«В соборе проводит всё время, иногда забывает поесть». Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) в отчетах уполномоченного по делам религии (1955 год)

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) в отчетах
Сегодня, в день памяти архимандрита Иоанна (Крестьянкина), портал Православие.Ru впервые публикует два крайне интересных свидетельства о старце с противоположной – богоборческой – стороны. Речь идёт об отчётах псковского уполномоченного по делам религии А.И.Лузина, найденных в архивах насельником Сретенского монастыря иеродиаконом Феофаном (Бортниковым).

Один из главных вопросов, которые курировали уполномоченные по делам религии на местах, был посвящен духовенству. Уполномоченный по Псковской области А.И. Лузин в своих отчетах дает краткие характеристики тем священнослужителям, которые его наиболее интересуют. Конечно же, особый интерес у него вызывают священники, недавно освободившиеся из мест заключения по «58-й статье»[1].

14 июля 1954 года вышел указ Президиума Верховного Совета СССР об условно-досрочном освобождении отсидевших две трети срока и престарелых заключенных. А через полтора года, 8 декабря 1955 года, Совет по делам Русской Православной Церкви разослал циркулярное письмо, в котором поставил перед местными уполномоченными задачу выявлять «лояльное» духовенство на местах для негласного сбора информации среди клира и прихожан.

В этой части Отчетно-информационного доклада по Псковской области за второе полугодие 1955 года мы впервые встречаем имя архимандрита Иоанна (Крестьянкина), будущего насельника Псково-Печерского монастыря и знаменитого старца. Приведем несколько чрезвычайно интересных и неожиданно поучительных цитат из отчета:

«Зарегистрировано 6 священников помимо вновь посвященных, из них 4 священника прибыли из лагерей, которых освободили досрочно (видимо, по указу от 14 июля 1954 года). Все они отбывали наказание по статье 58 п.10, из которых заслуживает внимания: КРЕСТЬЯНКИН Иван Михайлович 1910 года рождения. До ареста учился в Московской духовной академии и служил в московских церквях. С 1950 по 1955 находился в лагерях. Прибыл в Псков по направлению Патриархии.

Прежде всего, отличается от всего духовенства фанатичностью. Служит в соборе третьим священником. В соборе четыре священника и служат понедельно, ноКрестьянкин в соборе проводит все время. Не ограничиваясь только проповедничеством во время богослужения, проводит беседы с отдельными верующими, которые к нему обращаются; от себя не отпускает до тех пор, пока его не поймет собеседник.

В Рождественное богослужение он служил раннюю Литургию с 5 часов утра. После окончания, давая крест, он каждого поздравлял с великим праздником. После окончания ранней, вместо того чтобы идти домой, остался сослужить позднюю (две Литургии в один день служить невозможно). Из собора ушел последним, около 3 часов дня, а в 4 часа опять пришел в собор для подготовки к вечерней службе. Иногда даже забывает поесть»[2].

Напротив фразы «иногда даже забывает поесть» в докладе на полях стоит вопросительный знак, и это предложение подчеркнуто авторучкой синего цвета. Вопросительный знак и подчеркивание в характеристике, которую дал уполномоченный в своем отчете, не были случайными. Уже через год отец Иоанн покинет Псков на несколько лет, однако в последующих отчетах еще будут упоминания об отце Иоанне.

Наконец, в настоящем отчете есть еще одна интересная история.

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) в отчетах

Храм свв. Жен-мироносиц на Мироносицком кладбище

В Пскове на территории Мироносицкого кладбища стоит храм, который в 1955 году был приписан к кафедральному собору. Священники собора, а среди них и отец Иоанн (Крестьянкин), изредка служили в кладбищенском храме. И именно там у него возник конфликт с Архитектурным отделом Пскова. Суть конфликта состояла в том, что на Мироносицком кладбище перед церковью были похоронены три священника, могилы которых загораживали вход в часовню, где находились недавно обнаруженные древние фрески. Реставраторы собирались перенести могилы священников, но об этом узнал отец Иоанн и запретил это делать. Батюшка нанял мастеров для ремонта оград и облагораживания могил, так как они были заброшены и находились в плохом состоянии, а сам срочно выехал к правящему архиерею и вместе с ним отправился к уполномоченному. Вот, что пишет уполномоченный Лузин о своем посещении владыкой Иоанном (Разумовым) и отцом Иоанном (Крестьянкиным):

«Ко мне приехали оба, епископ и священник Крестьянкин, последний в взволнованном состоянии стал мне доказывать неправильность действия архитекторов. Я ему спокойно ответил, что напрасно по такому пустяку беспокоил епископа, надо было бы обратиться непосредственно ко мне, и вопрос был решен. Просьба была удовлетворена, так он для проверки ежедневно посещал кладбище и следил, чтобы архитекторы-реставраторы не нарушили могил его собратьев. С каждым днем его слава растет как наставника и проповедника среди верующих»[3].

И автор этой заметки, вспоминая архимандрита Иоанна, когда ему уже было за 70, может лишь подтвердить, что таким же искренним и пламенным батюшка оставался до конца своих дней.


[1] Статьи 581, 581а-г и 582-4 Уголовного кодекса РСФСР устанавливали ответственность за т.н. «контрреволюционную деятельность». Именно по этой статье чаще всего сажали верующих. Заключённые, приговорённые по этим статьям, назывались «политическими» в отличие от обычных преступников.

[2] Государственный архив новейшей истории Псковской области (ГАНИПО). Ф. 1219. Оп. 2. Д. 846. Л. 40.

[3] Там же. Л. 40–41.

Иеродиакон Феофан (Бортников)

Православие.ru


Опубликовано 05.02.2016 | Просмотров: 208 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter