Архиепископ Амвросий. Главная добродетель

Архиепископ Амвросий. Главная добродетель

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Легко говорить о добродетелях. Душа при этом наполняется радостью слова откликаются в сердце, дают ощущение причастности. Но как только требуется от слов перейти к делу и самой жизни, сладость слов вдруг резко превращается в горечь, становится невыносимо тяжело. Многим из нас, дорогие братья и сестры, это очень хорошо известно на личном опыте. Особенно трудной является самая главная добродетель – смирение.

Мы просим себе у Бога смиренномудрия ежедневно, весь Великий пост, словами молитвы преподобного Ефрема Сирина. Смирение преподобного Андрея Критского наполняет его покаянный плач, которые и мы хотели бы сделать своим. И мерой духовного роста, к которому мы стремимся, является только одно – смирение.

Но против этой добродетели восстают все силы ада. Еще бы, ведь без смирения напрасными становятся все добродетели. Ниши пост, молитва, поклоны, чтения – ничто это не сможет приблизить нас к Богу, если нет в нас смирения.

Дьявол подстрекает людей клеветать на смирение. Далекие от христианского опыта жизни люди имеют совсем неправильное о нем представление. Они считают, что смирение – это слабость, что смиренный человек чувствует себя обиженным, неким больным интровертом. Но это совсем не так. Смирение это не депрессия и не тоска. Смирение – это пребывание в Истине, в правде. Это жизнь в истине, а не в том обмане, который создает вокруг нас современная жизнь. Истинное смирение не может быть препятствием ничему хорошему, а от всего плохого оно – верная защита.

Знаю одного необыкновенного ребёнка, у которого нужно учиться смирению. Его родители удивляются тому, что он нейтрализует любое их недовольство и ещё ни разу не дал возможности рассердиться на него. Если даже что-то этот маленький человечек по-детски и набедокурит, как только родительская строгость готова его наказать, он с лучезарной улыбкой бросается в объятия отца или матери и говорит: «Мама, папа, ну какой же я у вас непутёвый. Вы простите меня бестолкового…» И этим полностью обезоруживает их. Этот ребёнок не умеет обижаться и прятаться от родительской любви. С малых лет он являет пример поразительного детского смирения.

Смиренный человек легко признаёт свои ошибки и исправляет их. И ему легко всегда помочь.

Почему мы не меняемся от исповеди к исповеди? Потому что в нас много эгоизма и нет смирения. Один человек рассказывал о преподобном Паисии Святогорце: «В каких бы грехах мы ему ни исповедовались, он всегда принимал исповедь с большим смирением и человеколюбием, и говорил: «Ну вот, и ты человек. Ничего, исправимся». И никогда не ругал. И только в одном случае очень огорчался – когда человек показывал свой эгоизм, гордо спорил. Тогда прп. Паисий говорил: «Сейчас, дитя моё, я не могу тебе помочь».

Грех – это свойство человека, а эгоизм – свойство дьявола.

Смирение – неуловимая добродетель, как солнечный зайчик. Если я считаю, что тот, кто рядом со мной – лучше меня, это признак смирения. И если кто-то скажет: «Среди нас тут есть святой и смиренный человек», – и при этом никто не подумает, что эти слова относятся именно к нему, это добрый знак. Но как легко потерять этот спасительный баланс. О смирении можно сказать немного с юмором, но точно, словами известного сказочного и мультипликационного персонажа, немного перефразировав его: «Смирение – это такой странный предмет. Кажется, оно есть, и его тут же нет».

Как только подумаем о себе, как о смиренных, тут же приходит тщеславие и всё крадет. Например, я пощусь строго, и тут же помысел говорит: «Какой я молодец! Не как остальные. Я ведь лучше других». И нет уже смирения, а значит, нет пользы и от поста.

Смирение помогает нам учиться. Смиренный не говорит: «Я и так все знаю». Он задает вопросы коллеге, брату, даже ребенку. Он способен учиться у тех, кто намного моложе его, и напротив, занимая, например, какое-то высокое положение, учиться у тех, кто хотя и подчинен ему, но мудрее и опытнее.

Не нужно, дорогие братья и сестры, огорчаться, что смирение трудно дается. Ищущим Царства Божия не может Господь попустить вечно валяться в шахте погибельной гордости. Бесконечная Премудрость Божия найдет средство нас смирить.

Главное помнить всегда: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать». И еще. Смиряясь, мы будем страдать. Но когда смиримся, то увидим Бога и успокоимся.

Мы все стремимся во всем расти. И мерой нашего духовного роста является смирение. Чем выше духом человек, тем смиреннее. Чем смиреннее, тем выше. Вот так, напомнив в этот вечер самим себе о самом важном в нашем посте и молитвенном общении с Богом, будем учиться жить в Истине и правде и осознанно взывать к Милосердию Божию: «Дух смиренномудрия – даруй мне, рабу Твоему».

Аминь!

Проповедь архиепископа Петергофского Амвросия, произнесенная в храме святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова по окончании великого повечерия во вторник первой седмицы Великого поста, 20 февраля 2018 года.


Опубликовано 20.02.2018 | Просмотров: 513 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter