Раньше веры было больше?

Раньше веры было больше?

Вопрос читателя: Почему раньше христианство было сильнее, чем сейчас? Почему современные люди потеряли веру?

Вопрос этот задал школьник, пятиклассник, и первоначально мы собирались дать ответ на него в рубрике «Детские вопросы о Боге». Но потом решили, что вопрос волнует и многих взрослых, и ответ следует дать обстоятельный. Поэтому мы перенесли его в рубрику «Вопрос священнику».

Раньше веры было больше?

Отвечает протоиерей Андрей Близнюк, законоучитель в Свято-Петровской школе (Москва): Начну с того, что ощущение, будто раньше вера была мощная, а сейчас слабая — это во многом иллюзия. А причина этой иллюзии в том, что о прошлом мы судим по тому, что сохранилось в памяти человечества. То есть по летописям, книгам, преданиям. Но историческая память устроена так, что в первую очередь запоминаются вершины духовной жизни. Мы читаем патерики, читаем жития святых, читаем древние исторические повести, читаем мемуары церковных людей прошлого — и нам кажется, будто в прошлые века все были такими подвижниками, все глубоко и горячо веровали. Не то что теперь, когда столько неверующих людей и столько маловерующих, теплохладных!

На самом деле это не так. И в прошлом было множество тех, кто формально считался христианином, был крещен в младенчестве, но по сути от Христа был невероятно далек. Вот взять, к примеру, времена Московской Руси. Был в XVII веке такой подвижник Иов Ущельский из Соловецкого монастыря. Он основал на реке Мезень небольшую обитель, и на него напали местные разбойники, зверски пытали, надеясь узнать у него, где спрятаны монастырские сокровища. Потом убили, отрезали голову. Или вот взять более известную историю, как разбойники до полусмерти избили преподобного Серафима Саровского. Кто были эти разбойники? Инопланетяне какие-то? Язычники? Да ничего подобного! Русские люди, крещеные, наверняка ходившие в церковь, хотя бы по большим праздникам. И таких людей было ну ничуть не меньше, чем подвижников благочестия. Просто история не сохранила их имен. Вот нам и кажется, что были замечательные, глубоко духовные времена, а потом раз — и что-то испортилось, люди потеряли веру.

Но дело, конечно, не только в этой иллюзии. Действительно, в нашей истории сто лет назад случилась чудовищная катастрофа, я имею в виду революцию 1917 года и всё, что за ней последовало. На веру начались чудовищные гонения, за верность Христу пострадали сотни тысяч людей, открыто исповедовать себя христианином стало опасно. Поэтому многие верующие затаились, а кто-то и действительно потерял веру. Огромное множество людей, родившихся в советское время, вообще ничего о Боге не знали, с младенчества воспитывались в безверии, и узнать о Нем им было почти невозможно: религиозной литературы в СССР не издавалось, миссионерство — то есть разговор о Христе вне стен храма — считалось уголовным преступлением, тех немногих смельчаков, кто на такое отваживался, сажали в тюрьму.

Неудивительно, что выросло несколько поколений людей, живущих в безверии. И даже когда все преследования Церкви прекратились, далеко не все из этих неверующих уверовали во Христа. Вера, Церковь казались им какой-то странной экзотикой. Но ситуация все же улучшается. Мне много приходилось ездить по стране с миссионерскими экспедициями, и сейчас тоже езжу — и вижу, как постепенно меняется отношение людей к Церкви, к верующим. Если 20 лет назад я шел по городу Архангельску, то при виде меня местные дети говорили вслед: вот, мол, их главный бог пошел. Они не понимали совершенно, что такое Бог, а что такое священник в рясе. Или вот когда в 1998 году я приехал в Пинегу (это Архангельская область), то тамошние дети хихикали: гляди, мужик в юбке идет! А сейчас и на русском Севере, и на Чукотке вид священника никого не смущает, люди подходят, задают вопросы… То есть потихоньку вера (или хотя бы интерес к ней) распространяется и среди тех, кто родился и воспитывался в безверии. И в наше время, кстати, есть немало глубоко верующих людей. Есть и святые люди. Поговорка «не стоит село без праведника, а город без святого» верна и в наши дни. И я бы не стал утверждать, будто праведность и святость наших современников слабее, чем святость подвижников тысячелетней давности.

Но есть и еще один момент. Мысль о том, что вера современных людей слабее, чем в древности, может рождаться от того, что раньше православные державы были, а сейчас их нет. То есть кому-то может казаться, что когда у христиан вера сильная, то они и христианские государства создают, а если государства светские — значит, вера слабая. Это на самом деле не так. То, что были православные империи — это Промысл Божий, и то, что их сейчас нет — это не случайность, это тоже проявление воли Божией. Почему Господь устроил так, что православных держав не стало? По грехам людей, живущих в тех православных державах — начиная от Византийской империи и кончая нашей Российской. То есть что получается? Что если есть христианское государство, то это вовсе не гарантия, что его население будет жить по-христиански. Вообще, сила христианства вовсе не в политике.

А самое главное — не надо думать, будто «сильное христианство» означает, что христианами станут все поголовно. Господь велел апостолам: «Идите, научите все народы», но это же не значит, что в результате такого научения 100% населения земного шара уверуют и воцерковятся. Это же всегда свободный выбор! Вспомним, что Господь говорит о верующих в Него как о «малом стаде», говорит о том, что узок путь, ведущий к спасению. Само по себе крещение еще ничего не дает, если человек не хочет быть со Христом. Вспомним, что революции делали в массе своей крещеные люди, что храмы взрывали крещеные люди.

Поэтому нужно, чтобы вера жила у нас в сердце, чтобы проявлялась в наших поступках, а не только в том, что мы крестик носим и по воскресеньям в храме бываем.

ФОМА


Опубликовано 08.06.2018 | Просмотров: 87 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter