Ученье — свет: плоды образования для православного христианина

Ученье - свет
В данной статье Александр Сергеев рассуждает об уместности разума и учености в жизни православного христианина: нужно ли упражняться в науках церковных и светских? Полезно ли образование и самообразование в духовной жизни верующего? Не будет ли рациональность мешать спасению? Какова, согласно святым отцам, роль образованности применительно к духовной и повседневной жизни современного православного христианина?
Какое место имеет ученость в жизни современного православного христианина? Однозначный ответ получить невозможно, поскольку и по сей день существует глубочайший религиозный дуализм, о котором некогда говорил русский религиозный мыслитель Н.А. Бердяев в своей работе «Спасение и творчество». Этот дуализм выражается в том, что у определенного числа людей ученость, как и творчество, определена привилегией мирской, светской, к духовной жизни отношения не имеющей. Данные личности ограничиваются областью личного благочестия: молитвой, соблюдением заповедей и постов, посещением храмов, совершением добрых дел. В лучшем случае, ученость церковная (изучение догматического богословия и т.п.) не отметается, хотя случается и такое, когда человек заявляет: «я и без догматики знаю, в Кого и во что верю». В таком же отрицающем нужду в церковной учености духе всех, кто хоть как-то проявляет интерес к учености церковной, подводят под черту прелести. Вероятно, такое умозаключение черпается из жизнеописаний святых, не получивших в своей жизни никакого образования: раз они не хватали верхушки, так и ты не хватай, пребывая в смирении. Однако сами эти святые подвижники и пустынники подобных мыслей относительно людей ученых не имели и своей духовной жизнью познали не меньше, чем люди ученые: Н.А. Бердяев даже подтверждает их творческий образ жизни, называя святых «художниками человеческих душ»[1].

В итоге, дуализм этот достигает своего апогея в виде разделения на разные полярности в жизни человека – разума и веры. Разум, и осуществляемое им познание, представляется греховным инструментом, который лучше не использовать, дабы не впасть в тяжкий грех. Знания, даваемые разумом и ученостью, так же опасны, да и вообще не нужны, так как достаточно добрых дел и молитвы, и таким вот простым образом жизни люди приходят к ереси гносимахов, записанной у преп. Иоанна Дамаскина под 88 номером. Те тоже отвергали для христианина «необходимост … всякого знания»[2] и удостоились лишь осуждения. Для наших современных противников знания и образования интеллект станет инструментом неопасным лишь тогда, когда в жизни водворится абсолютное смирение. К таковому обычно идут всю свою жизнь, так и не употребив в деле спасения естественные способности. Однако служение Богу должно быть разумным, так как Сам Христос говорил: «…возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением [!] твоим» (Мф. 22:37). Дело обожения требует всего человека, включая и душу с ее естественными силами (разум[3], воля, чувства), и тело. Православию чуждо такое противопоставление разума и веры, так как они неразрывно связаны между собой. И Священное Писание, богословие, история Церкви, и люди, эту историю вершившие, являют нам яркие примеры, как в древности, так и в современности, этого симбиоза, этого отчуждения дуализма. Весь этот многовековой опыт дает понять, что христианину не лишними будут не только науки церковные (догматическое богословие, литургика и т.п.), но и науки светские, что разум не только можно, но и нужно использовать в деле нашего спасения.

Апологию (т.е. защиту) разума следует начать с аргумента, который разумно назвать библейско-богословским: в священной истории Ветхого Завета, изложенной в Библии, в самых первых главах книги Бытия бытописатель изложил нам повествование о творении первого человека, Адама, которого Бог «поселил … в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его» (Быт. 2, 15). Именно на этом библейском стихе следует акцентировать внимание: уже изначально Богом были созданы условия для полноценного развития человека, как физического, так и интеллектуального. Такую мысль развивают многие православные экзегеты, толковавшие книгу Бытия. Блаженный Августин отмечает, что человек «был помещен в раю для того, чтобы он возделывал его… при посредстве не тягостного, а приятного земледелия и предусмотрительного ума, изыскивающего многое и полезное»[4]. Свт. Филарет Московский имеет схожие мысли со св. Августином: «Бог назначает ему простой, земледельческий труд, дабы он испытанием вещей умножал естественные свои познания»[5]. Наконец, библеист и богослов Лопухин А.П. дает такой комментарий: «необременительный и приятный труд был прекрасным средством для упражнения физического, а отчасти и умственных сил человека»[6]. Эта экзегеза подтверждает, что Бог, заботясь о человеке, даровал ему возможность раскрыть все свои естественные силы и способности через труд, творчество, интеллектуальную деятельность, дабы достичь полной, возможной для конечного существа меры уподобления Богу по благодати. Заметим, что от человека требовалось не только богообщение (молитва), пост и духовный подвиг (заповедь, данная Богом касательно плодов на древе), но и развитие своих способностей, а, следовательно, это входило и до сих пор входит в план Бога о человеке. Грехопадение хоть и усложнило, но не изменило ориентир: нам и по сей день должно, раскрывая весь свой потенциал, двигаться к Богу.

Действительно, разум имеет не менее важную роль в духовной жизни человека, чем, например, вера. «Надлежит пещись о ведении и разуме тому, кто хочет взять крест и последовать Христу», – говорит св. Марк Подвижник. Несомненно, всякому христианину следует помнить о правиле золотой середины, дабы не уйти в крайность, а иначе случится то, что ап. Павел охарактеризовал словами: «знание надмевает» (1 Кор. 8, 1). Но настоящему и рассудительному христианину (рассудительность также относится к разуму, к разумной деятельности человека), живущему во Христе и со Христом, не страшно такое состояние. Посему не будем углубляться в аскетику и прочие тонкости духовного совершенствования, т.к. ясно одно: Христос обновляет человека благодатью, давая возможность соблюдать гармонию относительно веры и разума.

История Церкви подтверждает предыдущие утверждения: многих святых отцов и деятелей Церкви не смущало образование, как светское, так и церковное. Начнем с того, что даже ап. Павел, известный своей простотой и часто призывавший к ней, был человеком ученым. Во-первых, он обучался у ученого раввина Гамалиила, где получил раввинистическое образование; во-вторых, ап. Павлу не была чужда и греческая культура, греческая образованность: он не чурается цитировать древнегреческого комедиографа Менандра (1 Кор. 15, 33), сочинение древнегреческого жреца и провидца, а также поэта Эпименида «Об оракулах» (Тит. 1, 12), строчки из дидактической поэмы древнегреческого поэта Арата «Явления» (Деян. 17, 28). И это не смущало ап. Павла, не мешало его восхождению ко Христу, а наоборот, помогало как в жизни духовной, так и в миссионерской деятельности. Также можно говорить и о таких отцах Церкви, как святители Василий Великий, Григорий Богослов, Григорий Нисский, Иоанн Златоуст, Афанасий Александрийский, Григорий Палама, блаженный Иероним Стридонский, преподобные Ефрем Сирин (называющий себя по смирению неученым, хотя в реальности его ученостью восхищался сам свт. Василий Великий), Иоанн Дамаскин, Максим Исповедник и множество других святых, не гнушавшихся ученостью не только церковной, но и светской.

Знавшие античных поэтов, писателей и философов, различные гуманитарные и естественные науки, а также владевшие в совершенстве риторикой, отцы Церкви не считали, что их образование принесет вред душе, делу спасения. Наоборот, всю свою ученость, как и подобает всякому христианину, они принесли на алтарь Божий, принеся этим самым огромную пользу Церкви. Посредством рецепции, то есть христианизации, античной философии и естествознания ими было написано множество богословских трудов: например, свв. Василий Великий, Григорий Богослов и Григорий Нисский таким путем разработали православную триадологию, которая долгое время была камнем преткновения для их современников.

Современная эпоха, как и древняя, также полна личностями, чья ученость не мешала им быть настоящими христианами и послужила в добром деле проповеди и разъяснения христианского учения: это и святители Игнатий Брянчанинов, Феофан Затворник, Филарет Московский, и такие церковные ученые, как В.В. Болотов, А.П. Лопухин, А.В. Карташев, А.Ф. Лосев, В.Н. Лосский, И.В. Позов. Все это – лишь частичный, неполный список примеров людей, для которых разделения между верой и разумом не существовало, если рассматривать этот аспект полнее, глубже, то можно увидеть еще множество личностей, чья ученость не вредила духовной жизни, но, наоборот, помогала и содействовала делу спасения.

Наконец, посмотрим рассудительно и разумно, опираясь на авторитетные источники, на пользу учености в жизни современного православного христианина. Сейчас сфера образования имеет доступное положение, позволяя каждому желающему получить хорошее образование: гуманитарное, техническое, теологическое. Книжные магазины, как обычные, так и церковные, предоставляют современному социуму море хорошей философской, научной, богословской и святоотеческой литературы. Можно сказать, что у нас, по сравнению с эпохами святителя Василия Великого, учившегося в Афинской школе, и святителя Феофана Затворника, окончившего Киевскую Духовную Академию, положение с учебно-образовательными заведениями и обстановка не хуже и, возможно, даже чем-то лучше. Поэтому мы должны использовать эту возможность, продолжая учиться, развивать свои естественные силы души и тела, таланты и способности, уметь их употреблять, осознавая, что полученные знания ценны лишь только тогда, когда они осмысленны и подкреплены духовным опытом общения с Богом.

«Не должно унижать ученость, как рассуждают о сем некоторые, напротив, надобно признать глупыми и невеждами тех, которые, держась такого мнения, желали бы всех видеть подобными себе, чтобы в общем недостатке скрыть свой собственный недостаток и избежать обличения в невежестве»[7], ‒ говорит свт. Григорий Богослов, и мы, в согласии с ним, подтверждаем, что противником образования является невежество, а не духовная жизнь во Христе. И это невежество рождает тысячи проблем, которые касаются и спасения. Невежество может провоцировать на ересь или раскол. Недавно прославленный в лике святых старец Паисий Святогорец, также видевший пользу в учености, вспоминал: «как-то раз один монах, услышав на Литургии Преждеосвященных Даров слова «Иже во Святых Отца нашего Григория папы Римскаго», решил, что поминают римского папу и соблазнился. «Не ожидал, — говорит, — никак не ожидал, что вы станете папежниками!» Сказав это, он вышел из храма»[8]. Такой случай – видная иллюстрация всей пагубности невежества, которое борется со всяким проявлением образованности. Противник же этого невежества – ученость.

Образование открывает для человека много полезного. Сразу можем опустить такие моменты, как развитие личности, которое происходит благодаря образованию, так как это и так очевидно. Перейдем к другим аспектам, например, к пользе учености в духовной жизни. Преп. Паисий Святогорец об этом говорил: «те, кто по Благодати Божией очистит свой ум от мути, которую привнесла в него наука, будут иметь больше рабочих инструментов… Люди, отдающие предпочтение своему внутреннему образованию — образованию души и внешнюю образованность также использующие для образования внутреннего, быстро преображаются духовно»[9]. Любое образование, которое было со вниманием и старанием получено, дает человеку различные методы преодоления различных задач: ум становится способным к аналитике, начинает сравнивать и рассуждать. Человеку образованному будет проще понимать науки церковные, если он не приступал к их изучению: понимание догматов имеет важное место в духовной жизни христианина, как пост и молитва. Чтение святых отцов Церкви получится более систематическим и осмысленным. Самообразование прекрасно помогает бороться с помыслами, об этом говорили многие подвижники, например, св. Феодосий Печерский: «бодрствуйте для церковного пения и для усвоения предания отеческого и  чтения  книжного»[10]. Именно чтение (а любое самообразование или образование привносит в жизнь множество литературы) помогает избавляться от различных греховных помыслов. К тому же, интеллектуальная деятельность приводит ум в трезвое состояние, позволяя здраво смотреть на различные обстоятельства нашей жизни. Таким образом, ученость и вообще обучение, образование, как в учебном заведении, так и самостоятельное, является очень хорошим помощником в жизни христианина.

«Будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1 Петра 3, 15). Каждый христианин – миссионер, и он должен своей жизнью и словами проповедовать о Христе в современном мире. Нередко среди людей неверующих или ищущих можно встретить людей образованных, имеющих высокий кругозор, и к таким с набором каких-то минимальных знаний просто не подойти. Таковых часто отталкивает от Церкви узость, невежество, необразованность и ограниченность христианина, который являет для него пример всего христианства. Поэтому нужно избегать таких вот неловких ситуаций и иметь достойный уровень при диалоге с представителем интеллигенции. Нужно, подобно ап. Павлу, который «для всех… сделался всем» (1 Кор. 9, 22), находить подход к каждому, как к человеку простому, не имеющему особого образования, так и к человеку, имеющему знания во многих областях. Для такой задачи ученость, обучение и разум не нужно отвергать, но, наоборот, заботиться об этом на достойном уровне.

«Простая баба, говорят нам, спасается лучше, чем философ, и для спасения ее не нужно знания, не нужна культура и пр. Но позволительно усомниться в том, что Богу нужны только простые бабы, что этим исчерпывается план Божий о мире. Божья идея о мире. Да и простая баба сейчас есть миф, она стала нигилисткой и атеисткой. Верующим же стал философ и человек культуры. Могут по-своему спасаться невежды, дураки и даже идиоты, но позволительно усомниться, чтобы в Божью идею о мире, в замысел Царства Божьего входило население его исключительно невеждами, дураками и идиотами»[11]. Резкий тон Н.А. Бердяева уместен: к сожалению, не редко теперь встречается простота стилизованная, причем искусственно, вместо простоты благодатной, которую стяжали многие святые, порой ученые. Кроме как лицемерия и прелести в этой наигранной простоте ничего нет, и таковой, соответственно, надобно сторониться. Именно о такой вот опасной для духовной жизни простоте говорит народная мудрость: простота хуже воровства. Мы сейчас живем в эпоху, где нужно много объяснять и свидетельствовать, где нужно иметь мужество мыслить, а не прикрываться иллюзорной и наигранной простотой, ничего общего с Духом Христовым не имеющей. Мир, в лице многих окружающих нас людей, требует от нас ответа о «нашем уповании», который должен быть не только кротким и благоговейным, но и разумным, дабы вопрошающий смог его понять, увидеть его обоснованность. Чтобы держать ответ, нужна подготовка, которая достигается усердными занятиями, обучением, образованием, чтением книг, изучением догматов и прочих наук, не только церковных. Немало важного и апологетического кроется и в науках современных, естественных, в современной культуре и искусстве. Нам следует пойти по пути тех, кто смог все это богатство внешней культуры и науки христианизировать, дабы представить религию Логоса-Христа не маргинальной и мракобесной, но просвещенной и способной на диалог. Дуализм, отделяющий ученость и разум от духовной жизни, не только не уместен, но и опасен. Здоровый рационализм следует признать не отцом ересей, но союзником Церкви и духовной жизни человека, защитником Православия. Ясность и осознанность убеждений – верное средство быть настоящим православным христианином в век повсеместно царящего плюрализма.


[1] Бердяев Н.А. Спасение и творчество (Два понимания христианства) / Н.А. Бердяев // Путь: Орган русской религиозной мысли. – 1926 . – Вып. 2 . – С. 42.

[2] Иоанн Дамаскин, преп. Источник знания / преп. Иоанн Дамаскин; пер. с древнегреческого Д.Е. Афиногенова, А.А. Бронзова, А.И. Сагарды, Н.И. Сагарды. – Москва: Индрик, 2002. – С. 148.

[3] Дабы разрушить всякие разногласия, укажем, что «разумная сила души связана с головой человека, и конкретнее – с мозгом, но мозг – это не источник, а инструмент данной силы» (прот. Вадим Леонов Основы православной антропологии: Учебное пособие. – с. 59).

[4] Блаженный Августин Творения: в 4 т. Т. 2: Теологические трактаты / Блаженный Августин. – Санкт-Петербург: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. – С. 511.

[5] Филарет Московский, свт. Толкование на Книгу Бытия / свт. Филарет Московский. – Москва: Лепта-Пресс, 2004 – С. 85.

[6] Толковая Библия, или комментарий на все книги Св. Писания Ветхого и Нового Завета под редакцией А.П. Лопухина. Ветхий Завет: в 5 т. Т. 1: Пятикнижие; Исторические книги. – Москва: ДАРЪ, 2008. – С. 56.

[7] Григорий Богослов, свт. Творения: в 2 т. Т. 1. / свт. Григорий Богослов. – Санкт-Петербург: Изд-во П.П. Сойкина, 1912. – С. 609.

[8] Паисий Святогорец, преп. Слова: в VI т. Т. I: С болью и любовью о современном человеке / преп. Паисий Святогорец. – Москва: Святая Гора, 2003. – С. 213.

[9] Паисий Святогорец, преп. Слова: в VI т. Т I: С болью и любовью о современном человеке / преп. Паисий Святогорец. – Москва: Святая Гора, 2003. – С. 218.

[10] Повесть временных лет / Сост., примеч. и ук. А.Г. Кузьмина, В.В. Фомина. Вступ. ст. и перевод А.Г. Кузьмина / Отв. ред. О. А. Платонов. – Москва: Институт русской цивилизации, Родная страна, 2014. – С. 188.

[11] Бердяев Н.А. Спасение и творчество (Два понимания христианства) / Н.А. Бердяев // Путь: Орган русской религиозной мысли. – 1926 . – Вып. 2 . – С. 40-41.

Сергеев Александр

Богослов.ru


Опубликовано 09.12.2015 | Просмотров: 119 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter