Об открытии Лавры

Об открытии Лавры

Г.А. Пыльнева
В Лавре преподобного Сергия. Из дневника (1946-1996)

В детстве о подробностях открытия Лавры мне мало что удавалось услышать, а позже в письме од­ного из первых послушников (впоследствии архи­епископа Ярославского) получила довольно подроб­ные и интересные сведения. Переписываю целиком.

Из письма архиепископа Михея

«В 1945 году Патриарх Алексий [1] из Ташкента вызвал архимандрита Гурия [2], которого знал по Ленинграду, и за восемь месяцев до открытия Лавры назначил его на­местником. А пока он был назначен в Ильинскую цер­ковь г. Загорска [3] почетным настоятелем. Отец Гурий стал служить каждое воскресенье утром, а вечером в вос­кресенье — акафист преподобному Сергию и обязатель­но проводил беседу. Служил он и во все большие празд­ничные дни, и часто в малые праздники и неизменно проповедовал. Служение и проповедь отца Гурия так расположили к нему народ, что верующие приезжали на его службы из Москвы и из других мест. Каждый втор­ник отец Гурий ездил на прием к Патриарху. В 1946 году на Страстную Седмицу во Вторник он также явился к Патриарху и тот сообщил ему, что на следующий день передадут ему ключи от Успенского лаврского собора и нужно, чтобы на Пасху уже была служба.

Об открытии Лавры

Митрополит Гурий (Егоров)

В Великий Четверг после литургии отец Гурий в Ильин­ском храме объявил, что от­крывается Лавра, и просил всех, кто может, прийти по­мочь прибрать храм, приго­товить его к службе. Лавру за­крыли в 1920 году. Можно себе представить, сколько пыли, грязи накопилось в закрытом соборе за 26 лет. Мы вошли в собор. Стекла в барабанах вы­биты, на полу снег, лед. И ко­нечно, неимоверный холод. Собор не отапливался, да и Пасха тогда была ранняя. В со­боре стояла карета Елизаветы Петровны, на паперти — чуче­ло медведя… Впрочем, работ­ники музея вскоре все лишнее убрали. Благодаря тому что отца Гурия знали и уважали многие прихожане Ильин­ского храма, на его призыв откликнулись. Пришли в собор с ведрами, тряпками, стали протирать, чистить иконостас, паникадила, мыть полы. Престол в собо­ре из кирпича сложен, он был разоблачен. Надо сроч­но шить одежды на престол и жертвенник. Ольга Пав­ловна (дочь отца Павла Флоренского [4]) взялась пошить облачение, верхнее и нижнее, на престол и жертвен­ник. Патриарх дал парчу, а остальной материал пожерт­вовали верующие. Из ризницы музея выдали Плащаницу, сосуды, облачения, кадила, напрестольное Евангелие, кресты. Кое-что дал Патриарх, часть необходимой утва­ри — Ильинский храм. Патриарх назначил временно для служения в помощь отцу Гурию архимандрита Илариона [5] (он был на Афоне, и во время имяславской смуты в 1913 году его вернули в Россию. Он поселился в Москве, был назна­чен настоятелем Страстного монастыря. Позже он служил в селе Виноградово, на станции Долгопрудной, в храме Владимирской иконы Божией Матери вместе со своим братом, целебатным священником). Вторым священником был игумен Даниил, диаконом — иеродиакон Иннокен­тий [6] , обладавший громким и красивым голосом.

В Великий Четверг вечером уже служили утреню с чтением 12-ти Евангелий, а в Великую Пятницу днем был вынос Плащаницы и вечером — Чин погребения и все последующие службы. И вот некоторые чудесные детали (для несведущего человека многое ускользает от внимания): нужен хор, нужны люди, которых можно поставить за ящик, нужны свечи, просфоры, нужны люди, которые бы пекли просфоры, убирали храм. По­истине чудо, что за один день все смогли организовать! В Ильинской церкви был любительский хор, которым руководил Сергей Михайлович Боскин [7]. Сам он в юные годы был послушником в Зосимовой пустыни. Он хоро­шо знал традиции и напевы Сергиевой Лавры. Его хор из любителей и стал первым лаврским хором. Незадол­го до открытия к отцу Гурию пришла женщина и принес­ла канцелярскую папку. Она сказала, что у нее после за­крытия Лавры жил последний наместник архимандрит Кронид [8]. Он дал ей эту папку на хранение, сказав: «Передай ее следующему наместнику». Отец Гурий открыл ее. Там был антиминс Успенского собора. [9]

Об открытии Лавры

Преподобномученик Архимандрит Кронид (Любимов)

Во время войны ураганом снесло главный крест с Успен­ского собора. Еще до откры­тия Лавры музей отреставри­ровал крест. И вот накануне подъема креста пришел к отцу Гурию старший рабочий Баринов и сказал: «Я человек ста­рый, помню, с каким торже­ством в прежнее время ставили крест наверху храма, соверша­ли молебствие. Вы освятите мне иконочку и дайте, я вде­лаю ее в крест». Отец Гурий совершил чин поставления креста перед малой иконкой преподобного Сер­гия, освятил ее и отдал Баринову, который вделал ее в середину креста, и таким образом Успенский собор был увенчан освященным крестом. В другое время при­шел к отцу Гурию некий Константин Иванович [10] и ска­зал: «Я — последний в Лавре звонил перед ее закры­тием, разрешите мне и начать звон». Так и звонарь нашелся.

Жила тогда в Загорске схиигумения Мария [11]. Ее послушницы взялись печь просфоры, артосы, хлеб­цы. Отец Гурий жил тогда у церковного старосты Иль­инской церкви Ильи Васильевича. Он очень помог Лавре на первых порах свечами, гарным [12] маслом, ка­дильным углем, ладаном, обеспечил необходимыми рабочими и материалом. В то время все очень труд­но было достать. За свечным ящиком поставили Ива­на Сергеевича Булычева, верующего человека, сопро­вождавшего схиархимандрита Илариона. В алтаре прислуживать стали Игорь и я. Храм убирали веру­ющие загорчане».

Г.А. Пыльнева. В Лавре преподобного Сергия. Из дневника (1946-1996). Издательство Московского подворья Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Москва 2006


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Алексий I (Симанский; 1877-1970), Патриарх Москов­ский и всея Руси в 1945-1970. Учился в Лазаревской гимна­зии института восточных языков, в Николаевском лицее, на юридическом факультете Московского университета (окончил за три года). В 1913 архиерейская хиротония. В 1922-1925 в ссылке. С 1926 архиепископ. Затем служил в гренадерском Самогитском полку. Окончил МДА, на II кур­се которой, в 1902 году, принял монашество, иеродиаконство и в 1903 — иерейский сан. Кандидат богословия. В 1913 хи­ротонисан во епископа. С 1926 архиепископ и член Синода. С 1932 митрополит. В 1944-1945 патриарший местоблюсти­тель. Избран Патриархом на Поместном соборе открытым голосованием единогласно. Похоронен под Успенским со­бором ТСЛ в храме Всех святых, в земле Российской про­сиявших.

[2] Гурий (Егоров; 1891-1965), архимандрит. Окончил Петровское коммерческое училище в Петербурге, Санкт-Пе­тербургскую ДА (кандидат богословия), в 1915 принял мона­шество и вскоре был посвящен в сан иеромонаха. С 1917 насельник (казначей) Александро-Невской Лавры, с 1922 архимандрит, с 1925 настоятель Лаврской киновии и заведу­ющий Богословско-пастырским училищем. Первый намест­ник возрожденной Лавры (1945 — август 1946). С 1946 епископ Ташкентский и Среднеазиатский. С 1952 архиепис­коп. С 1959 митрополит. Скончался в 1965 в сане митропо­лита Симферопольского и Крымского.

[3] Загорск. Город Сергиев Посад в 1930-1991 годах носил название Загорск (в честь коммуниста В. М. Загорского). Ав­тор книги, рассказывая о своих поездках в Лавру, не всегда следует хронологии, упоминая оба названия города. В этих местах мы сохранили авторскую редакцию текста.

[4] Флоренский Павел Александрович (1882-1937), свя­щенник, профессор МДА, ученый, религиозный философ, богослов. Постоянно служил в домовом храме во имя рав­ноапостольной Марии Магдалины Сергиево-Посадской общины сестер милосердия Красного Креста. В 1918-1920 хранитель Ризницы и ученый секретарь Комиссии по охране памятников искусства и старины ТСЛ.

В сочинении «Столп и утверждение истины. Опыт право­славной теодицеи» разрабатывал учение о Софии (Премуд­рости Божией) как основе осмысленности и целостности мироздания. В работах 1920-х годов стремился к построению «конкретной метафизики» (исследования в области лингви­стики и семиотики, искусствознания, философии культа и иконы, математики, экспериментальной и теоретической физики и др.). Репрессирован, погиб в Соловецком лагере особого назначения; реабилитирован посмертно.

[5] Иларион (Удодов; 1863-1951), схиархимандрит. В те­чение 20 лет подвизался на Афоне, неся послушание куз­неца. Затем оказался в России и из-за революции уже не смог вернуться на Святую Гору. С 1936 до своей кончины был настоятелем подмосковного храма в честь Владимирс­кой иконы Божией Матери в с. Виноградово, где и погребен. В 1946 при открытии Лавры схиархимандрит Иларион при­ехал по поручению Святейшего Патриарха Алексия I для передачи главы преподобного Сергия, которая в 1920-1946 тайно хранилась отдельно от святых мощей из-за опасения уничтожения мощей большевиками. См. примеч. № 15.

[6] Иннокентий (Коляда; 1905-1982), иеродиакон. С 1923 послушник на Подворье Валаамского монастыря в Москве. В 1925 пострижен в монашество, в 1926 рукоположен во иеродиакона. Участник Великой Отечественной войны. После демобилизации был в братстве ТСЛ. В 1953 рукопо­ложен в иеромонаха и проходил пастырское служение в Тульской епархии. В 1957-1962 регент и солист хора Тро­ицкого собора Александро-Невской Лавры, затем в брат­стве Псково-Печерского монастыря до 1971. До 1978 слу­жил на приходах Владимирской и Архангельской епархий. С 1978 за штатом.

[7] Боскин Сергей Михайлович. Художник; регентовал и читал на первых службах открытой Лавры. Впоследствии про­тодиакон. Автор воспоминаний о Лавре. См. примеч. № 20.

[8] Кронид (Любимов; 1858-1937; память 27 ноября /10 де­кабря), архимандрит, преподобномученик. Наместник Лавры в 1915-1919. После ее закрытия был оставлен как староста охраны до 26 января 1920. В 1920-1922 жил в с. Братовщина у старосты храма, в 1922-1926 — в Гефсиманском скиту, в 1926-1929 —в Параклитском скиту, в 1929-1937—у Кокуев- ского кладбища. Расстрелян в Бутово. Причислен к лику новомучеников Российских в 2000.

[9] По воспоминаниям С. М. Боскина, также бывшего очевидцем и участником всех описываемых событий, ан­тиминс Успенского собора, сохраненный архимандритом Кронидом, передал отцу Гурию Т. Т. Пелих — будущий про­тоиерей Тихон (1895-1983), который, проживая в Загорс­ке, был духовно близок к преподобномученику Крониду.

[10] Константин Иванович Родионов родился в Ростове Великом, с юности учился звонить на колокольнях Росто­ва и ТСЛ.

[11] Мария (ок. 1880-1961), схиигумения. В возрасте 16 лет поступила в женский монастырь. В мантию пострижена в 1900 году с именем Арсения во Владимирском монастыре г. Вольска Саратовской губ., где затем была настоятельни­цей. После октябрьского переворота вместе с несколькими сестрами-послушницами проживала в г. Загорске в неболь­шом домике. Матушка имела много духовных чад, которые часто приезжали в Загорск, обращаясь к ней за помощью и советом. Ее домик становился приютом для разогнанных из обителей монахинь. Многие отмечали прозорливость ма­тушки и вместе с тем — необычайную простоту и детскую наивность. За советом к ней обращались не только миряне (в том числе и верующая интеллигенция), но и священни­ки, среди которых были и катакомбные, в частности архи­мандрит Серафим (Батюгов), протоиерей Петр Шипков. О ней см.: Досифея (Вержбловская), мон. О матушке Марии // Василевская В. Я. Катакомбы XX века. Воспоминания. М., 2001. С. 279-306; Васин И. В. Схиигуменья Мария и подпольный женский монастырь // Χ ρ ι σ τ ι α ν ο ξ. Рига, 1998. Вып. 7.

[12] Гарное масло — так в просторечии называли лампад­ное масло.

Свято-Троицкая Сергиева Лавра


Опубликовано 19.04.2016 | Просмотров: 163 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter