«Славонская епархия — это открытая рана». Беседа с епископом Славонско-Пакрацким Иоанном (Чулибрком)

Епископ Славонско-Пакрацкий Иоанн (Чулибрк)

Рождество мне довелось встретить в Славонии, в мученической Славонско-Пакрацкой епархии, куда я приехала по приглашению епископа Славонско-Пакрацкого Иоанна (Чулибрка). О трагедии, которую пережил и переживает народ этой епархии, мы знаем мало. Глядя на разрушенные церкви, опустевшие деревни, в которых трудно найти дом без следов от пуль, складывается впечатление, что война кончилась только вчера. С прибытием сюда нового владыки жизнь епархии начала меняться. За несколько месяцев после интронизации епископа Иоанна сделано немало. В своем интервью владыка Иоанн рассказывает читателям порталаПравославие.Ru об истории и о сегодняшнем дне своей епархии.

– Ваше Преосвященство, расскажите об истории Славонско-Пакрацкой епархии.

– Славония – это апостольское пространство, она является частью Паннонии, по которой проходили и сами Христовы ученики, и все их наследники. Каждый день на территории Паннонии и на окружающих ее территориях, в Славонии, мы открываем новые и новые раннехристианские и ранневизантийские базилики. Например, совсем недавно в нескольких километрах от Славонской епархии, в Республике Сербской, в Бакинцах (в низине реки Савы) была обнаружена огромная базилика.

Согласно сохранившемуся преданию, святой Кирилл проповедовал там, где сегодня находится монастырь святой Анны, а святой Мефодий крестил народ в реке Илова

Значительные события в истории этого края связаны с приходом сюда святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, которые проходили здесь своими апостольскими стопами. Согласно сохранившемуся устному преданию, святой Кирилл проповедовал там, где сегодня находится монастырь святой Анны, под Даруваром, а святой Мефодий крестил народ в реке Илова, которая протекает под монастырем.

Большие изменения произошли с вторжением сюда турок и завоеванием ими этих территорий в XV-XVI веках, когда целые области Славонии опустели, ибо народ, спасаясь от завоевателей, покидал эти края. Но турки вновь заселяли их православными, чтобы земли не пустовали. С тех времен сохранился монастырь Ораховица. Этот монастырь, в котором находится часть мощей святой Анастасии Узорешительницы (рука святой), имел тесные связи со Святой Горой и с Россией, куда монахи, как говорится в монастырской летописи, ходили собирать пожертвования на монастырь. Монастырь Ораховица внешне напоминает святогорские монастыри (например, Костамонид) и тоже располагается среди гор, в горах Папука. Позднее, когда турки уходили, отступая, они совершали страшные расправы над балканскими христианами. Именно тогда, в 1699 году, Патриарх Печский Арсений III Чарноевич организовал сербов Косова и Метохии, а также окружающих Косово и Метохию территорий на великое переселение. Неподалеку отсюда, в десяти километрах от столицы епархии – Пакраца, в местечке Сирач, находилась его резиденция, крепость, где он жил, когда пришел сюда с тысячами новых христиан. В те времена Славония, в переписке между Патриархом и венским двором, называлась Малой Рашкой. Патриарх Арсений является основателем и нашей епархиальной библиотеки – одной из важных достопримечательностей Славонско-Пакрацкой епархии. В библиотеке насчитывалось более ста рукописных книг. В данное время мы изучаем, в каком состоянии она находится сейчас.

– Сколько монастырей сохранилось на территории епархии?

– Из времен Патриарха Арсения Чарноевича сохранился монастырь Пакра, посвященный празднику Введения Пресвятой Богородицы во храм. Монастырь имел тесные связи со Святой Землей, так как монах Виссарион, подвизавшийся в монастыре Пакра, прежде жил в монастыре святого Саввы Освященного в Палестинской пустыне, а затем пришел в монастырь Пакра. Семь лет пакрацкий монастырь был местом его подвига, отсюда он был направлен в Эрдель для борьбы с унией, которая была в то время крайне агрессивна. Он был арестован австрийскими властями и умер в печально известной тюрьме Куфштайн, которая находится в сегодняшней Австрии. Наряду с монастырями Ораховицей и Пакрой, у нас сохранился монастырь святой Анны, он является уникальным примером монастыря, построенного в готическом стиле. Он принадлежал монашескому ордену паулинов, но поскольку они в те времена они уже покинули эту область, и монастырь опустел, императрица Мария Терезия передала его православным, чтобы они затеплили в нем лампады и вернули ему жизнь.

Еще важно сказать о том, что те люди, которые пришли тогда из Косова и Метохии, смешались с народом, который оставался на этих просторах, и их потомки во времена Второй Мировой войны здесь пережили страшные страдания, возможно, самые страшные страдания православных христиан за всю историю христианства.

Хорватские усташи-римокатолики истребили сотни тысяч православных христиан и таким образом превратили каждую деревню епархии в святыню

Хорватские усташи-римокатолики, защищая, как они утверждали, римокатолическую веру, самым изуверским образом истребили сотни тысяч православных христиан и таким образом превратили каждую деревню нашей епархии в святыню. А самым важным местом епархии является Ясеновац. Здесь во время Второй Мировой войны находился самый страшный лагерь на территории бывшей Югославии. Ясеновац имеет свою особую, великую историю. Приходская церковь, разрушенная во время Второй Мировой войны и восстановленная в 1984 году, сейчас является монастырем, четвертым монастырем нашей епархии.

– В каком состоянии епархия находится в настоящее время?

– Вся епархия – открытая рана. Она была открытой раной еще во времена турок и давления униатов, то есть на протяжении всей своей истории, однако то, что с ней случилось во время Второй Мировой войны несравнимо ни с чем: она была просто стерта с лица земли. В 80-е годы епархия только-только начала возрождаться. И почти сразу началась новая война, война середины 90-х годов, в которой ни одна церковь епархии не осталась неповрежденной, все были частично или полностью разрушены. Сейчас здесь есть 50 богослужебных мест, под этим не подразумеваются церкви, находящиеся в хорошем состоянии, это просто места, где можно совершать богослужения, церкви, которые хотя бы покрыты кровлей, хотя бы не протекают. Однако в епархии практически вдвое больше церквей и церковных сооружений, разрушенных во времена Второй Мировой войны и последней войны 90-х.

Если подойти ближе к храму, вы увидите на мозаике раны от пуль, причем ясно видно, что тот, кто стрелял, целился именно в лики святых

Сильнее всего пострадал самый центр епархии, древний город Пакрац. Я являюсь двадцать седьмым епископом Пакрацким и Славонским или Пожеским (такое название епархия носила раньше). Соборная церковь и епископский двор, величественный, возможно самый большой епископский двор Сербской Церкви, в котором хранилась та знаменитая библиотека, был разрушен, от него остались только стены. Слава Богу, сейчас мы на этапе восстановления южного крыла двора, которое включает в себя также и часовню Благовещения. Надеюсь, что через год-два мы сможем заселиться в это южное крыло. Также уже восстановлен святой престол в соборном храме Святой Троицы. Надеемся, что скоро мы сможем восстановить и иконостас, чтобы церковь была элементарно подготовлена для богослужения. Если подойти ближе к храму, вы увидите на мозаике раны от пуль, причем ясно видно, что тот, кто стрелял, целился именно в лики святых, изображенных на мозаике с западной стороны храма Святой Троицы.

  Ясеновац и его подлагеря, сублагеря – место, где сотни тысяч людей приняли чудовищную смерть

– Владыко, ваша интронизация состоялась 13 сентября, в день поминовения Ясеновацких новомучеников, много лет вы возглавляете Комитет по Ясеновцу при Сербской Православной Церкви, занимаетесь исследованиями геноцида, расскажите о Ясеновце подробнее…

– Ясеновац – часть архипелага гитлеровских лагерей (вспомним архипелаг Гулаг, как это назвал Солженицин), с той разницей, что в этом лагере немцы не играли никакой роли. Он был устроен по образцу немецких лагерей, таких как Маутхаузен и Дахау, но не имел отношения к немцам, кроме того, что был частью этого архипелага террора. Ясеновац был основан усташами, точнее тогдашним Независимым государством Хорватия (НХГ), как оно называлось, которое существовало на части территории оккупированной Югославии с 1941 по 1945 год. Усташи были экстремистами, странной смесью римокатолицизма и нацизма. Единственную параллель можно провести со словацкими фашистами, нацифашистами того времени во главе с Йозефом Тисо, но усташи были еще большими изуверами, чем словацкие фашисты, прежде всего по объему совершенных преступлений над сербами, евреями, цыганами, антифашистами, даже над старокатоликами, ибо в Ясеновце был уничтожен весь клир старокатолической церкви в Хорватии. Особенно это видно по комплексу лагерей в НГХ: Ясеновац был самым крупным из них, но не единственным, а одним из десятка больших и малых лагерей, существовавших на территории НГХ. И сам Ясеновац не был одним лагерем, но комплексом лагерей, наиболее походившим на Аушвиц. Ясеновац, что особенно подчеркивал профессор Иегуда Бауэр из Яд-Вашема, был страшнее любого немецкого лагеря. Почему? Потому что в нем не убивали оружием, не травили газом, не расстреливали, но убивали ножами, молотами, пилами и другими чудовищными способами. Ясеновац и его подлагеря, сублагеря – место, где сотни тысяч людей приняли чудовищную смерть.

Это не были абстрактные жертвы фашизма, это были жертвы усташей-хорватов, а жертвами были сербы, евреи, цыгане и антифашисты всех национальностей

– Почему об этом так мало известно? Почему так мало пишут и говорят?

– После первых оценок количества жертв Второй Мировой войны, была упразднена первая комиссия по исследованиям страданий во Второй Мировой войне. Только в 1992 году она была восстановлена как Музей жертв геноцида Белграда. Было пропущено больше 40-ка драгоценных для изучения лет. Ясеновац не был запрещенной темой в Югославии, о нем должны были говорить, ибо он был слишком известен, но существовал запрет на изучение этой темы. А именно: ради хороших отношений между сербами и хорватами правительство Югославии старалось скрыть национальную принадлежность жертв и палачей, как личную, так и коллективную. Когда вы придете в Ясеновац или в его подлагеря, то везде увидите памятники, на которых написано «жертвам фашизма», но это не были абстрактные жертвы фашизма, это были жертвы усташей-хорватов, а жертвами были сербы, евреи, цыгане и антифашисты всех национальностей, особенно хорваты, которые пытались противостоять тогдашнему хорватскому государству. Однако Ясеновац был табуированной темой, когда речь шла о загранице, нельзя было рассказывать о Ясеновце за рубежом. И вплоть до 80–90-х годов нельзя найти книг, опубликованных на иностранных языках, а югославские ученые не принимали участия в научных конференциях, посвященных страданиям времен Второй Мировой войны. Таким образом был создан миф, что документов о Ясеновце не сохранилось, что нельзя найти каких-либо данных о нем, что дало возможность манипулирования истиной.

– Что делается для того, чтобы разрушить эту стену молчания?

– Церковь уже в начале 80-х годов настаивала на том, чтобы началось поминовение ясеновацких мучеников, поминовение, прежде всего, литургическое, потому что поминовение, которое устраивалось в социалистической Югославии, было поминовением полным пессимизма, мести и ненависти, при этом безадресной ненависти, непонятно на кого направленной.

Существует два центральных события, произошедших после Второй Мировой войны и связанных с Ясеновцом: первое – это открытие в 1966 году мемориала с памятником Богдана Богдановича. Тогда был открыт какой-то абстрактный цветок, который ничего не означает. Второе, крайне важное событие, произошло в 1984 году. Тогда была освящена восстановленная церковь святого Иоанна Крестителя в Ясеновце, имеющая исключительное значение, потому что она стала первой жертвой Ясеновца, поскольку первых узников лагеря заставляли рушить церковь, а из ее материалов строить первые здания лагеря.

Нигде больше в мире Великая Суббота не переживается так, как она переживается в Ясеновце и в Доней Градине

И смотрите, понадобилось почти 40 лет, чтобы эту церковь восстановить. Тот собор был самым многочисленным собором после Второй Мировой войны в Ясеновце и по своему значению, и по количеству участников. Очень важно понимать, что народ в глубине души сохранил чувство важности литургического поминовения, и не просто сохранил, он сущностно узнал в жертвах Ясеновца (и жертвах Второй Мировой войны вообще) не жертв идеологии, погибших за ту или иную идеологию, нет, он узнал в них мучеников Божиих, таких как 14 тысяч мучеников Вифлеемских и 20 тысяч мучеников Никомидийских, которые уже прославляются всей полнотой Церкви, в соборном сознании и соборном чувстве Церкви. С того момента происходит преображение поминовения жертв Ясеновца. Мы воспринимаем их как свидетелей Христовых, как тот сонм свидетелей, который окружает престол Христов в Царстве Небесном. И еще, когда вы попадаете в Ясеновац или в Доню Градину, а это две части лагеря по берегам реки Савы, вами овладевает то же чувство, что и в Великую Субботу, когда поется «да молчит всяка плоть…». Все творение молчит, ибо Христос тогда находится во гробе и сходит во ад, освобождает тех, кто был заточен в аду. И нигде больше в мире Великая Суббота не переживается так, как она переживается там, в Ясеновце и в Доней Градине. Таким образом, Ясеновац просто бурлит предвосхищением воскресения, когда мы в любой момент ожидаем, что эти мученики появятся перед нашими глазами.

– В апреле этого года исполняется 70-летие освобождения ясеновацких мучеников. Как произошло это освобождение? Как будет отмечаться эта дата?

– Заключенные лагеря, увидев, что 21 апреля усташи уничтожили всех женщин-узниц, поняли, что на следующий день та же участь ждет и остальных. На рассвете следующего дня заключенные совершили прорыв. Их было немногим более тысячи, но лишь сотне из тысячи бросившихся на колючую проволоку удалось пробиться через нее и вырваться на свободу. Следовательно, Ясеновац не был освобожден союзниками, как лагеря Аушвиц, Берген-Белзен или Дахау, нет, последние узники лагеря освободились сами, ценой 90 процентов жизней своих товарищей, и только в начале мая один партизанский отряд вошел в уже несуществующий лагерь Ясеновац. Поэтому мы отмечаем две даты: первую 13 сентября (31 августа по юлианскому календарю), когда мы молитвенно прославляем мучеников Ясеновацких и вторую – 22 апреля. В прошлом году 22 апреля в Ясеновац приезжал Патриарх Сербский Ириней, мы служили в одном из подлагерей Ясеновца, в Млаке, который в 1942 году, после массированной атаки на Козару, стал лагерем для женщин и детей. В богослужении принимал участие и митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий. Мы надеемся, что этом году в Ясеновце соберется еще больше архиереев и народа, чтобы вместе прославить и отметить 70-летие освобождения узников

– В комплексе ясеновацких лагерей был и детский лагерь?

– Детей в лагере было много. Дети переводились в отдельный лагерь, который находился в Ястребарско, близ Загреба. Дети там умирали массовым образом. Однако часть детей-узников удалось спасти партизанам, многие дети были спасены Дианой Будисавлевич, это женщина-немка, вышедшая замуж за серба. Коммунистический режим сделал все, чтобы она и ее подвиг остались в неизвестности. Сразу же по окончании Второй Мировой войны у нее была отобрана картотека, а она сама вытеснена из общественной жизни. Эта женщина, вместе со своими соратниками, преимущественно из Ясеновца и его подлагерей, спасла около 12 тысяч сербских детей. Она заслуживает особого места в истории человечества и истории нашего народа. Церковь в Млаке мы восстанавливаем в ее честь и сейчас, пользуясь возможностью, я призываю всех православных отдать долг этой женщине, которая не была православной, она была австрийской немкой, но обладала всечеловеческой душой, и мы, если Бог даст, территорию вокруг храма сделаем мемориалом, посвященным ей.

Пакрац. Соборный Храм

Пакрац. Соборный Храм

Епископ Славонско-Пакрацкий Иоанн (Чулибрк)

Епископ Славонско-Пакрацкий Иоанн (Чулибрк)

– Известно ли что-то о судьбе спасенных детей?

– Нам сегодня известно, что в Ясеновце пострадало больше 20 тысяч детей. Был такой человек, который всю свою жизнь посвятил этим исследованиям, Драгое Лукич, он не так давно умер и оставил нам драгоценную документацию, книги, из которых видна вся глубина этого страдания, ведь он и сам был одним из этих детей-узников. Другим страшным аспектом страданий было то, что Диана Будисавлевич была вынуждена отдавать спасенных из лагеря сербских детей в римокатолические семьи, ибо если бы она отдавала их сербским семьям, дети снова попадали бы в лагерь. После Второй Мировой войны картотека была отобрана, а она сама была лишена возможности заниматься тем, чтобы вернуть этих детей родителям. Тысячи детей, переданных под опеку, не знали о своем истинном происхождении, о том, что они православные сербы. Известен пример знаменитой хорватской актрисы Божидарки Фрайт, которая, как выяснилось, является ребенком из Подкозарья. Сотрудник хорватского журнала «Арена», Марино Зурул, много лет занимался проектом «Арена ищет ваших близких». Ему удалось соединить определенное количество братьев и сестер, восстановить семьи, разнесенные вихрем войны.

– Владыко, совершается ли обретение мощей новомучеников?

– У нас здесь необъятное поле мощей, которые мы вскоре начнем открывать и выносить для поклонения.

Машина наполнилась таким благоуханием, что мы открыли окна; у человека, который держал их в руках, горели руки, насколько нагревались мощи, обернутые в обычное полотно

В 1997 году мы откопали небольшое количество костей, сотню очень мелких костей и было очевидно, что захоронение подвергалось чистке, крупные кости извлекались, разваривались в котлах и выбрасывались в реку. Известно, что существовали особые зондеркоманды 1001 и 1005, которые должны были уничтожать следы массовых преступлений в местах концлагерей. То же самое происходило и в Ясеновце – уничтожались следы преступлений. Одним из способов было разваривание костей в котлах, вторым – их сожжение, третьим – сбрасывание в реку. И мы в том захоронении нашли сотню мелких костей, завернули их в материю, это были совершенно неочищенные от земли кости, сели в машину и поехали. Уже через несколько километров пути машина наполнилась таким благоуханием, что мы были вынуждены открыть окна; у человека, который держал их в руках, горели руки, насколько нагревались мощи, обернутые в обычное полотно.

– Когда это произошло?

– Это случилось в мае 1997 года. Я передал мощи митрополиту Черногорско-Приморскому Амфилохию, и с тех пор он помещает их в антиминсы. Уже после этого, в 2000 году, новоизбранный епископ Славонский Савва дал Ясеновцу статус монастыря, что очень важно. И мы надеемся, что многочисленные православные будут посещать Ясеновац и поклоняться мощам новомучеников, ибо такой великой голгофы, которую представляет собой Ясеновац в Славонской епархии, а также многочисленные места страданий в Баня-Луцкой, в Бихачко-Петровацкой, в Горне-Карловацкой епархиях нет нигде в мире. Это огромная голгофа, где на каждом шагу вы ступаете по мощам мучеников. Да, и сейчас мы готовимся, будем продолжать восстановление и обустройство монастыря Ясеновац, и здесь мы ждем всеправославную руку помощи. Не столько потому, что нам необходимы средства, которые, конечно, необходимы, необходимы и благословения, и иконы, и книги, и утварь, и все, что можно себе представить, но еще важнее для нас братское соучастие.

Славонская епархия сегодня – остаток древней Славонской епархии, где когда-то было четверть миллиона людей, а сегодня здесь 9 священников и 9 приходов. Но епархия жива, мы сразу же вернули резиденцию из Ясеновца, где пребывал владыка Савва, в Пакрац, начали восстанавливать соборный Свято-Троицкий храм в Пакраце и епископский двор, начали исследование состояния епархиальной библиотеки, начали каждый день служить Литургию в еще незаконченном соборном храме и надеемся, что храм поднимется Литургией, рукоположили новых священников, новых дьяконов, открыли новый приход, восстановили монастырскую жизнь.

Скажу еще и о том, чем известна Славония, наряду с новомучениками Второй мировой войны, наряду с богословским преданием, которое живо здесь еще с апостольских времен. Интересно то, что многие церкви здесь посвящены Святым отцам Первого Вселенского собора, что указывает на глубокую укорененность богословского предания в народном благочестии. Народное благочестие в Славонии пронизано богословским преданием.

– Насколько многочисленна ваша паства? Сколько здесь сейчас сербов?

– В данный момент каждый священник окормляет около тысячи человек, то есть у нас около 10 000 церковно активных людей, и мы глубоко убеждены, что есть еще столько же людей, к которым надо идти, которые напуганы страданиями Второй Мировой войны, многолетней атеизацией и преследованиями, в которых они жили, ибо не смели изъясняться как сербы, и, наконец, страданиями в последней войне, когда было выселено практически все сербское население.

Когда-то население Славонии уходило в Россию. Сербы, пришедшие с Арсением Чарноевичем, определенная их часть, которая не хотела жить в Австро-Венгрии, как это прекрасно описал Милош Црнянский в своем романе «Сеобе» («Переселение»), населила две провинции, которые выделила сербам Российская империя: Славяносербия и Новая Сербия, которые находятся на востоке Украины. Жители восточной Украины доброй частью потомки сербов, поселившихся там в XVIII веке. А один сербский гусарский полк, дошедший до Берлина, был частью русской армии, таким образом, наши связи многогранны.

Нам будет необходимо много молитв и любви, чтобы напряжение, созданное войной между сербами и хорватами, смягчилось, и уврачевались раны

– О последней войне 90-х в России также очень мало известно. Расскажите, пожалуйста, о ней.

– Война 90-х годов была гражданской посткоммунистической войной, вызванной распадом бывшей Югославии. Это была война людей с огрубевшими душами, огрубевшими от недостатка Бога, что и стало причиной многих преступлений с обеих сторон. Но самое страшное, что эта война стала преступлением, которое повторилось вновь, ибо снова пострадали те же самые места, в тех же местах страдали люди. Но справедливо и то, что говорил патриарх Павел о нас, сербах, что мы уже не были такими же праведниками, какими были во время Второй Мировой войны, что мы грешные люди, грешный народ. Наш народ заплатил страшную цену, он почти полностью исчез со своих древних территорий. Было много и личных трагедий, например, мать нашего священника, отца Луки, была зарезана во время последней войны. Нам будет необходимо много молитв и много любви, чтобы напряжение, созданное войной между сербами и хорватами, смягчилось, и уврачевались раны.

– Вновь больше всего пострадали сербы?

– В конце концов, сербов практически не осталось, в этом сущность всего. Особенно после двух заключительный операций хорватской армии «Блесак»[1] и «Олуя»[2], когда было очень кроваво. С другой стороны, Славонская епархия является свидетельством страдания, но она же является и свидетельством воскресения живого Бога, Который воскрес.

Патриарх Павел был даром и сербскому, и хорватскому народам, и народам всего мира, потому что они могли видеть на патриаршем троне подлинного христианина

– Ваше Преосвященство, Славония – родина Патриарха Павла. Как вспоминают здесь Патриарха, чтит ли его народ?

– Да, Славония известна и тем, что здесь родился Патриарх Сербский Павел, которого мы уже прославили как местночтимого святого. Патриарх Павел, который большую часть своей жизни был епископом в Косово и Метохии, прежде чем стать Патриархом Сербским, был даром и сербскому народу, и хорватскому народу, всем народам бывшей Югославии и народам всего мира, потому что они могли видеть на патриаршем троне подлинного христианина. И таким его и узнали православные Церкви. Думаю, что почитание Патриарха Павла быстро станет почитанием его как святого. Церковь, в которой он был крещен ребенком, была разрушена во время последней войны, как и все остальные церкви нашей епархии. Сейчас она частично восстановлена, мы уже служили в ней Литургию, в которой поминали его как святого, будем продолжать ее восстановление, и она станет вечным памятником его святости в Церкви Божией.

С епископом Иоанном (Чулибрком)
беседовала Светлана Луганская

Православие.Ru


[1] Операция «Молния» (Bljesak) – военная операция войск Хорватии по восстановлению контроля над западной Славонией в 1995 году. Область входила в состав непризнанной Республики Сербская Краина и находилась под надзором сил ООН. Операция привела к исходу из Западной Славонии большинства сербского населения и массовым жертвам среди мирных жителей.

[2] Операция Буря (Олуја) – совместная военная операция армии Хорватии и пятого корпуса Армии Боснии и Герцеговины, проведённая в августе-сентябре 1995 года при поддержке воздушных сил НАТО и пособничестве 12-тысячного контингента миротворцев ООН против Республики Сербская Краина. Результатами этой операции стали этнические чистки краинских сербов, ликвидация республик Сербская Краина и захват значительных территорий Республики Сербской и Боснии и Герцеговины.


Опубликовано 11.02.2015 | Просмотров: 344 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter