Нобелевская премия по медицине: награда за самоедство

Нобелевская премия по медицине: награда за самоедство

Точнее, с «физиологии или медицины». Именно так звучит официально эта первая «нобелевская» номинация. В 11.30 по стокгольмскому времени двери закрытого кабинета распахиваются и представитель Нобелевского комитета на четырёх языках (русский, английский, французский и шведский – именно на них говорил Альфред Нобель) объявляет победителя. Или победителей: по статусу премии, каждый год ее можно разделить максимум на трёх человек. Тем не менее, в 2016 году случилась очень редкая в последнее время вещь: премия ушла в одни руки.

Ее получил Ёсинори Осуми, японский молекулярный биолог. Вердикт нобелевского комитета гласит: «За открытие механизмов аутофагии».  Это было несколько неожиданным решением: Осуми не называли среди кандидатов на премию этого года (хотя раньше называли его имя неоднократно). Так, знаменитый прогноз Thomson Reuters в этом году «отдал» премию девяти медикам и биологом, чьи работы связаны с раком. Несколько лет ждут премию и за открытие механизма редактирования под названием CRISPR/Cas9.

Почему это важно

Что же такое аутофагия? Дословно это слово переводится на русский язык как «самоедство». Если говорить совсем просто, это способность клетки «поедать» саму себя, а точнее – собственные компоненты.  Существует несколько разновидностей аутофагии, которые по-разному влияют на судьбу клетки.

Например, при одном из этих вариантов, аутофагия помогает клетке пережить голод.  При нехватке питательных веществ клетка может «съесть» часть своих органелл и продолжить жить, потом восстановившись.

Механизмы аутофагии задействуются, когда какие-то органеллы клетки повреждены – и их нужно уничтожить.  То же самое происходит, когда в клетке появляются «неправильные» белки.

Очень важна аутофагия при нейродегенеративных заболеваниях. Например, именно процесс аутофагии мешает скапливаться мутантным белкам хантингтину (при болезни Хантингтона) и альфа-синуклеину (при болезни Паркинсона). Если нормальный процесс нарушен, то начинается болезнь: скопления белков разрушают нейроны.

Разновидность аутофагии, которая получила название каспаза-независимый апоптоз помогает удалять разрушенные «неудачные» клетки эмбриона, смерть которых была запрограммирована. Если этот процесс нарушается, скорее всего, эмбрион не разовьётся.

Немного истории

Итак, премия за аутофагию стала 107-й премией за открытия или изобретения в области физиологии или медицины с 1901 года по 2016 годы включительно. Первым же стал Эмиль Беринг, создатель сывороточной терапии и победитель дифтерии.

С тех пор лауреатами уже успело стать 211 человек. Самым молодым из них стал Фредерик Бантинг: он получил ее в 1923 году в возрасте 32 лет за открытие инсулина; cамым пожилым стал  ПейтонРоус, лауреат 1966 года за открытие онкогенных вирусов. Кстати, о возрасте: лауреаты стремительно стареют. Если в декаде с 1951 по 1960 года лауреаты были в среднем 51-летние, то в последнее десятилетие этот возраст уже составил 67 лет. Воистину, до своей нобелевской премии надо дожить.  Между прочим, ни современная Россия, ни СССР так и не дожили (в случае с Россией – надеемся, что «пока») до своего нобелиата по медицине. Оба российских лауреата – Иван Павлов и Илья Мечников получили свою премию еще «при царе».

Нобелевская премия по медицине: награда за самоедство

Кстати, если судить по сайту Нобелевского комитета, самым популярным лауреатом всех времен и народов по-прежнему остаётся первый российский нобелевский лауреат вообще, Иван Павлов. Интересно, что он имел реальный шанс стать первым российским дважды лауреатом. Потому что уже после вручения премии за изучение пищеварения, его неоднократно номинировали на премию  – уже за условные рефлексы.

Православие и мир


Опубликовано 05.10.2016 | Просмотров: 104 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter