Непрестанная Божественная литургия человеческого разума

литургия человеческого разума

Человеческий разум находится в непрерывной работе, и это является его главной характерной чертой. Однако в некоторые моменты он может работать неправильно. Псевдоощущения, можно сказать, у него в крови! Неизбежно встречающиеся ему отражения бытия замутняют его оптическое поле и обманывают его порой необратимо. Но мозг продолжает функционировать.

 литургия человеческого разума

Если разум перестает работать, человек оказывается в ситуации психической смерти. Эта проблема (прекращение функционирования разума) находится в рамках психиатрии и представляет собой трагическое исключение. Ведь изначально человеческий разум работает непрерывно. С точки зрения христианского самосознания, этот факт означает непрестанное Божественное служение человеческого разума.

В самом деле! Если мы взглянем на феномен функционирования разума сквозь призму христианской антропологии, мы придем к выводу, что разум – это та особенность человека, которая яснее всего выражает в нем образ Бога. Таким образом, в функционировании разума заложен религиозный смысл. Он функционирует, чтобы быть последствием «образа» и «подобия». Поэтому во многих творениях отцов Церкви разум называют «храмом Бога» и средством непрерывного духовного служения.

Но прежде чем прийти к текстам святых отцов, где исследуется феномен священного служения разума, мы находим исток проблемы духовной стороны разума в новозаветных текстах. Слова апостола Павла просты и понятны:

«Непрестанно молитесь, всегда благодарите, ибо это есть воля Божия во Христе Иисуса о вас…Сам же Бог мира да освятит вас всецело, и все ваше естество, дух и душа и тело, да будет безупречно соблюдено в пришествии Господа нашего Иисуса Христа» (1-ое Фес. 5:17-18, 23).

(Постоянно и непрестанно с благоговением общайтесь с Богом посредством молитвы. За все благодарите Бога. Это Его воля, которую Он открыл нам, чтобы мы проповедовали ее. Пусть Бог – источник истинного мира – освятит ваш разум, душу и тело, дабы они безукоризненно хранили присутствие Господа Иисуса Христа).

Этот отрывок из посланий апостола Павла представляет собой один из самых важных текстов, непосредственно посвященных экзистенциальной проблематике человеческой жизни. В сознании апостола непрестанная молитва является самым значительным жизненным назначением христианина, постоянно и во всем изменяющим его к лучшему согласно с волей Господа Иисуса Христа. Однако иногда апостольские слова кажутся трудными и запутанными и звучат в рациональном сознании христианина как некий утопический и нравоучительный приказ.

«Непрестанно молитесь»! Не согласны ли вы (сказал бы нам этот христианин), что в этих словах есть преувеличение, которое нуждается в рассмотрении?

 литургия человеческого разума

Что подразумевается под «непрестанной молитвой»? Может быть, подобное побуждение для человеческого разума является беспочвенным, если считать, что у разума есть лишь одна возможность функционирования? Другими словами, может ли разум быть главным и непосредственным орудием, осуществляющим контакт человека с объективной реальностью, и одновременно молиться? Не обращен ли этот призыв Павла к двум качественно противоположным функциям мозга – направленности к трансцендентному – небу, с одной стороны, или же – к мирскому и земному, с другой?

Рациональный христианин считает – и это естественно – что разум может выражать лишь одно из этих качеств и иметь лишь одну направленность: или «обитать» на небесах, или вести диалог с земным. В таком случае, как апостол Павел может обращаться с таким призывом, который обнаруживает очевидное противоречие? Но дело в том, что апостол не был рационалистом. И его разум работал по законам, кажущимся противоестественными нашей мирской логике. Его разум находился «в Боге», и, следовательно, для него перспектива человеческой жизни не в «нынешнем веке», но в «будущем». Апостол говорит о полном посвящении человека Богу, имея это как данность. Его пожелание «да освятит вас всецело, и все ваше естество, дух и душа и тело, да будет безупречно соблюдено в пришествии Господа нашего Иисуса Христа» – это пожелание полного духовного обновления человека. С постоянным элементом бытия здесь сочетается полное преображение в «человека нового, созданного по Богу в праведности и святости истины» (Еф. 4:24). Для апостола Павла духовная целостность недостижима без непрестанного Божественного служения разума.

Таким образом, в словах апостола нет противоречия. Он не требует разделения разума на два диаметрально противоположных вида функционирования. Напротив, он ищет гармонии между работой разума и течением бытия. Деятельный динамизм разума должен проникнуть в течение бытия, возобладать в нем и подчинить его экзистенциальному требованию быть «по образу и подобию». Об этом говорит апостол. А это действие разума, бесспорно, может расцениваться не иначе, как Божественное служение.

Поскольку «Божественное служение» подразумевает жертву, а жертва в широком религиозном смысле этого слова означает таинственный процесс обновления, Божественное служение разума – это сочетание непрестанной молитвы с ежедневным течением жизни.

Нужно особенно подчеркнуть, что идея непрестанной молитвы обращена не только к монахам и пустынникам. Отнюдь нет. Этот призыв апостола Павла направлен к людям, живущим в миру, борющимся, чтобы заработать на хлеб. К тому, кто вовлечен в житейские заботы и непосредственно сталкивается с проблемами существования. Апостол знает, что он делает и говорит. Он остается верным и последовательным перспективе «благого обновления» человека по образу Иисуса Христа.

Эта последняя идея должна избавить наш дух от влияний, которые последние годы стали выходить из монашеской среды. Трезвость монахов, достигаемая с помощью непрестанной молитвы, порой заставляет некоторых христиан уйти от апостольского мировоззрения в сторону мирского скептицизма. Они рассуждают: «Конечно, монахи и пустынники имеют лишь одно занятие: молитву. Однако мы живем в мире, который полон беспокойств и стресса, ложных суждений и шизофренического отчуждения, и мы не можем принять и сделать частью своей повседневной жизни это апостольское учение». То есть «непрестанная молитва» связывается лишь с монастырем и людьми, принявшими обет монашества, воспринимается как духовное служение монашеского и аскетического сознания. Что же касается нас,  христиан, живущих в миру, то в большинстве случаев мы, по мере возможности, ограничиваемся воскресной литургией и службами Страстной Пятницы и Рождества!

Но здесь легко может произойти подмена понятий. Решение проблемы непосредственной связи непрестанной молитвы с течением бытия во всем его объеме кроется в границах понятия молитвы, о которой говорит апостол Павел. Что вкладывает апостол в понятие непрестанной молитвы?

Основное значение слова «молитва» – это, конечно, разговор с Богом. Этот разговор заключается в себе славословие, моление и благодарение. Такое понимание молитвы означает ограничение выражения отношения человека к Богу посредством слов. Но апостол ищет не только слова… Он стремится к наполнению разума безграничным Божьим присутствием и, говоря иначе, преданности Ему всем своим существом.

Вспомним известную фразу: «в Нем мы живем и движемся и существуем». Согласно апостолу, каждый человек, и, в особенности, сознательный христианин, должен помнить об этом своем существовании в благодати и присутствии Божием. Поэтому апостол дает некий общий принцип человеческого поведения: «Все, что бы вы ни делали, делайте от души, как для Господа, а не для людей, зная, что вы в воздаяние от Господа получите наследство. Господу Христу служите» (Кол. 3:23-24).

Фраза «все, что бы вы ни делали» представляет собой вывод. Так как перед этим апостол Павел говорит о долге и обязанностях супругов друг к другу, детей к родителям и родителей к детям, рабов к господам, включая все жизненные ситуации в слово с безграничным смыслом. «Все» – это человеческая жизнь во всей ее целостности. Не только межличностные отношения, сфера, в которой, безусловно, заключены наиболее серьезные жизненные проблемы, но и любая ситуация или диалог человека с провокациями и проблемами бытия. Во всех жизненных ситуациях христианин «служит Господу». Непосредственные ежедневные трудности приносят христианину «заработок» в Христе Иисусе. И христианин, осознавая такое положение вещей, употребляет этот «заработок» «для Господа, а не для людей».

Апостольский призыв делать все для Господа и его вывод о необходимости «служить Господу» открывает нам другую сторону молитвы и расширяет привычные границы молитвы как славословия, прошения и благодарения, хорошо знакомой среднестатистическому христианину. Для такого христианина молитва – это погружение в себя и разговор с Богом. Для апостола Павла этот молитвенный диалог (непрестанная молитва) распространяется на все человеческое бытие. Каждый миг своей жизни человек «служит Господу Христу», что подразумевает молиться каждый миг жизни, молиться непрестанно.

Непрестанная молитва как действие, выполняемое человеком «во Господе» по большей части представляет собой опыт мысленных диалогов с Богом. Такого рода опыт был представлен преподобным Никодимом, который помогает нам понять суть «непрестанной молитвы», совершаемой, как было добавлено выше, «с благоговением».

Преподобный Никодим пишет: «Некоторые говорят, что умственная молитва совершается даже тогда, когда человек, сосредоточив все разумные силы своей души и сердца, не говорит ни слова ни в слух, ни про себя. Один лишь разум его размышляет и представляет бессменно, что Бог находится рядом с ним, как человек предстоит перед Ним со страхом и трепетом, как осужденный, а иной раз с живой верой, желая получить Его помощь, или с любовью и радостью, желая служить Ему во всем. Это то, о чем говорит Давид: “Всегда видел я пред собою Господа (Пс. 15:8)”».

Истинный христианин («духом пылающий и Богу служащий») каждый миг своей жизни находится в диалоге с Богом и всегда видит Его перед собой. Любой непосредственный жизненный опыт – это поле диалога между христианином и Богом. Разум его служит Богу непрестанно.

Таким образом, призыв апостола Павла к непрестанной молитве не утопичен. Такая молитва не является несовместимой с работой разума и отношением этой работы с окружающей действительностью. Ведь разделение на чисто умственную активность и молитвенную деятельность разума являются кажущимися и соединяются они в целостном таинстве «Божественной литургии бытия». Служение разума, как Божественная литургия, созидательно соединяет две эти стороны разума при постоянном содействии силы Святого Духа. Это делает «непрестанную молитву» вполне достижимой. Она может стать постоянной и неотъемлемой частью жизни, выражая суть подлинного бытия в рамках духовной деятельности человеческого разума.

Физиологическая и, следовательно, достижимая функция разума – это творение непрестанной молитвы. Но она должна осуществляться во имя Иисуса, имя, превосходящее все.

Иоаннис Корнаракис, «Божественная литургия бытия», изд-во братьев Кириакиди, Фессалоники.

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

Пемптусия


Опубликовано 20.11.2015 | Просмотров: 125 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter