Почему Бог вочеловечился? (По учению восточных св. отцов Православной Церкви)

Почему Бог вочеловечился?
Статья преподавателя Воронежской духовной семинарии священника Романа Романова посвящена анализу святоотеческих воззрений на вопрос, почему Сын Божий принял человеческую природу.
Из Божественного Откровения мы знаем, что Бог устроил наше спасение через вочеловечение Сына Божия, Его крестную смерть и воскресение. Причем крестная смерть Христа названа умилостивительной жертвой, которую Он принёс Богу с целью загладить грехи всего человечества и спасти от гнева Божьего[1].  Перед христианскими богословами издревле вставал вопрос: почему Богу угодно именно таким способомосуществить наше спасение?[2] Ведь Бог всемогущ и, следовательно, мог спасти человека одним повелением, не прибегая к тому, чтобы наказание мира нашего понёс Сын Божий вплоть до смерти крестной. Многие св. отцы, задумывавшиеся над тайной нашего искупления, отмечали это[3]. Нужно было найти такие аргументы, которые бы объясняли если и не необходимость именно такого способа нашего спасения[4], то хотя бы давали его разумное обоснование.

Самое простое, на первый взгляд, решение этого вопроса – на основании Священного Писания – крестная жертва Христа нужна была для умилостивления гнева Божьего. Однако св. отцы понимали, что такие выражения Писания, как «гнев Божий», «жертва умилостивления», «искупление» нельзя понимать буквально, но богоприлично. В частности, традиционным представлением о Боге было то, что Его природа бесстрастна[5], значит, Бог не может гневаться[6]. Кроме того, Бог есть любовь[7], а гнев есть желание мщения[8], что несообразно с любовью. Таким образом, лишь через духовное истолкование этих выражений лежит путь к осмыслению божественного домостроительства  нашего спасения.

Св. отцы, пытаясь разрешить этот вопрос, обращали внимание на такое свойство Бога, как справедливость[9]. Из Откровения Божия мы знаем о Нём, что Он не только благ, но и справедлив[10]. Милосердие и справедливость в Боге не противопоставляются, но согласуются друг с другом[11]. Поэтому воплощение и крестная смерть Сына Божьего были необходимы, чтобы спасение людей произошло с соблюдением справедливости.

Св. Ириней Лионский, основываясь на словах апостола: «Поскольку смерть через человека, то через человека же и воскресение мёртвых» (1Кор.15,21) видит проявление справедливости Бога в том, что именно человек сам должен был победить дьявола, поскольку человек некогда добровольно уступил ему. Но с другой стороны, человеку самому невозможно было спасти себя из-под власти греха. Об этом учит Св. Писание и этот догмат принимали все св. отцы. Св. Ириней Лионский, в частности, говорит: «невозможно было, чтобы человек, который раз был побеждён и погиб через непослушание, сам воссоздал себя и получил награду за победу; также невозможно было, чтобы получил спасение тот, кто впал под власть греха»[12]. Спасти человека мог только Сам Бог. Из этих двух предпосылок св. Ириней выводит, что Спаситель человечества должен быть и Богом и человеком одновременно: «если бы не человек победил врага человеческого, то враг не был бы побеждёнзаконно, и если не Бог даровал спасение, мы не имели бы его прочно»[13]. Отсюда – необходимость воплощения Бога. Еще одна причина – это обожение человека: «Ибо каким образом мы могли бы быть причастными Ему, если бы не опять получили от Него через Сына общения с Ним, если бы Слово Его, сделавшись плотью, не соединилось с нами?»[14]. И ещё: «для того Слово Божие сделалось человеком и Сын Божий – Сыном человеческим, чтобы (человек), соединившись с Сыном Божиим и получив усыновление, сделался сыном Божиим»[15].

Св. Афанасий Великий, рассматривая этот вопрос, среди причин воплощения Бога выделял следующие:

а) познание Бога людьми[16]. Созерцания одних творений Божиих недостаточно было, чтобы через них люди познали Бога. Требовалось, чтобы люди увидели своими глазами Самого Бога, а это, в свою очередь, было невозможно, если бы Бог не воспринял видимую плоть. «Слово Божие приходит как человек, приемля на Себя тело подобное телам человеческим… чтобы те, которые не восхотели познать Его из промышления Его о вселенной и из управления ею, хотя из телесных Его дел познали Божие во плоти Слово, а через Него и Отца»[17].

б) избавление человека от разрушения и смерти[18]. Можно сказать, что  Богу возможно было это сделать и без воплощения Сына, но тогда не была бы соблюдена справедливость, «не было бы в Боге правды (Οὐ κἀλη θὴς γὰρ ἦν ὁ Θεός), если бы, когда сказано Богом, что умрёшь, человек не умер»[19].

в) поэтому главная причина, по словам св. Афанасия, — заплатить долг за всех (τὸ ὀφειλόμενον παρὰ πάντων ἔδει … ἀποδοθῆναι) (умереть за всех)[20], принеся жертву Отцу на кресте[21].  Ибо так учит Св. Писание. Смерть Слова «довлела» (ἱκανὸνγένηται) за всех[22]. Почему? Потому что тем самым Слово Божие «выполнило должное» (ἐπλήρουτὸὀφειλόμενον) посредством «подобного [тела]» (διὰτοῦὁμοίου)[23]. Объясняя это, св. Афанасий, как и ранее св. Ириней, обращается к словам Писания 1Кор.15,21. «Поскольку от самого человека зависело, что смерть овладела людьми, то по сему самому вочеловечением Бога Слова снова произведено истребление смерти»[24]. В этом можно видеть проявление справедливости Бога.

Св. Григорий Нисский по другому объясняет, почему в воплощении и крестной смерти Сына Божьего проявиласьсправедливость Бога, и главное, почему эта смерть названа выкупом. Он пишет, что поскольку человек добровольно уклонился от Бога и подчинился дьяволу[25], дьявол законно и по справедливости обладал грешниками и содержал их в аду. Просто так насильно отнять их у дьявола было бы нарушением справедливости. Поэтому дьяволу был дан выкуп за людей – душа безгрешного человека Иисуса Христа. Дьявол прельстился этим великим Праведником и пожелал умертвить его и забрать его душу, но поскольку смерть была наказанием за грех,  а дьявол не имел никаких прав на Христа, как совершенно безгрешного, он взял Его душу в обмен, как выкуп за души всех прочих людей, находящихся в его власти в аду.[26] Так  был избавлен род человеческий и соблюдена справедливость. Однако дьявол не знал, что Христос не только человек, но и Бог. Эта великая тайна благочестия[27] была для него сокрыта, а плоть Христа явилась своего рода приманкой для него, как наживка на крючке[28]. Ад не смог удержать в себе Бога, Христос воскрес, разрушив ад и посрамив дьявола, который не ожидал такого развития событий. Таким образом, дьявол был обманут Христом, но и в этом проявилась справедливость Бога, так как дьявол сам был обманщиком, обманув первого человека[29]. По сути св. Григорий Нисский повторяет в этом Оригена, который первый предложил такое объяснение искупления[30]. Св. Василий Великий в толковании на псалом 48 тоже воспроизводит эту теорию о Кресте, как выкупе диаволу и одновременно говорит о крестной жертве, как  умилостивительной жертве Отцу.

Однако, мнение, что Христос принёс жертву дьяволу, как выкуп, не нашла дальнейшей поддержки у святых отцов Восточной Церкви. Уже современник св. Григория Нисского, св. Григорий Богослов критически высказался на этот счет, а также и на счет того, что Отцу в собственном смысле был необходим такой выкуп и делает вывод, что Отец принимает жертву «не потому что требовал или имел нужду, но по домостроительству и потому что человеку нужно было освятиться человечеством Бога»[31].

Воплощение Сына Божьего, по словам св. Григория Богослова, было нужно для человека, чтобы нам научится от Христа смирению: «Бог мог спасти единым изволением, но Он сделал то, что для нас важнее и наиболее нас пристыжает, стал нам подобострастным и равночестным»[32]. Эту же причину воплощения – дать нам образец для подражания – называет и св. Григорий Палама: «было весьма необходимо и полезно представить Его образ жизни для подражания Ему как для человека, так и для добрых ангелов»[33].

Подобную мысль мы встречаем и у преп. Исаака Сирина: «Смерть Господа нашего была не для искупления нашего от греха и не для какой-либо иной [цели], а единственно для того, чтобы мир познал любовь, которую Бог имеет к твари. Если бы всё это восхитительное дело произошло только ради оставления грехов, было бы достаточно искупить нас каким-либо другим [способом]»[34].

Но исчерпывающим такое объяснение быть не может, ведь в Св. Писании определённо говорится о жертве и о Христе, как архиерее[35], приносящем крестную жертву. Если нельзя говорить, что жертва принесена дьяволу или Отцу, как ипостаси[36], то кому она принесена? Бл. Феодорит Кирский даёт такой ответ: «Он называется архиереем… не как Бог, но как человек. И сам Он принесён в жертву как человек, и принял её вместе со Отцом и Святым Духом, как Бог»[37]. Такая точка зрения на жертву Христа будет признана единственно правильной в Православной Церкви и найдет подтверждение в трудах св. Отцов[38], литургических текстах[39] и соборных постановлениях[40]. Отсюда становится ясно, что слова «Христос принёс жертву Отцу», употребляемые св. отцами как до так и после Собора, и находящиеся в литургических текстах[41], нужно понимать не в том смысле, что Христос принёс жертву ипостаси Отца, а в том, что Христос принёс жертву Богу, так как под словом «Отец» в этом случае имеется ввиду Бог по природе или вся Св. Троица[42].

Бл. Феодорит Киррский видит соблюдение справедливости в том, что Христос позволил по наущению диавола убить Себя, будучи безгрешен, что несправедливо, так как смерть – возмездие за грех[43]. Поэтому  справедливо, что уже в свою очередь, в наказание за несправедливость, диавол был лишен всех, кого он содержал в аду[44]. Подобную мысль мы встрчаем и у св. Иоанна Златоуста: «Пока грех встречал грешников, он по справедливому основанию наносил им смерть; когда же, нашедши тело безгрешное, предал его смерти, то, как сделавший несправедливость, подвергся осуждению»[45].

Однако при таком лишь объяснении воплощения и крестной смерти понятия «жертвы», «выкупа» и «умилостивления» остаются не до конца прояснёнными. Поэтому не эта мысль была главенствующей у отцов в размышлениях об искуплении. Чаще они обращались к теме, уже обозначенной свв. Иринеем Лионским и Афанасием Великим – толкованию 1 Кор. 15,21 и подобных по смыслу выражений Св. Писания. Так, в анафоре св. Василия Великого как важная причина воплощения Бога выдвигается следующее соображение: как человеком грех вошёл в мир, и грехом смерть (Рим.5,12), так и Христос изволил осудить грех во плоти Своей (Рим.8,3)[46] – это стало проявлением справедливости. Ведь под сомнение в результате всеобщей греховности людей попала сама природа человека, как творения Божьего, — способна ли она вообще не грешить?[47] Не прав ли клеветник[48]в том, что человек – неудачное творение Божие потому что не может избежать греха, и поэтому он недостоин той чести[49], какую он получил от Бога? Именно поэтому необходимо было, чтобы грех был осуждён человеческой природой в лице Сына Божьего. Икумений пишет: «Сие и дивно, что плотию, некогда повинною греху, Он осудил грех. Как? Сохранив её безгрешною. Победив, таким образом грех плотию Своею, Он и казнил его. Ибо казнь греху есть изъятие его»[50]. Об этом же говорит и св. Иоанн Златоуст: «Если бы победа совершилась не во плоти, это не так было бы удивительно, потому что и закон производил это, но удивительно то, что (Христос), имея плоть, воздвиг победный трофей, и та самая плоть, которая тысячекратно была побеждена грехом, одержала над ним блистательную победу. Смотри же, сколько совершилось необычайного: во-первых, грех не победил плоти, во-вторых, он сам был побежден и притом побежден плотию, …- в-третьих, плоть не только победила, но и наказала, так как тем, что (Христос) не согрешил, Он явился непобежденным, а тем, что умер, Он победил и осудил грех, сделав для него страшной ту самую плоть, которая была прежде презираема. Так Он уничтожил и силу греха, уничтожил и смерть, введенную в мир грехом… Ты видишь, сколько совершилось побед: плоть не была побеждена грехом, но и сама его победила и осудила, и не просто осудила, но осудила, как согрешивший. (Христос) сперва изобличил его в неправде, потом осудил и осудил не просто силой и властью, но и словомправды (τῷτοῦδικαίουλόγῳ)»[51].Ту же мысль высказывает и св. Григорий Палама: «Тот, Кто справедливо не заслужил того, чтобы быть оставленным Богом, поскольку и Сам Он не оставил Бога, как первый Адам оставил Его, преступив заповедь, но Он, будучи исполнителем каждой Божией заповеди, всего закона Божия, этим самымсправедливо был свободен от дьявольского рабства. И, таким образом, победивший некогда человека дьявол бывает побеждён Человеком… И оправдывается, таким образом, человеческая природа, что не от самой себя она имеет зло; оправдывается и Бог, что не является виновником и творцом какого-либо зла. Ибо если бы совечное Отчее слово не вочеловечилось, то этим было бы очевидно, что по самой природе грех находится в человеке, поскольку от века не было человека, свободного от греха, и можно было основание для упрёка отнести к Творцу, якобы Он не есть Творец добра…, ещё же что Он и несправедливый Судья, как неправедно осудивший человека, который уже был создан Им, как заслуживающий осуждение; поэтому Бог воспринимает человеческое естество, чтобы показать, до какой степени оно вне греха»[52].

Каким образом Христос победил грех, как человек, подробнее изъясняет преп. Максим Исповедник, а именно: бесы пытались искушать Христа[53] наслаждениями и страхом страданий, как и всякого человека прежде (и эти искушения прежде увенчивались неизменным успехом, поскольку «через преступление [Адама] вошёл в естество человеческое грех, а через грех – страстность по рождению»[54], проявляющаяся в удобопреклонностико греху, бессилии человеческой воли в борьбе со грехом[55]), но Он победил их, сохранив Свою человеческую волю непреложной ко греху. Ведь воля эта, как всецело обоженная при воплощении, не могла согрешить, так как способ (тропос) действия этой воли определялся ипостасью Логоса,[56] и плоть Его не имела в себе закона греха (Рим.7,23)[57]. Как пишет преп. Максим «лукавые силы… полагая, будто Господь… простой человек,… напали на Него, надеясь убедить и внедрить в Его воображение посредством страстей естественных страсти неестественные, а тем самым сделать что-либо угодное им. Он же… совлёк их с себя и изверг из естества… конечно нам, а не Себе приписывая победу… Ибо Сам Он, будучи Богом и Владыкой и свободным по естеству от всякой страсти, не нуждался в искушении, но [допустил] его для того, чтобы приманив [к Себе] нашими искушениями лукавую силу, поразить её соприкосновением [с Собою]»[58]. Итак, злые духи пытались искушать Его, как и каждого человека, чувственными наслаждениями и страхом смерти, но Христос отверг наслаждения и не испугался смерти, освободив, тем самым, нашу природу «от ига наслаждения» и страстности «в отношении к боли» и от страха смерти[59], на чём и основывалось наше рабство греху[60].  Страдание и смерть Христа были добровольными, в отличие от прочих людей.Ведь рождению каждого человека после греха Адама[61]предшествовало чувственное наслаждение, и последующие муки и смерть человек претерпевал по справедливости в качестве неизбежного следствия этого наслаждения[62]. Но рождению Христа не предшествовало наслаждение, следовательно, последующие муки и смерть, которые Он претерпел, были не «осуждением естества», как во всех людях до Него, а «осуждением греха». Ибо грех это чувственное наслаждение, а добровольные страдания противоположны наслаждениям и являются таким образом отвержением греха, как и добровольная смерть – отвержением страха смерти, через который грех также господствовал над людьми (ср. Евр.2,15)[63]. Тем самым, Господь дал возможность и всем верующим в Него превратить свои страдания и смерть из осуждения естества в осуждение греха[64].

Итак, Христос, сохранив Свою человеческую волю непреложной ко греху, изгнал из неё страстность в отношении к наслаждению и к боли[65] и вернул человеку по справедливости бесстрастность, нетленность и бессмертие, ибо «если изменение произволения в Адаме ввело страстность, тленность и смертность в естество [человеческое], то непреложность произволения во Христе вновь вернула этому естеству через Воскресение бесстрастность, нетленность и бессмертие»[66].

Справедливость сохраняется и в том, что как победа над дьяволом была делом свободной человеческой воли Христа, так и плоды этой победы наследуются не автоматически всеми людьми, но лишь теми, кто добровольно последует Ему: «И всю природу [человеческую] в лице желающих этого и подражающих Его добровольной смерти через умерщвление земных членов своих (Кол.3,5), Он освободил от власти господствующего [над ним] закона [греха]. Ибо таинство спасения [дано] для добровольно жаждущих его, а не для насильно привлекаемых»[67].

Из вышесказанного становится ясно, Бог, устроив спасение мира через воплощение Крестную смерть и Воскресение Сына Своего, явил тем самым Свою милость и, одновременно,  справедливость.[68] Воплощение Слова произошло, прежде всего, с целью  более полного познания Бога людьми, с целью показать любовь Бога  к людям, и с целью принести жертву для того, чтобы была соблюдена справедливость, заключающаяся в том, что следствием греха является смерть, следствием же верности Богу – жизнь вечная, и с целью обожения природы человека. Становится ясно также то, как правильно нужно понимать выражения Св. Писания:«гнев Божий», «жертва умилостивления», «жертва Богу», «искупление». Жертва, принесенная Христом от лица человечества Богу Троице, заключалась в том, что Он своей человеческой волей исполнил все Божии заповеди, победив искушения и искусителя (то есть исполнил должное от лица всего человечества), оправдав природу человека, осудив грех, дав силу и верующим в Него быть победителями,  умилостивил «гнев» Божий и примирил человека с Богом. Причем Крестная смерть стала кульминацией этой жертвы, поэтому зачастую именно Крест ассоциируется с жертвой, хотя жертвой была вся земная жизнь Христа. То же самое называется и «искуплением» человека из-под рабства греху. «Гнев» же Божий, или вражда человека с Богом, был следствием грехопадения людей, и выражался в отчуждении от  Духа Божия, рабстве человека греху, страстности, подверженности разрушению и смертности природы человека, — все эти следствия грехопадения были попущены Богом промыслительно для пользы самого человека, поэтому можно сказать, что и гнев Божий является проявлением Его любви к людям[69].


[1] Рим.3,25; 5,8-9; Еф.1,7; 5,2; 2Кор.5,21; Гал.3,13; Евр.9,14;10,12; 1Ин.2,2; 1Пет.1,18-19 и проч.

[2] Ещё св. Ириней Лионский определил задачу богословия как раскрытие «домостроительства Божия», то есть определение того, что, как, почему и для чего совершилось или совершается в деле нашего спасения — ПЕ 1,10,3 — http://azbyka.ru/otechnik/Irinej_Lionskij/vs_eres/1_10

[3] См. Св.ГригорийНисский. Большое Огласительное Слово,15. Киев. 2003. С. 138; cв. Григорий Богослов. Слово XIX,13 / Творения. Т.I. Мн. 2000. С. 359; преп. Исаак Сирин. Слово XLVIII / Слова подвижнические. М. 2002. С.326;  св. Григорий Палама. ОмилияXVI / Омилии. Т.I. М. 2008. С.209.

[4]Можно ли предписать Богу закон, которому Он обязан следовать? « Кто познал ум Господа и кто был советником Ему, кто бы научил Его? Или с кем Он советовался и (тот) наставил Его? Или кто показал Ему правосудие? Или кто показал Ему путь разумения? »(Ис. 40,13-14.Пер. Юнгерова.)

[5] Так согласно учат все св. отцы. См., например, св. Иоанн Златоуст. Беседа на Пс.6,1 / Беседы на псалмы. М. 2005. С. 57-58.

[6] «Гнев Божий… есть тягостное чувство воспитуемых. А тягостным чувство делается вследствие наведения невольных тягот… Или ещё: гнев Господень есть прекращене даруемых божественных харизм, которое случается со всяким высокомерным и надменным умом (для его же пользы), хвастающимся дарованными от Бога благами, словно собственными достижениями.» — преп. Максим Исповедник. Вопросоответ к ФалассиюLII / Творения. Кн. II.«Мартис». 1994. С.174.

[7]1Ин.4,8.

[8] Преп. Иоанн Дамаскин. ТИПВ.II,XVI / Источник знания. «Индрик». 2002. С.213.

[9]dikaiosu/nh

[10] См. Пс.118,75.

[11] См. Пс.114,5; Критикуя еретический дуализм гностиков, Климент Александрийский пишет, что Бог потому и правосуден, что благ, и благ Он Сам по Себе, правосуден же из-за нас. – См. «Педагог»  I, 9 -http://azbyka.ru/otechnik/Kliment_Aleksandrijskij/pedagog/1_9; Это согласное учение всех св. отцов.

[12] Против Ересей III, 18,2 / Раннехристианские отцы Церкви. Брюссель. 1978. С.695.

[13] Против Ересей III,18,7. / Раннехристианские отцы Церкви. Брюссель. 1978. С.699.

[14] Там же.

[15] Против Ересей III, 19,1 / Раннехристианские отцы Церкви. Брюссель. 1978. С.700-701.

 Эту мысль повторят Климент Александрийский (Протрептик, I, 8 -http://azbyka.ru/otechnik/Kliment_Aleksandrijskij/uveshhevanie-k-jazychnikam/1_8), св. Афанасий Великий (Слово о воплощении Бога Слова, п.54/Св. Афанасий Великий. Творения. Т.I. М.1994. С.260) и св. Григорий Богослов (Слово 29, п.19 /Творения. Т.I. Мн. 2000. С.518).

[16]Слово о воплощении Бога Слова, п.11-16. / Св. Афанасий Великий. Творения. Т.I. М.1994. С.204-211.

[17] Слово…, п.14 / Там же. С. 209.

[18] Слово…, п.7/ Там же. С. 199-200.

[19] Слово…, п.6/ Там же. С. 198.

[20] Слово…, п.20 / Там же. С.216.

[21] Слово…, п.8 / Там же. С.201.

[22] Слово…, п. 9/ Там же. С.202.

[23]Там же.

[24] Слово…, п.10 / Там же. С.204.

[25]Большое Огласительное Слово, 22/ Киев. 2003. С.178.

[26]Большое Огласительное Слово, 23 / Киев. 2003. С.186.

[27] 1Тим.3,16.

[28] Большое Огласительное Слово, 24 / Киев. 2003. С.190; Также и у св. АмфилохияИконийского в «Слово против еретиков на текст: Отче, если возможно, да минует меня чаша сия».

[29]Большое Огласительное Слово, 26/ Киев. 2003. С.200.

[30] См. Сагарда Н.И. Лекции по патрологии.  ИС РПЦ 2004.  С.470.

[31] Слово XLV «На Святую Пасху»/ Творения. Т.I. Мн. 2000. С. 820-821.

[32] Слово XIX,13/Творения. Т.I. Мн. 2000. С. 359.

[33]Омилия 16. «О домостроительстве воплощения Господа Иисуса Христа»/Омилии. Т.I. М. 2008. С.217.

[34] Беседа 3 «О знании»/ Преп. Исаак Сирин. О божественных тайнах и о духовной жизни. Спб. 2003. С.54; ср. также его Слово 48/Слова подвижнические. М. 2002. С.326;

 ср. также св. Григорий Палама: «если бы Он не воплотился, и не пострадал плотью, и не воскрес, и не вознёсся ради нас, мы бы и не познали бездну любви к нам Бога» — 16 омилия / Омилии. Т.I. М. 2008. С.224.

[35] Евр.4,14.

[36] Не один Отец нуждался в жертве умилостивления, говоря языком Писания, так как не одного только Отца прогневал своим грехом человек. Так, св. Николай Мефонский пишет: «Кого мы оскорбили своим грехопадением? Разве одного Отца или просто Бога? Чью преступили заповедь? Разве не Божию? Неужели одного Отца? Разумеется, Божию! Ему, следовательно, мы должны были … жертву, Того должны были почтить, … Кого преступлением заповеди обесчестили (см. Рим.2,23), единого в Троице Бога». – Цитата по: Ермилов П. Несколько замечаний по поводу статей иером. П. Черёмухина // Епископ Николай Мефонский и Византийское богословие. М. 2007. С.247.

[37] Письмо 145 «Константинопольским монахам»/ Восточные отцы и учители Церкви V в. Антология. М.2000. С. 156.

[38] Ср. св. Кирилл Александрийский: «если даже о Нём говорится, что как человек Он священнодействует, но как Бог Он Сам принимает жертву» — О правой вере к царицам Пульхерии и Евдокии, 23– цит. по ПЭ. Т. XXXIV.C.272;  преп. Симеон Новый Богослов: «Сын и Слово Божие, воплотившись, принёс Себя плотью в жертву божеству Отца, и Самого Сына, и Духа Святого»-  Слово 1, п.3 / Творения. Т. I. М.1892. С.24.

[39] Из молитвы, произносимой священником во время Херувимской песни: «Ибо Ты приносящий и приносимый, и принимающий и раздаваемый, Христе Боже наш» — Собрание древних литургий. Т.2. 1875г. Стр.63.

[40] См. постановление Константинопольского Собора 1156г / ПЭ. Т. XXXVII. C.323.

[41] Характерно, что в Св. Писании говорится о принесении Христом жертвы Богу (Ефес.5,2; Евр.9,14), но ни разу не говорится о жертве Отцу.

[42] Подробнее см. Ермилов П. Несколько замечаний по поводу статей иером. П. Черёмухина // Епископ Николай Мефонский и Византийское богословие. М. 2007. С.272-281.

[43] Рим.5,12; 6,23;  Иак.1,15.

[44]Христос, как бы обращаясь к дьяволу, говорит: «потому что определение Божие назначило предавать смерти согрешивших, а ты и неизведавшего греха предал в узы смерти; ненасытность соделалась в тебе причиною крайней жестокости и, одного взяв несправедливо, по справедливости лишаешься всех тебе подвластных: вкусив не ядомойснеди, изблюешь все, прежде поглощенное, и всех научишь довольствоваться тем, что есть, воздерживаться же от непринадлежащего». — Бл. ФеодоритКирский «Слово о Промысле», гл.10 -http://azbyka.ru/otechnik/books/10529/#0_10

[45] Беседы на послание к Римл. XIII, 5. Изд. Отдел МП 1994. С.644.

[46] Собрание древних литургий. Т.2. 1875г. Стр.68.

[47] «По причине повсюдной грешности могли думать, что грех неизбежен, — так плоть устроена, что нельзя не грешить; следовательно, грех безгрешен. Господь, явив плоть безгрешную, показал, что грех не от природы плоти, а от худого произволения». – св. Феофан Затворник. Толкование послания апостола Павла к Римлянам. Гл.8, стих 3. М. 2006. С.605-606.

[48] Диавол, который клевещет на человека из зависти – см. Прем. 2,24: «но завистью дьявола вошла в мир смерть»; преп Максим Исповедник говорит, что дьявол «из-за зависти к нам и к Богу изгнал Адама из Рая», см. Вопросоответ к ФалассиюLXI // Богословские труды №38. С.80-81.

[49]Пс. 8,6: «Не много Ты умалил его пред Ангелами: славою и честью увенчал его».

[50] Цитата по: Св. Феофан Затворник. Толкование послания апостола Павла к Римлянам. Гл.8, стих 3. М.2006. С.607.

[51] Беседы на послание к Римл. XIII, 5. Изд. Отдел МП 1994. С.644-645.

[52]Омилия 16. «О домостроительстве воплощения Господа Иисуса Христа»/ Омилии. Т.I. М. 2008. С. 218.

[53] Ср. Евр.2,18: «Ибо, как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь».

[54]Вопросоответ к ФалассиюXXI /Творения. Кн. II.«Мартис». 1994.  С.71.

[55] Используя эту страстность человеческой природы, возникшей в результате грехопадения Адама и передающейся его потомкам по наследству через страстное рождение, т.е. зачатие, связанное с чувственным удовольствием, злые духи через естественные страсти побуждали всех людей в той или иной степени обратиться к «тлению неестественных страстей», т.е. ко греху. – См. Вопросоответ к ФалассиюXXI /Творения. Кн. II.«Мартис». 1994.  С. 71-72.

[56] «Ведь воление человеческой воли, какой она была у Спасителя, хотя и было природным, но не было просто человеческим, каково оно у нас; так же точно, как и сама эта человеческая воля – поскольку превосходит нас, будучи совершеннейшеобожена соединением (с чем, собственно, и связана её безгрешность). А наша – заведомо просто человеческая, и никак не может быть названа безгрешной, из-за случающегося отклонения то туда, то сюда, не изменяющего природу, но извращающее движение или, точнее сказать, пожалуй, меняющего его образ [тропос].» — преп. Максим Исповедник.Догматическийтомос к пресвитеру Марину / Богословско-полемические сочинения. РХГА. 2014.  С.445-446. (236D);

«Ведь желать… дело природы и присуще всем соприродным…,  а желать именно так, … то есть желать прогуляться или смотреть вправо или влево… или для вожделения, или для уразумения начал сущего, есть способ употребления желания…, присущий лишь пользующемуся и отделяющий его от других» — Диспут с Пирром. М.2004. С.155. (294А).  Это значит, что способ пользования способностью воли является характеристикой лица или, что то же, ипостаси. Ипостась же Христа – это ипостась Логоса, следовательно, способ пользования Им Своей человеческой волей безальтернативно безгрешен.

   Именно поэтому ко Христу относятся слова пророка Исайи: «Прежде, нежели будет разуметь доброе и худое, изберёт доброе» (Ис.7,16 – по переводу LXX) –см. преп. Иоанн Дамаскин «О свойствах двух природ во едином Христе» // Христологические и полемические трактаты. М. 1997. С.106.

[57]Преп. Максим Исповедник. Догматическийтомос к пресвитеру Марину / Богословско-полемические сочинения. РХГА. 2014.  С. 448. (241А-В).

[58]Вопросоответ к ФалассиюXXI / Творения. Кн. II.«Мартис». 1994.  С. 72.

[59] Во время Крестной смерти, сделав злые силы  «посмешищем на Кресте» — Вопросоответ к ФалассиюXXI / Творения. Кн. II.«Мартис». 1994. С. 73.

[60]Вопросоответ к ФалассиюXXI / Творения. Кн. II.«Мартис». 1994. С. 73.

[61] Этот грех проявился в обращении к чувственному наслаждению, противоестественному изначально, а следовательно, и греховному – см. Вопросоответ к ФалассиюLXI / Богословский вестник №38. С.75.

[62] «Тот, Кто заботится и промышляет о нашем спасении, внедрил [в естество человеческоедругую] силу, словно некоего карателя, -муку. И, соответственно этой муке, Он премудро укоренил в природе тела закон смерти, ставя пределы безумному устремлению ума, которое вопреки естеству движется к чувственным [вещам]». – Там же.

[63] См. Вопросоответ к ФалассиюLXI / Богословский вестник №38. С.81-82.

[64] Там же. С.83-84.

[65] Различные Богословские и Домостроительные Главы,14. Творения. Кн.I.«Мартис». 1994. С.260.

[66]Вопросоответ к Фалассию,XLII / Творения. Кн. II.«Мартис». 1994. С.130; см. также Слово о Подвижнической Жизни, 9-12 /Творения. Кн. I. «Мартис». 1994. С.78-79.

[67] Толкование на Молитву Господню. / Творения. Кн. I. «Мартис». 1994. С.188.

[68] А также премудрость и всемогущество, без чего не обходится ни одно промыслительное действие Бога в мире.

[69] Так, св. Ириней Лионский говорит: «…в начале Бог попустил человеку быть поглощённым великим китом, который был виновник преступления, не для того, чтобы поглощённый всецело погиб, но предустрояяи предуготовляя план совершённого Словом спасения… чтобы человек, получая от Бога неожиданное спасение, восстал из мёртвых и прославлял Бога… дабы никакая плоть не хвалилась пред Богом, и чтобы человек никогда не возымел противного мнения о Боге, думая, что нетление принадлежит ему собственно по природе и уклонившись от истины не хвалился в суетной надменности, будто он был естественно подобен Богу… В этом состояло долготерпение Божие, чтобы человек, пройдя по всему и получив познание нравственности, потом достигнув воскресения из мертвых и опытом узнав, от чего он освобождён, всегда был благодарен к Господу, получив от Него дар нетления, чтобы более любить Его, ибо «кому более отпущается, тот более любит» (Лк.7,43), и познал себя самого, что он смертен и немощен, и уразумел Бога» — Против Ересей, III, 20,1-2 / Раннехристианские отцы Церкви. Брюссель. 1978. С.703;
ср. Ориген. О Началах. Кн. III, 1,13.Спб. 2007. С.214-215.

священник Роман Романов

Богослов.ru


Опубликовано 30.11.2015 | Просмотров: 198 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter