгляд, что владыка не мог ему не поверить.

— Давай мне свои десять рублей, — велел он, — и приходи завтра к девяти в эту комнату. Дело твое будет решено.

На следующее утро он явился к назначенному часу, и по приказанию владыки его пропустили в комнаты. В гостиной диакона ждал Филарет, облаченный в парадную рясу, с панагией, лентами и орденами, ибо собирался ехать в Страстной монастырь служить.

— Виноват, святый владыко! — воскликнул диакон и пал в ноги митрополиту.

— Встань! — приказал Филарет. — Дело твое мы покончим быстро.

Он позвонил в колокольчик и приказал позвать ранее вызванных писарей и здешнего диакона. Едва те переступили порог, владыка подчеркнуто смиренно обратился к ним:

— Каюсь перед всеми вами, братие, что вчера взял от этого диакона десять рублей. По словам Священного Писания, «аще дадите, воздастся вам четверицею», я вместо десяти даю ему сорок рублей,— и он протянул обомлевшему от изумления диакону несколько ассигнаций. — Ты взял двадцать пять рублей — дай ему сейчас сто, то же и ты сделай, а ты, духовное лицо, вместо семидесяти пяти дай ему триста.

Диакон прижал ворох ассигнаций к груди, губы его тряслись, и видно было, что бедный готов разрыдаться. С непередаваемым словами чувством он смотрел на митрополита, но тот поспешил прервать молчание:

— Ступай, отец, домой. Оставайся на своем месте. Буде нужда какая — относись прямо ко мне… А с вами, — обратился митрополит к взяточникам, — вечером разберусь.

Преподобный Исаак Сирин говорит: «Когда мы достигаем любви, мы достигаем Бога».

Вот так и ты живи. Не внешнее пытайся повторить неповторимое, а понять и усвоить внутренний настрой, и сокровенную жизнь сердца своего тезоименитого святого.

Его же молитвами Бог да спасет и помилует тебя, а ныне да благословит на предстоящий монашеский подвиг. Аминь.

Слово ректора Санкт-Петербургской Духовной Академии архиепископа Петергофского Амвросия к новопостриженному монаху Филарету (Гавщуку), произнесенное 9 марта 2018 года в домовом храме святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова.


Опубликовано 10.03.2018 | Просмотров: 678 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter