Обретение покоя в руках Божиих

Обретение покоя в руках Божиих

Душа человека устроена так, что она постоянно нуждается в утешении. В монашеской среде мы часто спрашиваем друг друга: «Ну что, отец, ты обрел покой? Тебе здесь нравится?» Предположим, что в этом монастыре я обрел покой, здесь успокоилась душа моя, а в другом – нет. Даже если я не могу обрести покой на каком-нибудь месте, – это вовсе не значит, что вокруг меня невыносимая обстановка, просто лично меня она не устраивает, не приносит мне успокоения.

Вот этого «успокоения» и ищет наша душа. Оно является точкой опоры, спасательным кругом, который нам подает Христос посреди водоворота повседневности. Как выразился один святой Церкви: «У нас кружится голова от морской болезни, от шторма и бури вещей мира сего!»

Но вот, посреди шторма и бури грядет Христос, подает нам руку и вытаскивает нас из пучины, говоря: «Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Аз упокою вы» (Мф 11:28). А затем говорит нечто очень важное о том, каким образом мы можем обрести покой. Он говорит: «Научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем» (Мф 11:29). Христос призывает нас научиться этим добродетелям непосредственно у Него Самого. Только таким образом человек может обрести истинный покой.

Действительно, кто в конечном итоге обретает мир и душевное успокоение? Только смиренный человек! Нам же, горделивым, самолюбивым и эгоистичным, очень сложно обрести истинное душевное умиротворение, потому что мы сами препятствуем Христу взять нас в Свои объятия. Мы сами не хотим ввериться Ему. Мы либо боимся Бога, либо не доверяем Ему, думая так: «Нет, я сам все устрою! Я сам разберусь в своей жизни, буду все держать под контролем, чтобы быть уверенным, что все идет должным образом».

Господь нам заповедал разумную заботу о насущном, но забота эта не должна поглощать все наше время, нанося ущерб нашим душам

Разумеется, Господь вовсе не желает, чтобы мы пустили все на самотек, относясь ко всему безразлично, уподобляясь бездейственным лентяям. Напротив, Христос нам заповедал трудиться над собой и бороться со своими страстями, немощами, недостатками и жизненными обстоятельствами. Господь нам заповедал разумную заботу о насущном, но забота эта не должна поглощать все наше свободное время, нанося ущерб нашим душам. Заботясь о необходимом, мы должны быть внимательными, чтобы нас не унес стремительный круговорот вещей преходящего мира сего. Если ты сделал все от тебя зависящее, превзошел свой человеческий предел и истощился душевно (если можно так выразиться), то отойди в сторону, предоставляя Богу устроить то, чего ты сам сделать не в силах.

Чтобы не утомлять вас только лишь одной теорией, я расскажу вам пару историй, чтобы на деле показать, как простые люди в повседневности переживают это доверие самого себя и своей жизни Богу.

Одно время я жил на Афоне в пустынной местности Капсала. Она находится между монастырями Ставроникита и Пантократор.

Это красивейшее место, с очень живописной природой, освященное молитвами многих подвижников. В те годы там совершенно не было дорог и какого-либо следа цивилизации. На Капсале подвизалось множество отшельников-старчиков. Мы жили в великой нужде и бедности. Нас там никто не знал, и мы не знали никого. И вот представьте себе: один раз я спустился с Капсалы (мы жили на высоте 300 метров) вниз, на афонскую пристань Дафни, чтобы забрать какое-то важное письмо.

А в это время на Святую Гору приехал президент Греции. И вот мы видим, что у пристани собираются монахи, полиция, народ. Тогда один из старцев мне говорит: «Слушай, дьякон, спроси у них, что случилось? Почему они здесь все собрались?»

«Хорошо!» – отвечаю я ему. Я пошел и спросил, по какой причине столько народу собралось на пристани. На что мне ответили, что приехал Сардзедакис. «Что за Сардзедакис?» – думаю я.

Возвращаюсь к старчику и говорю, что все ждут Сардзедакиса.

– А кто это? – спрашивает он.

– Да я сам не знаю! – отвечаю я.

– Ты иди, спроси у них, пожалуйста, кто это.

Я подхожу к полицейскому и спрашиваю:

– Скажите, а кто такой этот Сардзедакис?

Полицейский чуть меня не арестовал.

– Ты что, больной? – говорит. – Ты что, не знаешь, кто такой Сарздзедакис?!

А мы действительно не знали, кто такой этот «Сардзедакис».

Также помню, когда у нас поспевали фрукты и овощи, наш старец упаковывал их в пакеты и раздавал их престарелым монахам, живущим по соседству. Напротив, в расщелине, в маленькой келии жил один старчик по имени Сергий. Он жил один в полуразрушенной келии в очень пустынном месте.

Каждую ночь я наблюдал, как он от свечей зажигал лампады в своем храме. Ночи в горах очень темны, и свет от его свечи был виден издалека. Наш старец попросил отнести ему пакет с продуктами.

Я подошел к его келии и постучался в дверь. Когда отец Сергий открыл дверь, я протянул ему пакет со словами: «Отец Сергий, наш старец попросил меня отнести тебе эти продукты!» (Пакет был забит доверху.) – «Ах, благодарю тебя! – говорит. – Я возьму только то, что мне необходимо». Он взял немного хлеба, зелени и еще чего-то, говоря: «На сегодня этого достаточно!»

Тогда я возразил ему:

– Старец, возьми весь пакет, я это все для тебя принес!

– Нет, нет! Благодарю тебя, отец! Я пока не нуждаюсь! Этого хватит на сегодня!

– Возьми остальное, будешь иметь и на завтра! – воскликнул я.

На что он мне ответил:

– Верю, что Господь, позаботившийся обо мне сегодня, позаботится обо мне и завтра!

– Конечно, отче, но все это тоже для тебя Господь послал!

– Согласен! Но Господь также сказал: «Хлеб наш насущный даждь нам днесь». То есть, на сегодняшний день, а о завтрашнем дне Он ничего не говорил.

Пятьдесят шесть лет он прожил на этом месте, не заботясь о том, что будет есть завтра! Господь посылал ему его хлеб насущный

Тогда я спросил его, сколько лет он живет в этой келии. Оказалось, что пятьдесят шесть лет. Пятьдесят шесть лет он прожил на этом месте, не заботясь о том, что он будет есть завтра! Смотрите, Господь в течении пятидесяти шести лет посылал ему его хлеб насущный только на сегодняшний день.

Представьте, какая вера и упование на Промысл Божий были у этого человека!

Можно было бы возразить: откуда же в этой пустыне может взяться «хлеб насущный, подаваемый днесь»? Неоткуда. Однако же этот старец в доброй беззаботности своей о завтрашнем дне был питаем Господом ежедневно.

Приведу вам и другой пример. Однажды, когда мы жили в Новом Скиту, я посетил отцов, живущих на отвесных скалах Карули.

Там я зашел к отцу Стефану, сербу.

В разговоре я спросил его:

– Отче, не страшно тебе было подниматься и спускаться по отвесным скалам в свою пещеру, держась за цепи?

– Конечно, было страшно! Очень! – ответил он.

– В первый день, как я пришел сюда, я сказал себе: «Вот это да! Куда я забрался!» Когда я осилил этот опасный спуск, с собой у меня был только один хлеб и небольшой пакетик с маслинами. Я подумал: «Ну, хорошо! Сегодня, завтра и послезавтра я буду питаться этим хлебом. А потом что?» И меня охватило такое уныние, когда я осознал, что у меня с собой абсолютно ничего нет, чтобы жить в этом пустынном месте. Насколько хватает глаз, вокруг только обрывистые скалы и море, а я здесь совершенно один.

Но прошло уже 25 лет, и Господь ни разу не оставлял меня своим попечением. У меня до сих пор осталась часть этого хлеба, и я храню его как память, не только потому, что я не успел его тогда съесть. Он даже совсем не испортился.

Действия, которые предпринимает Бог по отношению к человеку, несравненно эффективнее немощных предприятий человека

На этих примерах мы можем видеть, как Господь заботится о человеке, вверившем свою жизнь Богу сосмирением. Любой человек, предавший себя и свою жизнь в руки Божии, может опытно удостовериться в том, что Господь, промышляя о человеке, не остается в бездействии. С этого момента Бог берет ответственность в свои руки. И все действия, которые предпринимает Бог по отношению к человеку, несравненно эффективнее немощных предприятий человека. Со своей стороны, мы, конечно, должны делать все зависящее от нас, все, что в наших силах. Чтобы наша совесть была чиста и спокойна. Но предпринимаемые нами действия не должны доставлять нам душевного вреда и причинять нам чрезмерное беспокойство. Человек должен сказать сам себе: «Все! Больше в этой ситуации я ничего сделать не могу!» И с того момента, как ты предаешь свои скорби, печали, проблемы, своего ребенка, свое здоровье, свое экономическое положение и состояние, все то, о чем ты беспокоишься, Богу – Бог являет тебе свою помощь, присутствие и заступничество.

Кто из верных чад Господа может сказать, что надеялся на Господа и посрамился? – Никто!

Это происходит обязательно, даже если события развиваются не так быстро, как тебе бы хотелось. Если тебе кажется, что Бог «молчит» и бездействует, а ты пребываешь верным Ему, тогда Господь обязательно явит Себя чудным образом. Священное Писание речет: «Надеющиеся на Господа не постыдятся». «Благословен человек, который надеется на Господа, и которого упование – Господь» (Иер 17:7). «На Тебя уповали отцы наши; уповали, и Ты избавлял их; к Тебе воззвали они, и были спасаемы; на Тебя уповали, и не оставались в стыде» (Пс 21: 5-6). Кто из верных чад Господа может сказать, что надеялся на Господа и посрамился? – Никто!

Конечно, кто-то может возразить, что очень часто получается не так, как я этого хотел… Но если такой человек имеет доверие к Богу, то, тщательно рассмотрев обстоятельства своей жизни, он увидит, что в конечном результате все устроилось так, как ему это было полезно.

Митрополит Лимасольский Афанасий
Перевел с новогреческого Димитрий Лампадист

Православие.ru


Опубликовано 01.12.2014 | Просмотров: 290 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter