Капуста, Диоклетиан и «каракаты»

Как русские люди не унывают: зарисовки из села Новленского Вологодской области

Когда ушедшего на покой императора Диоклетиана попытались было убедить вернуться к управлению Римом и переехать из Сплита обратно в столицу, тот ответил посланцам: «Если бы вы видели, какова капуста, которую я тут выращиваю, вы бы никогда не приставали ко мне с подобными глупостями». Предпочел скромный сельский труд на скромной императорской даче на берегу Адриатики. Сильно, видимо, опротивела власть человеку. Так и жил себе спокойно, пока не умер. Хороший был правитель, говорят.

«Нас с императором, пожалуй, только капуста и объединяет, — смеется Сергей Русанов. — Что Рим, что Сплит, что Адриатика — это так, для отпуска оставить можно. Нам, может, и здесь хорошо, без Римов всяких. Да и где ты там хоть что-нибудь похожее на наше Кубенское озеро найдешь, а? Нет, родную сторонушку на чужбину, хоть и солнечную, не променяю. И детей этому учу, между прочим: где родился, там и пригодился — нечего тут “диоклетианить”. А насчет капусты я с императором очень даже согласен — нужный овощ. Семье нашей многодетной помогает: выращиваем ее, родимую, и продаем — вот те и доход. Что? Да, мы — многодетные (это уже с достоинством и законной гордостью): у нас — четверо! И все при деле! На жилье не жалуемся: дом, слава Богу, просторный — своими руками построили. Помните, когда катастрофа с жарой была? Ну, когда зажигалки взрывались на солнце? Вот, тогда-то мы дом и строили. Между прочим, третий дом, который я своими руками построил. За три месяца управились — устали до невозможности, конечно. Ну, заодно и время с толком провели — не жаловаться же на погоду».

Русановы, похоже, не жалуются вообще, и не только на погоду: «во-первых, некогда, — говорит Сергей Александрович, во-вторых, незачем. Если дел невпроворот, то своим нытьем ты только дела застопоришь, а еще и самого себя унынием в такую яму загонишь, что долго из нее выбираться придется. Спрашивается: смысл какой в этой тоске-печали? Никакого! Вот и работаем-трудимся. Кто-то и молится (тут у меня жена больше, чем я понимает. В Горицком монастыре игумения сказала, что со временем и я разберусь. Надеюсь!)».

Если в селе что-то интересное происходит, что-то гремит, жужжит, ездит, летает, то — это к Русановым: скорее всего, опять что-то этакое в гараже затеяли, смастерили. Про самодельные снегоходы или знаменитые в нашей местности «каракаты»-болотоходы разных видов сборки и говорить особой нужды нет: каждый год очередная модель из гаража выходит — людям на радость, семье на пользу. Ведь поездки в лес за клюквой, грибами, на озеро и речки за рыбой никто не отменял, кроме того, просто-напросто интересно с родной-то сторонушкой по-настоящему познакомиться. Потом фотоальбомы делают — показывают, в какой красотище мы, оказывается, живем. Посмотришь — и у самого желание ныть попадает. Ну, стыдно унывать посреди такой красоты!

«Тут главное, чтобы красота не “примелькалась”, — говорит Сергей. — Всегда ведь что-то новое нужно сделать, чтобы красоту, как бы это сказать, свежей оставить, что ли. Созерцание, оно, конечно, тоже нужно, но если руки к тому месту приделаны, то почему бы что-то новое не придумать, чем и людей, и себя порадовать можно?»

Придумывают. Например, кружки моделирования. Когда со всего села собираются мальчишки и мастерят автомобили — кто для «игрушечных» автогонок, а кто и взаправдашные кары. Несколько лет гудело село — даже своя команда автогонщиков была. Потом, правда, вышла «оптимизация», и про моделирование забыли — на радость владельцам продуктовых магазинов и на головную боль инспекторам по делам несовершеннолетних. «Но, — считает Сергей Александович, — главное все-таки я успел сделать: показать ребятам, что время можно использовать с толком. Ты, конечно, человек свободный, но от тебя самого зависит, куда ты эту свою свободу направишь — к пивному ларьку или куда получше. Будь то спорт, моделирование, туризм, походы — возможностей для того, чтобы не стыдно было смотреть на мир, уйма. Так воспользуйся ими — тебе же лучше!»

Столкнувшись с «оптимизацией», оптимизма Сергей не потерял: «Ну, не требуются больше министерству образования услуги всяких там выскочек-энтузиастов — обойдемся без министерства образования! Будем сами что-нибудь кумекать, “неподотчетно”. Туризм, например. Решили с семьей и с теми односельчанами, кому это нужно и интересно, в походы ходить и в паломничества. Слыхали что-нибудь про забытую дорогу вдоль Чар-озера? И я не слыхал до поры до времени. Съездил на своем “каракате”, проверил, посмотрел. Да там сказка просто! Лес, настоящий такой суровый лес, тайга самая что ни на есть. Люди говорят, что тут действительно когда-то дорога была, по которой в прошлые века купцы свой торговый путь проложили — товары из Новгорода возили. Ну, интересно же, не так ли? А еще говорят, что последний раз этой дорогой пользовались в годы войны, когда танковую колонну проводили — с тех пор дорогой никто больше, кроме одиночек местных и не пользовался. Как-то я услышал, что теперь в этих местах отшельник живет. Построил себе что-то вроде кельи в дебрях и живет там. Может быть, так оно и есть. Я бы его понял. Но увидеть его так пока и не удалось — хорошо бы получилось. Впрочем, может, ему и не нужно никакой встречи — отшельник ведь все-таки».

Не знать святыни родной земли, убежден Сергей, — стыдно. Поэтому помогает детям из местной воскресной школы устраивать паломничества: «Очень любим ездить в Кириллов монастырь, в Горицкий, в Ферапонтово. Может быть, когда-нибудь доберемся и до Нило-Сорской пустыни. А сколько заброшенных храмов, монастырей и часовен стоят здесь! У каждого — своя история, знать которую мы просто обязаны, если хотим, конечно, продолжать называться русскими людьми. А чтобы называться православными, то, наверное, стоит повнимательнее всматриваться в жизнь наших святых предков и следовать тому, чему они учили — вот такие незатейливые уроки можно, наверное, вынести из наших паломнических поездок по родному Вологодскому краю».

Как часто представляется жизнь в русской глубинке? Ну да, все правильно: нищета, тоска, безнадега. Так вот, как раз для того, чтобы раз и навсегда избавиться от такого мерзкого, унизительного стереотипа, многим из нас не вредно было бы заехать к Русановым. Так — посмотреть, навестить. Может, и пирожков поесть, если дадут. Дадут, дадут — они люди хлебосольные, хоть поначалу, как и любой северный человек, присматриваться будут. Вы обнаружите, во-первых, интересный дом (тот самый, который был построен во время катастрофы с жарой в 2010-м): он круглый. Почему так? — «Да, просто так, — улыбается Сергей. — Захотелось, и построили». На самом-то деле, признался он мне позже, он давно вынашивал эту идею: все, говорит, рассматривал журналы, в которых фото всяких шведских или датских мельниц, переделанных в жилые дома, напечатаны. — А мы чем хуже? — Ладно, круглых мельниц из камня на русском Северо-Западе нет — построим сами. Вот и сделал проект, чертежи, и дом, соответственно, построил. Вроде бы, и маленький, а на самом деле пять этажей: от подполья, где баня с сауной размещены, до чердака, где в настольный теннис играть можно (спорим, проиграешь?) Вот — детские комнаты, одна из которых оформлена, как каюта какого-нибудь “Дункана” — с иллюминатором, аквариумом, барометром, синими обоями: “Дети капитана Гранта” у нас пользуются уважением, как и другие произведения Жюль Верна. Да и вообще мы путешествовать любим».

И кухню — мечту настоящей хозяйки — вы тут тоже увидите. Вместительная, просторная, светлая. Хозяйку вы увидите тоже: Любовь Николаевна сначала вам улыбнется, а потом заставит чай пить и пироги кубенские есть с рыбой. Когда проснется совесть, вы, может, из-за стола и выйдете. Раньше — вряд ли: слишком вкусно.

А когда все-таки выйдете во двор, то обнаружите не только знаменитый гараж, откуда выходят шедевры кубенского авто-, болото— и каракатостроения, но и «альпийскую» горку, ухоженный газон, впечатляющий огород (не с капустой — «диоклетиановы плантации» в другом месте), два пруда с утками и лодочкой. И поймете, убедитесь: все слухи о страшном унынии, охватившем русского человека, о «русской лени» и пьянстве — не более чем навязчивая чушь из телевизора. Вы своими глазами увидите настолько убедительное опровержение этой самой чуши, что в следующий раз, услышав ее, будете воспринимать ее с усталым отвращением. Ну, не пьяница — русский человек. Не халявщик. Не лентяй. Если, конечно, не унывает. «А унывать, — говорит Сергей Александрович Русанов, отец четверых детей, — нам неинтересно».

Петр Давыдов

// Православие.ru


Опубликовано 06.02.2014 | Просмотров: 222 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter