«Я понял: либо Христос, либо я умираю». Беседа с Игорем Капрановым, экс-вокалистом металкор-группы «Amatory»

«Я понял: либо Христос, либо я умираю»

Мы продолжаем знакомить наших читателей с программой телеканала «Спас» «Мой путь к Богу», в которой священник Георгий Максимов встречается с людьми, обратившимися в Православие. Гость сегодняшней программы – бывший рок-музыкант Игорь Капранов. Духовные искания через практики «личностного роста» привели его ко Христу. Этот путь не был гладким: первая попытка войти в храм была неудачной. Но Господь привел Игоря на Валаам, где и открылись ему любовь и мир. А еще то, что Благую Весть надо нести людям тем способом, который дан тебе от Бога: сейчас Игорь Капранов поет в православном хоре. О своих поисках Бога, о том, как музыкой славить Господа и может ли быть христианским тяжелый рок, сколько раз стучать в двери храма и что делать, если тебя гонят оттуда, – его рассказ.

Отец Георгий: Здравствуйте! В эфире передача «Мой путь к Богу». Сегодня у нас в студии гость из Санкт-Петербурга Игорь Капранов. В прошлом он был известен как солист рок-группы «Amatory»; сейчас поет в православном хоре. Игорь, расскажите об истоке вашего движения к Богу.

Игорь Капранов: Мой путь к Богу начался еще в юности, когда мне было 19 лет. Я почувствовал очень серьезный экзистенциональный кризис.

Отец Георгий: А в чем этот кризис выражался?

Игорь Капранов: Я понял, что так, как жил раньше, стремясь получать удовольствие от жизни, я больше жить не могу. Все мои друзья продолжали «брать от жизни всё» и как-то комфортно себя чувствовали в этом состоянии. Постоянные вечеринки, ночные тусовки, алкоголь – это был их стиль жизни. Многие живут до сих пор так, не задумываясь ни о чем.

«Я понял: либо Христос, либо я умираю»

Игорь Капранов

Я почувствовал глубокую пустоту. Я почувствовал, что нужно что-то большее. И внутренний голос подсказывал, что ответ нужно искать в Церкви. Но мой первый приход в Церковь был неудачным. Я так и не смог пообщаться ни с кем из священников, потому что меня выгнали из храма.

Отец Георгий: А почему?

Игорь Капранов: Видимо, из-за внешнего вида. Татуировки, пирсинг – это нестандартная внешность для православного прихожанина. Так что меня по одежке встретили и по одежке проводили. Я немножко расстроился. И даже обиделся. Я подумал: «Ну, раз не здесь, значит, буду искать где-то в другом месте». А сегодня у нас предостаточно мест, куда можно обратиться, потому что существует огромное число всяких сект и разных оккультных направлений. И я решил сходить на тренинги личностного роста.

Отец Георгий: А что это такое?

На тренингах личностного роста подпольным образом проповедуется оккультное мировосприятие

Игорь Капранов: Сейчас это очень популярно. Тренинг занимает два-три дня. Тренер-психолог общается с вами на разные темы, вы выясняете с ним, какие у вас цели, чего вы хотите добиться. Есть бизнес-тренеры, которые помогают наладить бизнес, повысить объем продаж, но есть и тренинги личностного роста. Именно на таких вот тренингах подпольным образом проповедуется оккультное мировосприятие. И я столкнулся с этим.

Мой тренер занимался рейки. После долгих многочасовых бесед человек совершенно выжат эмоционально; и я заметил, что, когда тренер подходит на какое-то время к нему, тот немножко становится бодрее. Я спросил у него напрямую, что это такое. Он сразу же мне сообщил, как это называется, как этого можно достичь. Об этой практике очень хорошо пишет отец Серафим (Роуз): диавол обезьянничает. Если, например, у нас в Церкви есть рукоположение, то и эти оккультисты тоже инициируют именно возложением рук. Так я начал потихонечку втягиваться в оккультное мировосприятие.

Игорь Капранов

группа «Amatory» со своим экс-вокалистом Игорем Капрановым

Отец Георгий: В системе рейки?

Игорь Капранов: Да. В системе рейки. Понятие о Боге как личности там отсутствует; есть некий безличностный космос, некоторая энергия, которая никак не определяется; не говорится, откуда она берется. Этот индифферентный космос отвечает на какие-то твои запросы, но ему совершенно не важно, что с тобой происходит. Ты думаешь, что им управляешь и можешь им пользоваться, но на самом деле – и ты в какой-то момент начинаешь понимать это – он тобой пользуется и тобой управляет. Иными словами, потихонечку человек начинает воспитываться именно так, как этого хочет темная сила.

Отец Георгий: Довольно часто люди, находящиеся еще внутри подобных движений, говорят: «Это заявляет человек, который плохо знаком с нашим учением. Он просто слабо разбирается во всем». А вы насколько серьезно познакомились с этим явлением, чтобы свидетельствовать о своем опыте?

Игорь Капранов: Я был мастером рейки, это третья ступень. Следующая – уже тот, кто может сам инициировать. Я достаточно активно это практиковал. В основном на себе. И конечно, эти энергии существуют. Любой человек может их на себе ощутить. Но вопрос в источнике этих энергий. Потому что мы не можем пить из отравленного источника. Зачастую у этих направлений совершенно нет никакого догматического основания. Или оно очень размытое, очень туманное и не дает конкретных ответов.

Отец Георгий: Вы почувствовали, что в рейки нашли то, к чему вел вас внутренний поиск? Или, наоборот, вы поняли, что здесь этого нет?

Не надо никаких усилий. Никакой аскезы, никакого труда. Ты всё получаешь очень быстро. Это своего рода «духовный» фаст-фуд

Игорь Капранов: Вы знаете, было ощущение, что тебе вдруг дается какая-то суперсила и ты становишься необычным человеком. Как в фильмах про супергероев. Ты не такой, как все. Это современному тщеславному человеку очень приятно. Тебе не надо напрягаться, что-то делать. Эти энергии позволяют тебе, скажем, мало спать, не очень много есть. И не надо никаких усилий. Никакой аскезы, никакого труда. Ты всё получаешь очень быстро. Это своего рода «духовный» фаст-фуд. Результат почти мгновенный, можно легко достичь каких-то высоких степеней. И это, конечно, льстило.

Отец Георгий: Были ли эти практики как-то связаны с рок-музыкой, которой вы посвящали значительную часть своего времени?

Игорь Капранов: Это напрямую связано с рок-музыкой. Когда человек занимается каким-то творчеством, он, без сомнения, окрадывается. Потому что не совсем понимает источник творчества. Он думает: «Я хорошо делаю, я хорошо сочиняю, я хорошо играю музыку, я хорошо выступаю». Есть обратная связь сразу же – те поклонники, которые хотят тебя видеть, хотят с тобой пообщаться… И это создает иллюзию, что всё возможно. То есть нет никаких границ, чего нельзя, а что можно. Всё можно!

группа «Amatory» со своим экс-вокалистом Игорем Капрановым

Валаамский монастырь

Отец Георгий: И как же в таком положении вы, вполне успешный музыкант и человек, известный в своей среде, ощутили стимул к тому, чтобы прийти туда, откуда вас когда-то выгнали?

В Евангелии сказано: «Приди и виждь». И я захотел прийти и увидеть. Да, меня не пустили на порог храма, ну и что?!

Игорь Капранов: Наверное, сыграла роль и какая-то природная упертость. Потому что я не отчаялся в том, что не вошел в Церковь. Я все-таки решил для себя, что обязательно должен туда пойти еще раз и разобраться до конца, что это такое. Я стал читать Святое Евангелие. И слова, которые я прочел: «Приди и виждь» (Ин. 1: 46), меня задели. Я захотел прийти и увидеть. Да, меня не пустили на порог, ну и что?!

У меня был знакомый, который достаточно давно воцерковился. Он около пяти лет жил на Валааме. Я его встретил и сказал: «Возьми меня с собой». И он ответил: «Поехали». И вот мы поехали на Страстную седмицу на Валаам в один из строгих скитов с афонским уставом. Я совершенно ничего не знал о Православии, это для меня была другая планета. У меня не было представления о том, Кто такой Бог. Да, есть некое космическое, безличное существо. И я приехал с такой дерзкой мыслью: «Я не знаю, что такое Бог, но я точно знаю, чем Он не является». То есть была внутренняя уверенность, что у меня уже всё есть, я уже на какой-то определенной ступени, и тут… Когда я приехал туда, я попал, можно сказать, в первохристианскую общину, где у людей общая трапеза, у них нет личного имущества. И эта община собирается вокруг Евхаристии. Это хорошо описано в книге Деяний.

Приехав, я просто начал ходить на службы.

Отец Георгий: Не тяжело было?

Игорь Капранов: Наоборот! Я еще не мог этого объяснить, но я чувствовал, что в храме мне хорошо. И я хотел понять, что происходит. Почему вот эти люди встают ночью и идут молиться в храм? Это поражало! Ну и, конечно, служба, спокойное пение, сама Литургия производили неизгладимое впечатление. Меня приняли, как будто я их давний друг, и это было для меня одним из решающих моментов: я почувствовал плод Духа. Это мир и любовь, когда люди не препятствуют тебе прийти к Богу, а, наоборот, – способствуют. И скорее не словами, а своим личным примером, своей личной жизнью, своим устремлением ко Христу. И это, конечно, вводит в недоумение. Потому что ты видишь, что люди живут на высоком уровне духовной жизни, при этом никому ничего не хотят доказывать, никому не хотят ничего навязывать. Ты сам начинаешь вопрошать.

Я подошел к игумену и попросился к нему на исповедь. Мы с ним побеседовали, я первый раз в жизни исповедовался. После этого я участвовал в Таинстве Соборования – и начали происходить, так скажем, чудеса.

Отец Георгий: Какие?

Игорь Капранов: Я приехал больным: у меня воспалился фурункул в ухе. Это очень больно. Нельзя ни спать, ни что-то делать… В обычное время я с этим обращался к врачам, приходилось иногда даже оперировать. А тут я всего лишь исповедовался, помазался маслом во имя Господне – и на следующее утро у меня всё прошло. Я проснулся, начал заниматься своими обычными делами и вдруг понял, что у меня ничего не болит. То есть Господь через Таинство начал меня приближать к Себе.

Валаамский монастырь

Верхний храм Спасо-Преображенского собора Валаамского монастыря

 

Игорь Капранов: Страстную седмицу. И за эту Страстную седмицу Господь меня изменил полностью. Я, когда вернулся, был так наполнен радостью, что мне хотелось всех обнять и всех привести в храм и сказать: «Да как же вы не знаете?! Вот здесь, рядом это счастье, эта полнота общения с Богом». И тогда я понял, что никакая свечница, никакой человек не сможет меня отделить от Христа. У меня появилась жажда, как у человека в пустыне, который хочет напиться потоками живой воды. И они в изобилии есть в Церкви. Это и Священное Писание, и Таинства, в которых мы действительно соприкасаемся с благодатью Божией. Это и радость о том, что Бог – наш Отец. Ею хочется поделиться – сначала со своей семьей, а потом со всеми близкими.

Отец Георгий: И как ваши близкие восприняли ваши изменения?

Игорь Капранов: Конечно, они сразу же их увидели. Потому что я был счастлив. Они увидели, насколько я был окрылен и радостен. И не понимали, что происходит. Христос изменил меня. Вначале я это принял сердцем, а впоследствии уже начал постигать разумом. Начал входить в учение Церкви. И, святые, особенно преподобный Силуан Афонский, точнее – его книга, помогли разобраться с тем, что со мной произошло.

Отец Георгий: Готовясь к нашей встрече, я посмотрел в интернете, что писали поклонники вашей группы, когда узнали, что Игорь Капранов резко решил отойти от музыкальной деятельности: они были в большом недоумении. Это в то время произошло или позже?

Игорь Капранов: Это произошло позже. Потому что после встречи со Христом благодать через какое-то время ослабила свое воздействие на меня. А когда нет помощи Божией, мы немощны. И все страсти, которые до этого тебя не беспокоили, накидываются на тебя как разъяренные звери. Я приведу такой пример. Если поезд тормозит, то он не может мгновенно остановиться, он еще будет какое-то время по инерции двигаться. То же самое произошло со мной. Я понял, что уже нужно нажать на тормоз. Я уже на него нажал. Но жизнь и мои старые привычки еще давали о себе знать.

Я разом оставил всё: свою группу, свою музыку – и уехал на Валаам, чтобы в течение года там потрудиться

Да, я отказался от своих «духовных» практик рейки, потому что это стало просто бесполезно и неинтересно. Стало очевидно, что этот путь не ведет меня к моему Спасителю, ко Христу. И значит – он не нужен. Потому что Христос есть Путь и Истина. Но страсти, такие увлечения, как наркотики, не оставляли меня. А я в определенный момент своей музыкальной жизни очень сильно подсел на наркотики. Как вы знаете, грех суицидален. И он затягивает. В какой-то момент я дошел до такого дна, что понял: либо Христос, либо я умираю. И я выбрал Христа. Поэтому я в один день оставил всё… Свою группу, свою музыкальную деятельность, причем накануне записи пластинки… – и уехал на Валаам, чтобы в течение года там потрудиться и как-то духовно укрепиться.

Отец Георгий: И что произошло за этот год?

Игорь Капранов: За этот год много чего происходило. Но самое интересное в том, что начинаешь понимать: человек без Бога – никто, и если Господь отпускает руку от человека – он сразу же падает. Появилось ощущение заботы лично о тебе Бога как личности. Появилось общение с Ним. В монастыре я научился молиться. Это очень важно. И, конечно же, у меня появился духовный отец. Он воспитал любовь к Литургии. Потому что именно через Литургию воспринимается жизнь христианина. Как на Литургии читается Священное Писание и потом мы встречаемся со Христом, так и в обычной жизни христианин ждет встречи со Христом. И эти чаяния начали укрепляться. Я начал больше читать слово Божие. И благодаря современным проповедникам, таким как отец Даниил Сысоев, я начал интересоваться догматикой, миссией, отцами Церкви. Это сокровище! А я даже не представлял, насколько оно огромно. Действительно, Православная Церковь хранит в себе колоссальную сокровищницу Духа.

Верхний храм Спасо-Преображенского собора Валаамского монастыря

На послушании

Отец Георгий: Возможно, кто-то из наших зрителей тоже стоит перед похожими проблемами. Вы могли бы для них рассказать о том, как Господь помог вам избавиться от зависимости?

Игорь Капранов: Это возможно только через покаяние. Через глубокое покаяние. И плач. Тогда приходит благодать и помогает, очищает.

Отец Георгий: Проведя год на Валааме, вы вернулись в Санкт-Петербург?

Игорь Капранов: Да.

Отец Георгий: Я знаю, что на Западе есть рок-музыканты и металлисты, которые говорят, что поют христианский рок или христианский металл. У вас не было желания пойти по этому пути?

Внутренний ритм христианина не соответствует ритму рок-музыки, тем более тяжелой

Игорь Капранов: Если кто-то это может делать, у него получается и он считает, что он действительно несет свет Христов – дай Бог ему помощи. Но я в себе такого точно не нахожу. И, более того, я считаю, что внутреннее состояние христианина не содействует такому направлению, а ведет от него. Потому что при встрече с Богом, когда человек начинает молиться и жить духовной жизнью, он постепенно успокаивается. И его внутренний ритм больше не соответствует ритму музыки, которую он играет. И тогда пытаться продолжать будет чем-то искусственным. А почему у протестантов получается естественно играть то, что они называют «христианским металлом»? Потому что у них нет благодати Божией. Они не знают Бога. Они знают только те эмоции, которые вызывает музыка. Это ритм, это чувство определенного кайфа от игры музыки. Но если ты в этом ритме, в этом груве поешь о Христе – это еще ничего не значит. Я сказал бы даже так: кто после этих песен придет к Богу? А если он с Ним встретится, он скажет: «Что это было?» «Не всякий, говорящий Мне: “Господи, Господи!”, войдет в Царство Небесное» (Мф. 7: 21).

Мой внутренний ритм стал совершенно другим. То, что было раньше для меня естественно – вот эти звуки падшей природы, – сейчас уже стало абсолютно чуждым. Я не мог в них находить себя. Это можно делать профессионально, но это не происходит от души, по-настоящему. А зачем лгать?

На послушании

Венчание Капрановых

Отец Георгий: А как складывались отношения с вашими друзьями по группе? Они поняли ваш выбор? Не обиделись ли на то, что вы их оставили так внезапно?

Игорь Капранов: Я думаю, что обиделись, конечно. Об уходе я не жалею. И думаю, что ребята тоже об этом не жалеют. Потому что их деятельность успешно продолжает развиваться. Думаю, что они меня не поняли. И это нормально.

Отец Георгий: А как произошел переход именно к церковному пению? Вы ведь, как я знаю, и византийским пением занимаетесь.

Очень важно, чтобы пение способствовало молитве

Игорь Капранов: Если мы идем по следам отцов Церкви, то приходим к определенной традиции. В России это было знаменное пение. Мы восприняли именно певческую традицию Византии, и она приобрела здесь свой колорит. Это древнее церковное пение, через которое можно ощутить присутствие Бога во время богослужения. Очень важно, чтобы пение способствовало молитве.

Отец Георгий: Многое зависит от того, молится ли поющий сам, от его отношения к пению.

Игорь Капранов: Да, конечно. Люди, поющие в нашем хоре, совершенно разных возрастов. От студентов 20 лет до профессиональных врачей лет 50. Они приходят не ради денег, а именно ради того, чтобы петь. И это счастливые, полноценные люди.

Отец Георгий: То, что вы пели раньше, и то, что вы поете сейчас, очень сильно отличается.

Игорь Капранов: Да, отличается, конечно, но есть и созвучные моменты. Например, в том, что церковное пение, особенно знаменное, поется в речевой позиции. Голос никак не искажается, то есть человек поет так, как он говорит. Своим естественным голосом.

Венчание Капрановых

Братский хор Валаамского монастыря. Фото: valaam.ru

Мое знакомство с церковным пением произошло на Валааме совершенно естественным образом. У них очень хорошая традиция: вначале человека просто ставят рядом, и он внимательно слушает, а потом потихонечку на какие-то определенные песнопения его начинают включать в хор. И таким образом он вливается в традицию. Кстати говоря, на Валааме книги с нотами появились только в прошлом веке. А раньше это было исключительно традицией, передаваемой из уст в уста. И византийская традиция, кстати, очень хорошо показывает смысл Предания. Когда то, что написано на листе, – это далеко не полнота. Потому что, когда протопсалт поет по листу, мы видим, сколько украшений он делает. А ноты – всего лишь костяк. То же самое и с церковным Преданием. Когда мы читаем, мы понимаем, что за этим есть еще что-то, то, что касается жизни и духа.

Отец Георгий: Вы упомянули то желание поделиться вестью о Христе, которое вас тогда переполняло. И как, это желание не угасло? Нашло ли оно какое-то воплощение позднее?

Это естественно – распространять Благую Весть о Спасителе, говорить о Нем людям

Игорь Капранов: Мне кажется, природа Церкви сама по себе миссионерская. Что такое Евангелие? Это Благая Весть. И это Благая Весть о том, что мы примирились с Богом через Иисуса Христа. Это естественно – распространять ее, тем более что если человек читает Священное Писание, он просто не может не замечать постоянных призывов Христа идти и проповедовать слово Божие. Конечно, это находит выражение в общении с близкими, и в интернете, и на различных миссионерских акциях, когда приглашают. И когда мы встречаемся с живыми людьми, то происходят действительно чудеса. Господь и слова дает. И думаешь: «Как они так подбираются?» Очень многие люди благодарят и говорят: «Где вы были раньше?» Потому что у людей есть жажда. И эту жажду, конечно, нужно удовлетворять. Мы всего лишь указатели, которые показывают: «Вот там». А люди должны идти сами.

Наше стремление рассказать о Благой Вести – это свидетельство о том, что Христос пришел в мир спасти всех людей. Он распростер руки Свои на кресте для того, чтобы обнять каждого кающегося грешника. Если кто-то сомневается – он может просто посмотреть на крест и понять, что его ждут с распростертыми объятиями.

Отец Георгий: Вы упомянули про чудеса. Могли бы вы сейчас рассказать о чудесах, которые случались с вами или с вашими знакомыми?

Игорь Капранов: Да, конечно. Я думаю, что так или иначе каждый христианин чувствует это в своей жизни. Но особенно это проявляется, когда человек ездит, например, по святым местам. Вот я был на Валааме, и там главная святыня – это не только мощи преподобных Сергия и Германа, но именно братство людей, которые во имя Христово оставили всё. Это на самом деле чудо. Также сама Евхаристия, Литургия – это высшее чудо, которое может быть в нашем мире. Через это люди встречаются со Христом и начинают возрастать.

У меня был такой пример интересный: я собирался поехать на Афон, но при этом у меня были какие-то проблемы, мне нужно было укрепление. И на Рождество 2011 года я захожу к себе в комнату, смотрю – а у меня икона Богородицы мироточит. И это повергло меня в такой шок, что я позвал свою сестру для того, чтобы она засвидетельствовала, что это мне не кажется. И действительно, это было так. Это один из примеров. Но, я думаю, самый большой пример участия Господа в жизни – это то, как я встретился со своей супругой. Потому что мы нашли друг друга на сайте православных знакомств и буквально через три месяца поженились. И это действительно чудо.

Братский хор Валаамского монастыря. Фото: valaam.ru

Игорь Капранов с супругой и ребенком

Отец Георгий: Я думаю, что некоторым нашим зрителям интересно было бы узнать, как вы сейчас оцениваете ваше прошлое творчество. Есть представление о том, что тяжелая музыка – это сплошной сатанизм. Есть представление, что это направление современной музыки не хуже всех прочих. Каково ваше мнение?

Игорь Капранов: Вы знаете, я об этом не думаю. Потому что это настолько выпало из моей жизни, из моих интересов… Но ко мне часто обращаются ребята, которые занимаются рок-музыкой, и я думаю, что для человека творческого, возможно, эта музыка станет той ступенькой к небу, которая потом его поведет дальше. То есть говорить, что всё это сатанизм, – нельзя. Другое дело, что вокруг этой музыки определенные энергии и культ «секс, наркотики, рок-н-ролл». И если музыкант, живя в этом культе, не подвергается этим влияниям, – очень хорошо. Но я таких практически не знаю. Зачастую эта музыка так или иначе способствует разрушению личности. Постепенно. Потому что думают: это круто. Круто быть рок-музыкантом, круто быть наркоманом, круто быть с ощущением «я – звезда». Это часть той жизни. Но в определенный момент это становится тем дном, от которого, может быть, человек оттолкнется и все-таки придет к свету познания Божия.

Отец Георгий: Спасибо за ваш рассказ. А я вспомнил собственную историю прихода к Богу. У меня тоже был эпизод, сходный с тем, что случился с вами. Я стал ходить в храм еще в отрочестве. Однажды пришел с двоюродным братом, и бабушка, из тех, что трудилась в храме, почему-то сказала нам резко: «Ну-ка уходите отсюда, здесь вам не место!» Мы, конечно, ушли. Было очень обидно, но, знаете, у меня было ощущение, что эта церковь – она моя настолько же, насколько и этой бабушки. Мы не стали спорить с той старушкой, не стали огрызаться, и сделали то, что она нам сказала, но через неделю я снова пришел в этот храм – и уже больше никто меня оттуда не просил уйти. Я, конечно, ни в коем случае не хочу оправдать чью-то грубость, потому что это в любом случае неправильно, но думаю, такие ситуации посылаются нам не случайно.

Игорь Капранов: Абсолютно верно.

Отец Георгий: Может быть, и в вашем случае это имело какой-то смысл для того, чтобы вы могли войти в храм уже тогда, когда созрели для этого шага, когда могли его сделать более серьезно.

Игорь Капранов: Я в этом не сомневаюсь. Вы абсолютно верно заметили, что тем людям, которые беспокоятся, что их кто-то неприветливо встретит в храме, нужно иметь упорство и ощущение того, что этот храм точно так же для них, как и для тех, кто давно сюда ходит. Кстати, я помню, как однажды в передаче митрополит Иларион (Алфеев) публично попросил прощения за всех вот этих бабушек, которые кого-то когда-нибудь оскорбили. И этот его поступок действительно искренний. И я тогда почувствовал, что он сам сопереживает обиженным людям. Это очень важно, когда мы не закрываем глаза на проблемы, но называем их своими именами и пытаемся их решить в рамках Христовых заповедей.

Отец Георгий: Дай Бог, чтобы все наши телезрители, которые стоят сейчас на пути к Богу, нашли также в себе силы пройти этот путь до конца. Спасибо большое за внимание, храни вас Господь.

С Игорем Капрановым
беседовал священник Георгий Максимов

Православие.ru


Опубликовано 12.10.2015 | Просмотров: 786 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter