Катастрофические вопросы

Катастрофические вопросы

Ждет ли нас в будущем еще что-то, подобное Всемирному потопу? Почему добрый Бог допускает массовую гибель и страдание людей? Правильно ли бояться катастроф христианину и как можно победить этот страх?

За что Бог посылает людям бедствия, подобные потопу, землетрясению и т. п.?

Изгнание из рая. Корнелис ван Пуленбург. Около 1646–1667

Сама подобная постановка вопроса — «за что?» — с христианской точки зрения неверна. Когда речь заходит о страдании целого народа во время стихийного бедствия, объяснять эту катастрофу действием рассердившегося Бога можно только с позиции языческих религий, но никак не из тех представлений о Боге, которые открыты в Евангелии. Правда, и в Ветхом Завете тоже можно найти упоминания о гневающемся на людей Боге, о Боге — мстителе за зло, о Боге — погубителе грешников. Но ветхозаветное Откровение было дано одному, вполне конкретному народу, исходя из его уровня интеллектуального, нравственного и общекультурного развития. А в те времена этот уровень у народа Израиля мало чем отличался от культуры окружавших Израиль языческих племен. И образ грозного Бога, карающего людей за их грехи, был просто наиболее понятным для иудеев ветхозаветной эпохи. Святитель Иоанн Златоуст прямо об этом пишет: «Когда ты слышишь слова „ярость“ и „гнев“ в отношении к Богу, то не разумей под ними ничего человеческого: это слова снисхождения. Божество чуждо всего подобного, говорится же так для того, чтобы приблизить предмет к разумению людей более грубых».

С пришествием Христа — воплотившегося Бога, любые иносказания, образы и культурологические трактовки стали излишни и бессмысленны. Евангельский рассказ о Христе прямо, без всяких аллегорий показывает, каковы на самом деле свойства Бога. Может ли Он повелевать стихиями? Да, конечно. Но не стирает Христос с лица земли города вместе с их жителями, напротив — укрощает бурю, смертельно испугавшую галилейских рыбаков. Не обрушивает на головы еретиков-самарян огонь с неба, но запрещает своим ученикам думать о Нем в ветхозаветных категориях: …и вошли в селение Самарянское, чтобы приготовить для Него; но там не приняли Его, потому что Он имел вид путешествующего в Иерусалим. Видя то, ученики Его, Иаков и Иоанн, сказали: Господи! хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал? Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа; ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать. И пошли в другое селение (Лк 9:52–56).

На страницах Евангелия раскрывается такая полнота представлений о Боге, которую даже ученикам Христа было непросто воспринять. «Не погубить, а спасти» — как понять эти слова, если речь в них идет о том же Боге, Который сказал когда-то во времена Ноя: И вот, Я наведу на землю потоп водный, чтоб истребить всякую плоть, в которой есть дух жизни, под небесами; все, что есть на земле, лишится жизни (Быт 6:17).

Казалось бы — вот, прямое и ясное указание на причину катаклизма, погубившего допотопное человечество: Бог истребил людей за их грехи. На таком понимании Библии были воспитаны апостолы, подобным же образом они собирались поступить и с жителями самарянской деревни — грешниками, отказавшимися принять у себя Мессию. И вдруг — слышат от Христа упрек в том, что их понимание отношений Бога с грешниками — неверное. Такой же упрек потом, в Гефсиманском саду, услышит апостол Петр, попытавшийся с мечом в руках защищать Христа от пришедшей за Ним храмовой стражи. Если внимательно рассмотреть все подобные ситуации, описанные в Евангелии, вывод окажется вполне однозначным: Христос — воплотившийся Бог, много раз показывал Свою ничем не ограниченную власть над природой и стихиями, но ни разу не употребил эту власть для наказания людей за их грехи. Он чудесным образом восполнял недостаток еды и питья, исцелял болезни, возвращал людям зрение и способность двигаться, воскрешал мертвых. Но нигде мы не найдем в Евангелии упоминания о том, как Христос навел потоп или устроил землетрясение.

Хотя, конечно же, связь человеческого греха и происходящих на земле катастроф в христианстве ни в коем случае не отрицается. Но сводить эту связь лишь к примитивной схеме «человек согрешил — Бог покарал» было бы принципиально неверно.

Как такое может быть, чтобы добрый Бог был способен убить во время Потопа почти все человечество?

И увидел Господь, что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время; и раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем. И сказал Господь: истреблю с лица земли человеков, которых Я сотворил, от человека до скотов, и гадов и птиц небесных истреблю, ибо Я раскаялся, что создал их (Быт 6:5–7).

Этот библейский текст в самом деле звучит очень страшно и вызывает множество нареканий как у самых разнообразных критиков христианства, так и у некоторых верующих. Но, помня мысль Антония Великого о том, что «…нелепо думать, чтобы Божеству было хорошо или худо из-за дел человеческих», было бы столь же нелепо считать, будто Господь и в самом деле может «восскорбеть» или «раскаяться». Все это, безусловно, лишь образы, призванные показать всю глубину нравственного развращения допотопного человечества, по словам прп. Ефрема Сирина, «…дошедшего до такой степени невоздержания, что ни в чем не раскаивающегося Бога как бы доводит до раскаяния».

Бог ни в чем не раскаялся и не перестал любить людей даже после того, как вся жизнь их стала сплошным злом. И, конечно же, Бог участвовал в судьбе погрязшего в грехах человечества, вот только характер этого участия был совсем иным, нежели может показаться на первый взгляд.

В Библии сказано, что Господь повелел единственному праведнику допотопного мира строить огромный корабль. Это была очень тяжелая, трудоемкая работа, на которую у Ноя ушло сто лет. Но посмотрите, какими удивительными словами комментирует это строительство прп. Ефрем Сирин: «…Такой тяжкий труд возложил Бог на праведника, не желая навести потопа на грешников». По мнению авторитетнейшего толкователя Библии, Бог не желал потопа! Так почему же потоп все-таки обрушился на землю?

Дело в том, что, творя зло, человек нарушает вовсе не какие-то формальные и внешние по отношению к нему повеления Бога, а идет наперекор собственной богоданной природе, мучает и разрушает ее своими грехами. Но ведь природа человека не является чем-то изолированным от остального творения, а напротив — теснейшим образом связана с ним. Более того, церковное Предание прямо называет человека венцом творения, неким средоточием всего сотворенного бытия. Поэтому все, что происходит в духовной жизни человека, неизбежно оказывает сильнейшее влияние на окружающий его мир. Так, Писание прямо свидетельствует, что грехом Адама была проклята земля, потерявшая после грехопадения способность обильно плодоносить, и что именно из-за людских грехов вся тварь совокупно стенает и мучится доныне.

Наглядный пример этой связи духовного состояния человечества со всей природой — экологический кризис, в который люди ввергли свою планету всего за одно только столетие научно-технического прогресса. Марина Цветаева еще в первой половине прошлого века писала:

Мы, с ремеслами, мы, с заводами,
Что мы сделали с раем, отданным
Нам?.. Планету, где все о Нем —
На предметов бездарный лом?
Слава разносилась реками,
Славу возвещал утес.
В мир — одушевленней некуда! —
Что же человек принес?

В ответ на горький вопрос Цветаевой сегодня можно с еще большей горечью констатировать: ничего хорошего. Уничтожение лесов, истребление целых видов животных, загрязнение рек, атмосферы, ближнего космоса… Нравственное состояние человечества эпохи НТР оказалось вопиюще не соответствующим тому уровню власти над миром, который люди получили с помощью науки и техники. Конечно, и озоновые дыры, и дефицит пресной воды, и глобальное потепление с религиозной точки зрения можно считать наказанием Божиим за людское сребролюбие, сластолюбие и славолюбие (которые, собственно, и являются причиной сегодняшнего безудержного развития материального производства и потребления). Но вот вопрос: если алкоголик сгорел заживо на собственном матрасе, который он спьяну поджег непотушенной сигаретой, то можно ли считать такую смерть наказанием от Бога? Наверное, все же разумнее предположить, что Бог просто предоставил ему возможность следовать собственной греховной воле, в которой он так упорствовал всю жизнь и которая его в конце концов убила.

Очевидно, нечто подобное происходило и с допотопным человечеством, мысли которого были зло во всякое время. Библия не говорит, в чем конкретно выражалось это зло, но понятно, что столь беспрецедентное стремление людей к греху неминуемо должно было вызвать такой же беспрецедентный катаклизм в природе. Всеведущий Бог знал о надвигающейся катастрофе и еще за сто лет до ее начала повелел Ною строить ковчег спасения, тем самым предупреждая о грядущей беде все человечество. Ведь Ной строил свой ковчег не таясь, на виду у всех, и само это строительство по сути уже было пропо­ведью покаяния. Любой человек мог бы при желании построить себе такой же корабль и спасся бы так же, как и Ной. А если бы все люди осознали серьезность грозящей им опасности и начали строить себе ковчеги, это уже означало бы, что они поверили Богу и покаялись. И тогда вполне возможно, что никакого потопа не было бы вообще. Ведь уцелела же Ниневия, жители которой также получили предупреждение от пророка Ионы о том, что мера их грехов превысила критический порог и через сорок дней Ниневия погибнет. Жители обреченного города перестали грешить, и город уцелел. Но не Бога они ублажили, не «гнев» Его отвели от себя, а  покаявшись, устранили саму причину надвигавшейся катастрофы.

К сожалению, допотопное человечество оказалось менее разумным и не вняло Божиему предостережению, хотя им было отпущено для этого гораздо больше времени. Ефрем Сирин пишет:

«Бог давал людям на покаяние сто лет, пока строился ковчег, но они не покаялись; Он собрал зверей, дотоле ими невиданных, однако же люди не хотели покаяться; водворил мир между животными вредоносными и безвредными, и тогда они не устрашились. Даже после того, как Ной и все животные вошли в ковчег, Бог медлил еще семь дней, дверь ковчега оставляя отверстою. Удивительно… то, что современники Ноевы, видя все, что совершалось вне ковчега и в ковчеге, не убедились оставить нечестивые дела свои».

Трудно себе представить, будто все это Бог совершал для того, чтобы уничтожить грешных людей. Описанные прп. Ефремом Сирином события напоминают скорее спасательную операцию, во время которой подавляющее большинство терпящих бедствие почему-то вдруг отказалось от спасения.

Опять, как и в Райском саду, человек не захотел поверить Богу. А ведь любой поверивший мог бы спастись, подобно Ною, и именно к этому призывал Бог всех людей древнего мира накануне катастрофы. Но, увы, никто, кроме Ноя и его семьи не внял призыву Господа. И то, что произошло с допотопным человечеством, вполне можно определить как массовое самоубийство посредством неверия Слову Божиему.

Наверное, главный урок этой трагедии в том, что любое стихийное бедствие не случайность и не карательная акция со стороны Бога, а прямое следствие человеческих грехов. И когда нежелание людей следовать добру становится для них основным жизненным принципом, Господь не казнит их, а просто перестает защищать от последствий их же собственной греховной жизни. Не «гнев» Божий был причиной человеческих страданий и гибели во все времена, а злоба и безжалостность людей друг к другу и к самим себе.

Согласно Библии, нас ожидают еще глобальные потрясения в будущем?

Да, в Библии прямо говорится об этом. Апостол Петр пишет о финале истории человечества: Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят (2 Пет 3:10).

Апостол Иоанн в Откровении говорит, что предшествовать этой последней глобальной катастрофе будет ряд других катаклизмов: И произошли молнии, громы и голоса, и сделалось великое землетрясение, какого не бывало с тех пор, как люди на земле. Такое землетрясение! Такое великое! И город великий распался на три части, и города языческие пали, и Вавилон великий воспомянут пред Богом, чтобы дать ему чашу вина ярости гнева Его.

И всякий остров убежал, и гор не стало, и град, величиною в талант, пал с неба на людей; и хулили люди Бога за язвы от града, потому что язва от него была весьма тяжкая (Откр 16:18–21).

Правильно ли считать, что трагедии посылаются определенным народам или странам за их грехи?

Точно так же можно было бы спросить, например: «Правильно ли считать, что цирроз печени посылается алкоголику за его грех пьянства?» Безусловно, праведная или греховная жизнь отдельного человека или целого народа влияет на внешние обстоятельства их жизни. Таким обстоятельством вполне может оказаться и катастрофа — землетрясение или наводнение.
Эта зависимость жизни людей от их нравственного состояния называется у святых отцов законом духовным. К сожалению, сегодня люди об этом законе практически ничего не знают, поэтому и не находят для себя ответы на вопросы о соотношении человеческих грехов и последующих за ними воздаяний. Поэтому приведем здесь слова преподобного Марка Подвижника, в которых святой подробнейшим образом разъясняет эту проблему именно с точки зрения закона духовного:

«Бог не сотворил смерти и не радуется погибели живущих; Он не приводится к действиям страстью гнева, не вымышляет способов к наказанию за согрешения, не изменяется соответственно достоинству каждого, но все сотворил премудро, предопределив, чтоб все было судимо по духовному закону. По этой причине Он не сказал Адаму и Еве „…в тот день, в который вы вкусите запрещенного плода, Я умерщвлю вас“; но, предостерегая и утверждая их, предъявил им закон правды, сказав: в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь (Быт 2:17). Вообще Бог установил, чтоб каждому делу, и доброму, и злому, последовало естественно надлежащее возмездие. Воздаяние не вымышляется при каждом случае, как думают некоторые, не знающие закона духовного».

На первый взгляд, здесь можно усмотреть прямую аналогию с кармическим принципом воздаяния или с атеистическим детерминизмом, при котором каждое событие в жизни мира является неизбежным следствием предшествующих событий. Однако это лишь кажущаяся аналогия. Согласно христианскому вероучению, помимо духовных причин и их следствий в мире действует еще и всемогущий Бог, способный разорвать связь между человеческим грехом и его, казалось бы, неизбежными результатами. Говоря образно, в кармических учениях пущенная стрела обязательно должна поразить цель, даже если пустивший ее человек вдруг с ужасом понял, что эта стрела направлена в его сына. В христианстве же такую «греховную стрелу» Бог может остановить даже в миллиметре от цели или даже после поражения цели. Поэтому даже самые страшные катастрофы, которые люди или целые народы уже навлекли на себя своими грехами, Бог может предотвратить, если люди покаются, осудят свой греховный образ жизни, и начнут жить праведно. Именно такая ситуация описана в библейской истории о пророке Ионе, когда покаяние жителей Ниневии спасло их город от неминуемой гибели.

Поэтому правильнее было бы говорить, что бедствия не посылаются людям, а попускаются любящим их Богом, но попускаются лишь в той мере, которая может оказаться полезной для нас. Это и есть наказание Божие. Но не в юридическом смысле, а в исходном, корневом значении этого слова — наказ, научение, средство к исправлению. Здесь есть еще один очень важный момент: наше личное отношение к таким попущениям Божиим. Если рассматривать наводнения, катастрофы или даже обычную болезнь какого-либо человека в категориях «за что» и считать эти бедствия наказанием, посланным от Бога за грехи, тогда очень легко можно и самому впасть в осуждение этого человека или даже целого народа. Действительно, почему бы не подражать Богу в Его отношении к наказанным грешникам? Однако Бог не посылает людям бедствия, а лишь попускает им произойти — как следствию человеческих грехов. И ждет от нас не безжалостного осуждения таких наказанных людей, а совсем другого к ним отношения. Вот как об этом пишет преподобный авва Дорофей:

«…Всё, что отягощает нас, т. е. всё скорбное, бывающее к наказанию нашему за порочность нашу, как то: голод, мор, землетрясение, бездождие, болезни, брани — всё сие бывает не по благоволению но попустительно, когда Бог попускает этому находить на нас для нашей пользы. Но Бог не хочет, чтобы мы этого желали или этому содействовали. Например, как я сказал, бывает попустительная воля Божия на то, чтобы город был разорён, но Бог не хочет, чтобы мы — поскольку есть Его воля на разорение города — сами положили огонь и подожгли его или чтобы мы взяли топоры и стали разрушать его. Также Бог попускает, чтобы кто-нибудь находился в печали или в болезни, но хотя воля Божия и такова, чтобы он печалился, но Бог не хочет, чтобы и мы опечаливали его или чтобы сказали: так как есть воля Божия на то, чтобы он был болен, то не будем жалеть его. Этого Бог не хочет; не хочет, чтобы мы служили таковой Его воле. Он желает, напротив, видеть нас столь благими, чтобы мы не хотели того, что Он делает попустительно».

Правда ли, что верующим запрещено паниковать и бояться катастроф — ведь «на все воля Божия» и без нее «не упадет с головы человека даже волосок»?

Дело тут не в каком-то формальном запрете. И вовсе не грядущих катастроф нужно бояться человеку, а совсем других вещей, куда более близких и очевидных. Каждый верующий человек должен когда-нибудь задаться простым вопросом: каким же образом Бог участвует в воздаянии, которое мы получаем за соделанный нами грех? По здравому рассуждению, ответов на это может быть три:

• Бог усиливает естественные последствия нашего греха, чтобы наказать нас как можно больнее.
• Бог никак не участвует в этом наказании, полностью и безраздельно отнеся его в область действия некоего «автоматического» принципа воздаяния.
• Бог различными средствами делает так, чтобы закономерные последствия наших грехов не уничтожили нас вконец и чтобы мы, даже согрешив, имели возможность покаяться и спастись.
Первый вариант даже рассматривать нет смысла: это картина, не имеющая и малейшего подтверждения в Евангелии. Второй тоже нельзя отнести к христианству: это кармическое миропонимание в чистом виде, где Богу попросту нет места. Лишь третий вариант соответствует тому знанию о Боге, которое нам открывают Священное Писание и Предание Церкви. Именно благодаря такому, действию Божьему, «сдерживающему» последствия наших грехов, мы всё еще существуем на этой земле, несмотря на то, что мир тысячелетиями лежит во зле из-за нашей греховной жизни.

Святой Исаак Сирин пишет:
«Будь проповедником благости Божией, потому что Бог окормляет тебя, недостойного, и потому что много ты должен ему, а взыскания Его не видно на тебе; и за малые дела, соделанные тобой, воздает он тебе великим. Не называй Бога правосудным, ибо правосудие Его не познается на твоих делах. Хотя Давид именует Его правосудным и справедливым, но Сын Его открыл нам, что паче Он благ и благостен».

И уж коль скоро мы, христиане, веруем именно в такого — благого и благостного Бога, тогда вовсе не грядущих катастроф, потопов и землетрясений следует нам бояться. Все это будет лишь неким божественным инструментом нашего спасения в тот момент истории, когда все прочие способы окажутся для нас уже бесполезными.

И в какую бы безнадежную катастрофу мы себя ни ввергли, Господь всегда протягивает нам руку помощи. Нам остается только поверить Ему или, не поверив, — погибнуть.

В этом и будет заключаться выбор людей в последние времена. Перед концом света отвергающие Бога будут …издыхать от страха и ожидания бедствий, грядущих на вселенную (Лк 21:26). Тем же, кто сохранит веру, Христос говорит: Когда же начнет это сбываться, тогда восклонитесь и поднимите головы ваши, потому что приближается избавление ваше (Лк 21:28). Одни и те же признаки приближающегося финала человеческой истории будут действовать на людей совершенно по-разному. Для одних эти приметы станут причиной страха, уныния и жестоких страданий. Для других — радостным известием о скором прекращении всех бед и несчастий человечества и наступлении новой эры в истории этого мира.

И бояться верующему человеку нужно не самих грядущих катастроф, а утраты веры в Бога, а также своей привязанности к благам этого мира. Бояться нужно собственных грехов, которые отделяют нас от Бога и заставляют полагать свое упование в земной жизни не на Его заступничество и помощь, а лишь на земные же учреждения: государство, МЧС, армию, полицию, мудрых правителей… Вот такого греховного устроения собственной души нужно бояться верующему человеку, а не потопов и землетрясений. Ведь в катастрофе ли, или в собственной постели — но каждому из нас раньше или позже предстоит дать ответ Богу и закончить свое земное существование. Потоп и землетрясение могут обойти нас стороной, но еще никто на свете не смог избежать смерти. Поэтому, хотя это и непросто, нужно учиться жить так, чтобы в любой день быть готовым умереть и предстать на суд Божий. Других рецептов от страха бедствий, грядущих на вселенную, у Церкви нет.

Мы просим Бога оградить нас от «землетрясения, голода, потопа, огня, меча», зная, что это по Божьему попущению может с нами случиться. О чем же именно эта молитва? Получается, мы, зная, что «всему этому надлежит быть», тайно надеемся, что нас минует чаша сия?

Это вовсе не тайная надежда. Слова «О еже милостивно услышати глас молитвы нашея и избавити нас от глада, губительства, землетрясения, потопа, огня, града, меча, нашествия иноплеменник, междоусобныя брани и всякая смертоносныя язвы — Господу помолимся» священник вполне открыто произносит на православном богослужении в храме. И просьба эта основана на нашей вере в милосердие и долготерпение Божие. Мы просим Господа защитить нас от закономерного последствия наших же грехов, просим Его «…не помянути беззаконий и неправд людей Своих». Основание для надежды на то, что Бог может оградить покаявшегося человека от губительных результатов его прошлой греховной жизни, можно увидеть в Библии: …Не по беззакониям нашим сотворил нам, и не по грехам нашим воздал нам: ибо как высоко небо над землею, так велика милость Господа к боящимся Его (Пс 102:10–11).

Как не превратить готовность к любым бедам в постоянное  депрессивное ожидание худшего, а смирение перед Божьей волей и Его Промыслом не спутать с апатией и отказом от борьбы за свою жизнь?

Говорить о том, как правильно настраивать свою душу в отношении к грядущим бедам, имеет моральное право лишь тот, кто эти беды пережил. Но все же какие-то минимальные представления об этом можно и даже нужно иметь заранее. В фильме «Титаник» (режиссер Р. Линдерман, 1996 год) есть короткий эпизод, где раскрывается вся глубина настоящего христианского отношения к катастрофе. В числе прочих пассажиров на корабле путешествует многодетная семья. Дети совсем еще маленькие, старшему нет и десяти. И вот, когда корабль уже начал погружаться в воду, семья выбралась, наконец, на палубу с нижних ярусов, и оказалось, что все шлюпки спущены на воду, а значит — они обречены на гибель. Отец семейства в отчаянии растерянно говорит:
— Что я наделал? Какая жестокая шутка — вот так, отдать наши жизни ни за что…
На что жена отвечает, глядя ему в глаза:
— Мы никогда не боялись трудностей, мы всегда встречали их с поднятой головой. Ты хороший человек, Билли Джек. Ты честный, трудолюбивый и добрый. Ты сильный духом. И за это я тебя люблю.

Они укутывают детей потеплее, садятся на скамейку и начинают читать молитву «Отче наш». А в это время мимо них по палубе носятся толпы обезумевших от ужаса людей, пытающихся спастись от неминуемой гибели…

Наверное, это и есть единственно верное отношение к грядущим бедам: до самого последнего момента делать все, что можешь, для спасения своих близких и себя, надеясь на Божью помощь. А если вдруг окажется, что дальнейшие усилия уже не имеют смысла — найти добрые слова для прощания с любимыми людьми, и просить у Господа сил на принятие неизбежного. Ведь молитва в подобной ситуации — это тоже борьба. Борьба против тех самых апатии и депрессии, которые обязательно поселяются в душе, утратившей молитву. Божию,но попустительно, когда Бог попускает этому находить на нас для нашей пользы. Но Бог не хочет, чтобы мы этого желали или этому содействовали. Например, как я сказал, бывает попустительная воля Божия на то, чтобы город был разорён, но Бог не хочет, чтобы мы — поскольку есть Его воля на разорение города — сами положили огонь и подожгли его или чтобы мы взяли топоры и стали разрушать его. Также Бог попускает, чтобы кто-нибудь находился в печали или в болезни, но хотя воля Божия и такова, чтобы он печалился, но Бог не хочет, чтобы и мы опечаливали его или чтобы сказали: так как есть воля Божия на то, чтобы он был болен, то не будем жалеть его. Этого Бог не хочет; не хочет, чтобы мы служили таковой Его воле. Он желает, напротив, видеть нас столь благими, чтобы мы не хотели того, что Он делает попустительно».

Правда ли, что верующим запрещено паниковать и бояться катастроф — ведь «на все воля Божия» и без нее «не упадет с головы человека даже волосок»?

Дело тут не в каком-то формальном запрете. И вовсе не грядущих катастроф нужно бояться человеку, а совсем других вещей, куда более близких и очевидных. Каждый верующий человек должен когда-нибудь задаться простым вопросом: каким же образом Бог участвует в воздаянии, которое мы получаем за соделанный нами грех? По здравому рассуждению, ответов на это может быть три:
• Бог усиливает естественные последствия нашего греха, чтобы наказать нас как можно больнее.
• Бог никак не участвует в этом наказании, полностью и безраздельно отнеся его в область действия некоего «автоматического» принципа воздаяния.
• Бог различными средствами делает так, чтобы закономерные последствия наших грехов не уничтожили нас вконец и чтобы мы, даже согрешив, имели возможность покаяться и спастись.
Первый вариант даже рассматривать нет смысла: это картина, не имеющая и малейшего подтверждения в Евангелии. Второй тоже нельзя отнести к христианству: это кармическое миропонимание в чистом виде, где Богу попросту нет места. Лишь третий вариант соответствует тому знанию о Боге, которое нам открывают Священное Писание и Предание Церкви. Именно благодаря такому, действию Божьему, «сдерживающему» последствия наших грехов, мы всё еще существуем на этой земле, несмотря на то, что мир тысячелетиями лежит во зле из-за нашей греховной жизни.

Святой Исаак Сирин пишет:
«Будь проповедником благости Божией, потому что Бог окормляет тебя, недостойного, и потому что много ты должен ему, а взыскания Его не видно на тебе; и за малые дела, соделанные тобой, воздает он тебе великим. Не называй Бога правосудным, ибо правосудие Его не познается на твоих делах. Хотя Давид именует Его правосудным и справедливым, но Сын Его открыл нам, что паче Он благ и благостен».

И уж коль скоро мы, христиане, веруем именно в такого — благого и благостного Бога, тогда вовсе не грядущих катастроф, потопов и землетрясений следует нам бояться. Все это будет лишь неким божественным инструментом нашего спасения в тот момент истории, когда все прочие способы окажутся для нас уже бесполезными.

И в какую бы безнадежную катастрофу мы себя ни ввергли, Господь всегда протягивает нам руку помощи. Нам остается только поверить Ему или, не поверив, — погибнуть.

В этом и будет заключаться выбор людей в последние времена. Перед концом света отвергающие Бога будут …издыхать от страха и ожидания бедствий, грядущих на вселенную (Лк 21:26). Тем же, кто сохранит веру, Христос говорит: Когда же начнет это сбываться, тогда восклонитесь и поднимите головы ваши, потому что приближается избавление ваше (Лк 21:28). Одни и те же признаки приближающегося финала человеческой истории будут действовать на людей совершенно по-разному. Для одних эти приметы станут причиной страха, уныния и жестоких страданий. Для других — радостным известием о скором прекращении всех бед и несчастий человечества и наступлении новой эры в истории этого мира.

И бояться верующему человеку нужно не самих грядущих катастроф, а утраты веры в Бога, а также своей привязанности к благам этого мира. Бояться нужно собственных грехов, которые отделяют нас от Бога и заставляют полагать свое упование в земной жизни не на Его заступничество и помощь, а лишь на земные же учреждения: государство, МЧС, армию, полицию, мудрых правителей… Вот такого греховного устроения собственной души нужно бояться верующему человеку, а не потопов и землетрясений. Ведь в катастрофе ли, или в собственной постели — но каждому из нас раньше или позже предстоит дать ответ Богу и закончить свое земное существование. Потоп и землетрясение могут обойти нас стороной, но еще никто на свете не смог избежать смерти. Поэтому, хотя это и непросто, нужно учиться жить так, чтобы в любой день быть готовым умереть и предстать на суд Божий. Других рецептов от страха бедствий, грядущих на вселенную, у Церкви нет.

Мы просим Бога оградить нас от «землетрясения, голода, потопа, огня, меча», зная, что это по Божьему попущению может с нами случиться. О чем же именно эта молитва? Получается, мы, зная, что «всему этому надлежит быть», тайно надеемся, что нас минует чаша сия?

Это вовсе не тайная надежда. Слова «О еже милостивно услышати глас молитвы нашея и избавити нас от глада, губительства, землетрясения, потопа, огня, града, меча, нашествия иноплеменник, междоусобныя брани и всякая смертоносныя язвы — Господу помолимся» священник вполне открыто произносит на православном богослужении в храме. И просьба эта основана на нашей вере в милосердие и долготерпение Божие. Мы просим Господа защитить нас от закономерного последствия наших же грехов, просим Его «…не помянути беззаконий и неправд людей Своих». Основание для надежды на то, что Бог может оградить покаявшегося человека от губительных результатов его прошлой греховной жизни, можно увидеть в Библии: …Не по беззакониям нашим сотворил нам, и не по грехам нашим воздал нам: ибо как высоко небо над землею, так велика милость Господа к боящимся Его (Пс 102:10–11).

Как не превратить готовность к любым бедам в постоянное депрессивное ожидание худшего, а смирение перед Божьей волей и Его Промыслом не спутать с апатией и отказом от борьбы за свою жизнь?

Говорить о том, как правильно настраивать свою душу в отношении к грядущим бедам, имеет моральное право лишь тот, кто эти беды пережил. Но все же какие-то минимальные представления об этом можно и даже нужно иметь заранее. В фильме «Титаник» (режиссер Р. Линдерман, 1996 год) есть короткий эпизод, где раскрывается вся глубина настоящего христианского отношения к катастрофе. В числе прочих пассажиров на корабле путешествует многодетная семья. Дети совсем еще маленькие, старшему нет и десяти. И вот, когда корабль уже начал погружаться в воду, семья выбралась, наконец, на палубу с нижних ярусов, и оказалось, что все шлюпки спущены на воду, а значит — они обречены на гибель. Отец семейства в отчаянии растерянно говорит:
— Что я наделал? Какая жестокая шутка — вот так, отдать наши жизни ни за что…
На что жена отвечает, глядя ему в глаза:
— Мы никогда не боялись трудностей, мы всегда встречали их с поднятой головой. Ты хороший человек, Билли Джек. Ты честный, трудолюбивый и добрый. Ты сильный духом. И за это я тебя люблю.

Они укутывают детей потеплее, садятся на скамейку и начинают читать молитву «Отче наш». А в это время мимо них по палубе носятся толпы обезумевших от ужаса людей, пытающихся спастись от неминуемой гибели…

Наверное, это и есть единственно верное отношение к грядущим бедам: до самого последнего момента делать все, что можешь, для спасения своих близких и себя, надеясь на Божью помощь. А если вдруг окажется, что дальнейшие усилия уже не имеют смысла — найти добрые слова для прощания с любимыми людьми, и просить у Господа сил на принятие неизбежного. Ведь молитва в подобной ситуации — это тоже борьба. Борьба против тех самых апатии и депрессии, которые обязательно поселяются в душе, утратившей молитву.

Александр Ткаченко

Справка «Фомы».  История Библейских катастроф

Грехопадение и изгнание из Эдема

Библия описывает, как первые люди, обольщенные дьяволом, нарушили Божье повеление и съели запретный плод росшего в Эдеме дерева. После безуспешной попытки призвать Адама и Еву к покаянию Господь изгнал их из рая.

В ходе грехопадения в самой душе человека произошел переворот. В сознании Адама и Евы Бог стал чужим для них, и они начали в Нем видеть не любящего Отца, а грозного тирана, который хочет их поработить. Первое следствие грехопадения — отпадение человека от Бога.

Также в Эдеме изменились отношения между людьми, они перестали воспринимать друг друга как единое целое. Человек стал смотреть на другого, пусть даже и любимого, человека одновременно и как на объект своих желаний и страстей, и как на источник опасности. Разобщенность людей — второе следствие грехопадения.

И третьим следствием райской катастрофы стал разлад в самом человеке. Человек, объединяющий в себе духовную и материальную часть, отпав от Бога, уже не мог держать эти начала в равновесии. Но, наверное, наибольшее поражение было причинено воле человека — она стала уклоняться во тьму и плохо различать добро и зло.

Грехопадение Адама и Евы стало событием, которое в корне изменило ход мировой истории. Через человека зло проникло и в мир, который с момента райской катастрофы, по словам апостола Павла, вместе с нами ощущает на себе всю тяжесть последствий грехопадения.

Всемирный потоп

Катастрофические вопросы

Потоп. Фрэнсис Дэнби. 1840

Эта вселенская драма была следствием всеобщего нравственного упадка и тотальной духовной деградации. Человеческая этика стала настолько примитивной, что практически сближала людей с животными. Не видя иного пути исправления ситуации, Бог допустил уничтожение всего населения Земли, даровав спасение только семье одного праведника по имени Ной.

В общей сложности наводнение длилось около года. Оно стало следствием небывалого разлива рек и водоемов из-за непрекращающихся ливней и подъема уровня грунтовых вод. Стихия унесла жизни всех людей, сухопутных животных и птиц. Спасся лишь Ной, его супруга, трое их сыновей и три невестки. Праведное семейство укрылось на борту огромного корабля-ковчега, который строился почти сто лет и вместил в себя не только Ноя с домочадцами, но и заранее избранных Богом живых существ. Именно им довелось восстанавливать биологическое разно­образие на планете.

Гибель Содома и Гоморры

Катастрофические вопросы

Уничтожение Содома и Гоморры. Джон Мартин. 1852

До недавнего времени педофилия, инцест, скотоложство и многие другие подобные вещи были известны под общим названием «содомские грехи». Это словосочетание тесно связано с городами Содомом и Гоморрой, где широко практиковались различные сексуальные извращения. Сейчас на месте легендарных населенных пунктов простирается безжизненная гладь Мертвого моря, напоминая нам о еще одной масштабной катастрофе.

На древние города разврата обрушился град огненных камней и потоки серы, которые оставили после себя дымящуюся и выжженную землю. Сейчас трудно сказать, чтó это было, однако вероятнее всего, речь идет о землетрясении, сопровождавшемся активным выбросом пепла, газов и расплавленных пород. Сложность изучения содомского катаклизма состоит в том, что проводившиеся в окрестностях Мертвого моря раскопки положительных результатов не дали.

Но для верующих история Содома и Гоморры — нечто большее, чем просто катастрофа. На земле были, есть и будут города, где уровень порока зашкаливает, но в отличие от, например, Вавилона, Древнего Рима или современного Амстердама, содомиты не идеализировали свой образ жизни. Разврат погибших библейских городов — неприкрытый, ярко выраженный и выставленный в самых уродливых своих формах. Катастрофа на берегах Мертвого моря — пример того, какая участь постигает общество, когда оно скатывается до животного уровня. И совсем необязательно умереть под камнями и потоками серной жижи — можно просто самоуничтожиться, окончательно утратив человеческий облик.

Десять казней Египетских

Катастрофические вопросы

Казни египетские.Жан Лепотр. XVII в.

Природные катастрофы всегда трудно себе представить до тех пор, пока сам не стал их очевидцем. А еще труднее представить целую череду бедствий, которые обрушиваются за короткое время на одну страну. Но самое сложное — представить ужас древних египтян, которые за несколько недель пережили целых десять катаклизмов.

За то, что фараон отказался дать свободу своим рабам-евреям, Бог через пророка Моисея последовательно наводил на страну «казни». Сначала во всех египетских реках и водоемах вода стала кроваво-красной и была чиста только в сосудах евреев. Затем гниющее месиво стало кишеть лягушками и ящерицами, позже образовалась мошкара, которая впоследствии нападала на скот и разносила различные инфекции. Это привело к массовому мору домашних животных и людей. Те же, кто выжил, страдали от язв и укусов. Следующим испытанием стал небывалый град, истребивший посевы на полях. То, что сохранилось после града, доела саранча, налетевшая на Египет в небывалом количестве. За саранчой пришла трехдневная тьма, окутавшая всех жителей и не коснувшаяся евреев. И последней казнью стала гибель всех старших сыновей в каждой семье.

Особняком среди этих испытаний, после которых фараон все-таки отпустил евреев на свободу, стоит гибель элитной фараоновой армии в водах Красного моря. Пропустив беглецов по обнаженному дну залива, его воды сомкнулись, накрыв собою преследовавшие евреев отряды.

Десять казней тоже рассматриваются не только в историческом, но и в философском ключе. Если внимательно посмотреть на детали этих бедствий, то они обрушились на вещи и явления, которые обожествлялись египтянами. Например, нашествие пресмыкающихся — это удар по знаменитой египетской брезгливости, которая не давала свободным жителям даже прикасаться к нечистоте. Тьма кромешная — удар по «престижу» бога Ра, считавшегося покровителем солнца. Своими «казнями» Господь разрушил все то, на что полагался фараон вместе с народом Египта. Эти катастрофы были платой египтян за самонадеянность и гордыню. А также — напоминанием всякой развитой цивилизации, что любая экономическая и военная мощь может рухнуть в одночасье.

 Несбывшееся пророчество

Катастрофические вопросы

Пророк Иона в пасти кита. Средневековая
немецкая миниатюра

Особое место в Библии занимают катастрофы, которые и не назовешь катаклизмами, однако в культурно-историческом плане они действительно были настоящими трагедиями. Речь идет о гибели крупнейших городов Древнего мира. В разные времена Божьи пророки предсказывали крушение практически всех государств, притеснявших еврейский народ. Со временем эти мегаполисы и страны погибали в огне пожарищ, и даже камня на камне от них не оставалось. Самая страшная участь постигла столицу Ассирии — древнюю Ниневию. Археологи до сих пор находят на руинах прекрасной столицы следы жесточайшего разорения и безжалостной резни, которую в 612 году до Р. Х. учинили вавилоняне.

Однако с этим городом связано одно предсказание, которое по милости Божьей не сбылось. Примерно в 800 году до Р. Х. пророк Иона был послан Богом в Ниневию, чтобы предупредить ее жителей о надвигающемся на них Господнем гневе. Несколько дней, рискуя быть схваченным, пророк исполнял поручение Божье и проповедовал о скорой гибели мегаполиса. Все окончилось неожиданным для пророка образом: правитель и подданные раскаялись в своем нечестии, и Господь отменил Свое решение.

Несмотря на то, что Ниневия все равно пала через двести лет, история с несбывшимся пророчеством Ионы очень показательна. Она свидетельствует, что любой нависшей над нами катастрофы (все равно — политической ли, техногенной или социальной) можно избежать искренним покаянием и изменением.

Армагеддон

Катастрофические вопросы

Четыре всадника Апокалипсиса. Альбрехт Дюрер. 1498

Все описанные в Библии катастрофы уже давно произошли. Кроме одной. Она описана в книге Апокалипсис и получила название Армагеддон. Это слово переводится с иврита как «холм Мегиддо» и отсылает нас к древнему палестинскому городу Мегиддо, близ которого в XV веке до Р. Х. впервые в истории человечества произошла точно датируемая в документах битва.

Буквально Армагеддон — это последняя война между силами добра и зла. Нам не дано знать подробности этого сражения, но общий тон книги Откровения указывает на то, что Судный день будет действительно ужасным и катастрофическим. Он повлияет на судьбу каждого жителя планеты и станет последним моментом мировой истории. События конца света завершатся Страшным судом и окончательной победой света над тьмой, Бога над дьяволом, добра над злом.

Армагеддон катастрофичен еще и тем, что после него вся нынешняя вселенная перестанет существовать. Однако это также и самая радостная для верующих катастрофа, поскольку на смену поврежденному грехом и смертью миру грядет новый мир — тот самый, который изначально задуман Богом, но был искажен грехопадением первых людей. Армагеддон — самый главный катаклизм, самый разрушительный, самый масштабный. Но в отличие от эдемского падения, он приведет не к позору, а к вечной славе и вечной жизни.

Автор справок о библейских
катастрофах Александр Моисеенков

Патриарх Кирилл посещает пострадавших от наводнения в Крымске

Катастрофические вопросы

Фото предоставлено пресс-службой Патриарха Московского и всея Руси

У верующих людей есть понимание того, что Промысл Божий — благой и совершенный. Об этом трудно говорить перед лицом страдания. Мы своим человеческим разумом не можем проникнуть в эти таинственные, неведомые для нас пути Божии. Но знаем только одно — что, поскольку жизнь человеческая не кончается с физической смертью его тела, Бог творит с нами по воле Своей то, что имеет отношение и к земной жизни, и к вечности. А если нет вечности, то всё становится бессмысленным — и жизнь, и смерть, и радость, и страдание, — всё теряет свой смысл, всё становится неким безумием. Ибо скоротечна земная жизнь человека — 70, от силы 80 лет, как говорит слово Божие (Пс 89:10).

Но мы верим в вечную жизнь, мы ее чувствуем, мы ее духовно созерцаем в момент совершения Божественной литургии, в момент причастия Святых Христовых Таин. Каждая Литургия начинается возгласом «Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа», потому что через Таинство мы прикасаемся к вечности. Именно в перспективе вечной жизни призван христианин взирать и на радости, и на скорби своей жизни, понимая ограниченность, конечность этих скорбей. Смерть не есть абсолютное явление, разрушающее человеческую жизнь. И это наш ответ на страдания, смысл которых так тяжело понять».
Патриарх Кирилл, из слова в храме Архангела Михаила

Фома


Опубликовано 07.09.2015 | Просмотров: 138 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter