Священник Феодор Людоговский: «Придите, обедайте»

10-е воскресное евангелие на утрене – Ин 21:1–14 (зач. 66 ):

В те дни явился Иисус ученикам Своим при море Тивериадском. Явился же так: были вместе Симон Петр, и Фома, называемый Близнец, и Нафанаил из Каны Галилейской, и сыновья Зеведеевы, и двое других из учеников Его. Симон Петр говорит им: иду ловить рыбу. Говорят ему: идем и мы с тобою. Пошли и тотчас вошли в лодку, и не поймали в ту ночь ничего.

А когда уже настало утро, Иисус стоял на берегу; но ученики не узнали, что это Иисус. Иисус говорит им: дети! есть ли у вас какая пища? Они отвечали Ему: нет. Он же сказал им: закиньте сеть по правую сторону лодки, и поймаете. Они закинули, и уже не могли вытащить сети от множества рыбы.

Тогда ученик, которого любил Иисус, говорит Петру: это Господь. Симон же Петр, услышав, что это Господь, опоясался одеждою, – ибо он был наг, – и бросился в море. А другие ученики приплыли в лодке, – ибо недалеко были от земли, локтей около двухсот, – таща сеть с рыбою.

Когда же вышли на землю, видят разложенный огонь и на нем лежащую рыбу и хлеб. Иисус говорит им: принесите рыбы, которую вы теперь поймали. Симон Петр пошел и вытащил на землю сеть, наполненную большими рыбами, которых было сто пятьдесят три; и при таком множестве не прорвалась сеть. Иисус говорит им: придите, обедайте. Из учеников же никто не смел спросить Его: «кто Ты?», зная, что это Господь. Иисус приходит, берет хлеб и дает им, также и рыбу.

Это уже в третий раз явился Иисус ученикам Своим по воскресении Своем из мертвых.

В 10-м и 11-м утренних евангелиях мы становимся свидетелями третьего и последнего явления Иисуса ученикам – из тех явлений, что описаны у Иоанна. Заключительные слова 20-й главы («Много сотворил Иисус пред учениками Своими и других чудес, о которых не писано в книге сей. Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его») звучат как финал всей книги. Поэтому предполагают, что 21-я глава первоначально не входила в состав Евангелия и была написана позже (но, вероятно, самим Иоанном); самые же последние стихи последней главы – их мы услышим через неделю – возможно, принадлежат не самому апостолу, а кому-либо из его учеников.

Сегодняшний евангельский эпизод – об обыденной жизни и о том, как Иисус входит в эту жизнь, меняя и преображаяя ее, оказывая ученикам помощь, но ( в 11-м евангелии) вместе с тем и требуя от них служения.

Две первые встречи, о которых мы читали у Иоанна, произошли в Иерусалиме. Теперь же ученики отправились назад в Галиллею – домой. Вряд ли будет справедливым предположить, что они хотели вновь жить так, как будто ничего не случилось. Как будто не встретился им этот Человек – и не ходили они с ним три года по Палестине, и не жили они совершенно особой жизнью, и не были свидетелями удивительных событий. Как будто не распяли Его. Как будто Он не воскрес.

Нет, не хотели они отмахнуться от своего Учителя. Но они имели необходимость всё обдумать, осознать – вместить в себя то, что трудно вмещается в ум и сердце обычного человека. А кроме того у всех были семьи, которые нужно было кормить.

И вот они возвращаются к Тивериадскому озеру и забрасывают сети. Но рыбы нет. После долгих ночных трудов они видят на берегу человека – но не узнают, не понимают, кто это. И этот человек, почему-то называя их – по премуществу взрослых мужчин – детьми (и даже детками), советует им забросить сети по правую сторону лодки. Рыба поймана – и Иисус узнан.

Для Магдалины нужно было, чтобы Учитель назвал ее по имени; Клеопа и его спутник (или спутница?) узнали Спасителя в преломлении хлеба; апостолы-рыбаки наверняка вспомнили другой чудесный улов рыбы, который случился три года назад.

И вот дальше – очень интересная сцена, очень интересный диалог (его продолжение мы услышим в следующую субботу). Все – кто раньше, кто позже – оказались на берегу. Что же говорит Иисус? «Ну вот, бездельники и неудачники, Я вам подсказал, как поймать рыбу, – теперь быстренько организуйте-ка Мне обед. И чтоб не хуже, чем у иных-прочих! Ну же, поворачивайтесь, холопы, поворачивайтесь, ленивцы! Я ждать не люблю!» Согласитесь, было бы странно услышать это от Спасителя (но почему-то совсем не странно слышать подобные речи от тех, кто столетия спустя назвались Его учениками).

Что же говорит Иисус на самом деле? Он говорит: подходите, поешьте – у меня всё уже готово для вас: вот хлеб, вот рыба; и вашу рыбу давайте сюда тоже – пригодится и она.

Мы помним, что у Иоанна уже была описана сходная сцена – но там всё же есть что-то нарочитое: это неприкрытая педагогика, наставление. Я имею в виду умовение ног (Ин 13:1–15). А здесь, в 21-й главе – реальная жизненная ситуация. И Ииусус оказывается верен Себе, слово у Него не расходится с делом: как Он учил их (на собственном примере) тогда, перед распятием, так – без всякой рисовки, с полной естественностью – Он поступает сейчас.

В 10-м воскресном евангелии еще много моментов, о которых можно было бы сказать многое. Что-то лежит на поверхности, что-то звучит таинственно и требует острожного и вдумчивого истолкования. Но мне хотелось бы обратить внимание именно на этот совершенно житейский момент. Как не хватает нам этой простоты в нашей «церковной», «духовной», «христианской» жизни! Как не достает этой готовности послужить тем, кто ниже тебя в социальной лестнице! И это не совсем риторические вопрошания. Можно и впрямь поставить вопрос: как – как именно не хватает нам всего этого? И мы очень хорошо понимаем – как: как кислорода, как воздуха – как животворящего Духа!

Все мы крещены – но живет ли в нас Святой Дух? Не может ли оказаться так, что Он давно нас покинул? Не занимаемся ли мы самообманом, называя себя христианами? Можно ли быть христианином, беззастенчиво попирая заповеди Христовы, ежедневно своими делами отрекаясь от Христа? Мы слышим слова о ценностях – но не ценим и не любим человека; говорим о духовности – но не заметили, как оскудели духом; поклоняемся святыням – но отворачиваемся от Единого Святого, взошедшего за нас (вместо нас!) на крест.

Господь по-прежнему нас кормит и поит, одевает и обогревает. Он всё еще терпит нас, терпит наши беззакония, терпит грехи тех, кто имеет дерзость носить Его имя, – архиереев, пресвитеров, мирян.

«Надолго ли, Господи?» – вопрошает Исаия. И слышит: «Доколе не опустеют города, и останутся без жителей, и домы без людей, и доколе земля эта совсем не опустеет. И удалит Господь людей, и великое запустение будет на этой земле».

Ей, гряди, Господи Иисусе!

*   *   *

В качестве приложения приводим песнопения, соотносящиеся с евангельским чтением на утрене: воскресный ексапостиларий, его богородичен и евангельскую стихиру – в церковнославянском переводе и в русском переводе иером. Амвросия (Тимрота). Оригинал этих песнопений, а также сегодняшнего евангелия можно увидеть здесь.

Ексапостиларий:

Тивериадское море с детьми Зеведеевыми,

Нафанаила с Петром же и со другима двема древле,

и Фому имяше на лове,

иже Христовым повелением одесную ввергше,

множество извлекоша рыб:

Егоже Петр познав, к Нему бродяше,

имже третие явлейся,

и хлеб показа, и рыбу на углех.

Перевод:

На Тивериадском море с сынами Зеведеевыми

Нафанаил и Петр с двумя другими

и Фома некогда были на ловле.

Они, по велению Христа, закинув сети справа,

вытащили множество рыб.

Петр, узнав Его, к Нему поплыл.

В третий раз явившись им,

Он и хлеб предложил им, и рыбу на углях.

Богородичен:

Воскресшаго Господа тридневна от гроба, Дево,

моли о воспевающих Тя, и любовию блажащих:

Тебе бо имамы вси прибежище спасительное, и ходатаицу к Нему:

наследие бо Твое, и раби есмы, Богородице,

и к Твоему заступлению вси взираем.

Перевод:

Господа, воскресшего в третий день из гроба,

умоляй, Дева, о Тебя воспевающих

и с любовию блаженной именующих,

ибо Тебя мы все имеем прибежищем спасительным

и посредницею перед Ним;

ведь мы – наследие Твое и рабы Твои, Богородица,

и к Твоему заступничеству все мы обращаем взоры.

Утренняя стихира:

По еже во ад сошествии,

и еже из мертвых воскресении,

скорбяще якоже достояше,

о разлучении Твоем, Христе,

ученицы на делание обратишася,

и паки корабли и мрежи, и лова нигдеже.

Но Ты, Спасе, явився яко Владыка всех,

одесную мрежи повелеваеши воврещи,

и бысть слово дело вскоре,

и множество рыб многое,

и вечеря странная готова на земли:

еяже причастившымся тогда Твоим учеником,

и нас ныне мысленно сподоби насладитися,

человеколюбче Господи.

Перевод:

После сошествия во ад и воскресения из мертвых,

печалясь, как и естественно в разлуке с Тобой, Христе,

ученики к работе обратились;

и снова – лодки, и сети, и улова нет.

Но Ты, Спаситель, явившись, как всего Владыка,

повелеваешь справа от лодки закинуть сети,

и слово тотчас стало делом:

и рыб множество великое,

и трапеза необычайная готова на земле.

Как в ней приняли участие тогда Твои ученики,

так и нас ныне мысленно насладиться ею удостой,

человеколюбивый Господи!

 

// Православие и мир


Опубликовано 02.02.2014 | Просмотров: 193 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter