Из моего экуменического опыта

Папа Иоанн Павел II

Что касается проблемы экуменизма, то вкратце поделюсь своим экуменическим опытом.

Папа Римский Иоанн Павел II целует Коран

Папа Римский Иоанн Павел II целует Коран

Окончив вуз, я захотел посмотреть Европу, самому раскрыться, поездить, завести друзей во всех уголках мира, получить доступ в крупные библиотеки. Но, разумеется, получить стажировку через свой факультет не смог, поскольку места в Свято-Сергиевский выделялись только тем, кто наводил чистоту у препов и сидел с их детьми, так что мне удалось сделать это только через один экуменический фонд.

В любом случае идеи экуменистов совпадали с моим наивным желанием вступить в диалог, раскрыться, узнать, что думает другой. Я полагал, что только в диалоге и открытости мы можем быть истинными христианами. Меня привлекало объединение христианских церквей в единую христианскую церковь, чтобы таким образом дать щелчок по лбу йогам, буддистам, индусам, последователям нью-эйдж, постоянно твердившим мне, что христианство – отжившая религия и как же им обращаться в религию, которая разделена на столько церквей, спорящих между собой.

Католическая церковь Христа - Надежды мира. Донау, Австрия

Католическая церковь Христа — Надежды мира. Донау, Австрия

Этот экуменический фонд предложил мне стажировку на год. На своих молениях они говорили на языках, что заставило меня задать себе вопрос: а вообще-то католики они или пятидесятники? Я обнаружил, что их часовни напоминают нью-эйджевские: абстрактные символы, статуи в африканском стиле, экспрессионистские полотна вместо икон. Ихновейшие храмы нью-эйджевской архитектурыгодятся только на то, чтобы антихрист вольготно чувствовал себя в них. У меня было такое впечатление, что Католическая церковь за десятилетия аджорнаменто была духовно и технически подготовлена к тому, чтобы принять антихриста.

Они сказали, что хотят, чтобы я оставался православным, не переходил к ним, просто пусть каждый из нас углубляет собственную религию, делясь своим религиозным опытом. Ну, и я понял, что это невозможно, потому что:

Православие их не интересовало. Я пытался рассказать о Силуане, Симеоне Новом Богослове, Стэнилоае, но это не вызывало интереса

1) Они ничему не учились из Православия, это их даже не интересовало. Я пытался рассказать им о Силуане, Симеоне Новом Богослове,Стэнилоае, но это не вызывало у них интереса;

2) На их экуменических встречах с протестантами всякого толка, католиками и православными православные сидели для декорации, чтобы прибавить им весу в репортажах: дескать, посмотрите, и православные тоже здесь. На самом деле диалог вели только протестанты и католики, и мое мнение таково: католики сегодня сильно опротестантились. Так что сегодня эффективное объединение католиков с православными еще маловероятнее, поскольку католики еще больше отдалились от нас. В любом случае это их даже не волнует;

3) Мне встречались католики-традиционалисты, придерживающиеся католицизма, бывшего до II Ватиканского собора. Они очень негодуют на папу за нью-эйджевский дух, за сокращение Литургии, нововведения, протестантизацию. Каковы же тогда плоды экуменизма, если старокатолики тоже отрицают его? (И католическое большинство считает их «консерваторами, отсталыми, фундаменталистами, набитыми дураками»);

4) Мне лично экуменизм не дал ничего, кроме смутного духа космополитизма, шапочных знакомств с молодежью разных вер из разных стран, знакомств, не вылившихся в прочную христианскую дружбу, их с таким же успехом можно было завязать через интернет;

    5) Со мной не произошло никакого духовного обогащения. Я не научился молиться лучше. Это не сделало меня более толерантным. Я не раскрылся для других. Вместо этого я почувствовал опасность синкретизма, растворения Православия, отхода от серьезной религиозной жизни ради какой-то синкретической религии, весьма сомнительной и пестрой;

Когда появится антихрист, экуменисты сбегутся к нему, как мухи на мед

6) Экуменизм не оказал на меня заметного влияния даже спустя год экспериментирования в одном экуменическом центре за границей. Но на других православных румын, поверхностно знакомых с Православием, оказал. Они не стали лучше как православные, но стали лучше как экуменисты. Сегодня их духовно готовят к принятию нью-эйдж, и когда появится антихрист, они сбегутся к нему, как мухи на мед, ибо подготовлены к принятию его идей;

7) Опасность экуменизма заключается именно в этом нью-эйдж, которое станет глобальной религией антихриста. Идеи экуменизма я до последнего времени находил на интернет-странице Майтрейи;

8) Как православный священник я понял из опыта молитвы и миссионерства, что только вести на деле жизнь по Православию, даже до крови[1] – самый надежный путь избежать разнообразных современных искушений;

9) Нужно блюсти православные каноны, решения Вселенских Соборов, нужно оказывать послушание, не надо сокращать Литургию, вводить новшеств. Надо быть современными только через раскрытие святоотеческой сокровищницы, надо быть православными до мученической жертвы, если потребуется. Не надо молиться с людьми других вер, ведь этим мы их легитимируем. Как же тогда мы дадим им шанс перейти в Православие?

Обратились бы в Православие Серафим (Роуз), Каллист (Уэр), Питер Гиллквист, если бы мы говорили, что их религия хороша?

Обратились бы в Православие Плакида (Дезей), Оливье Клеман, Дэвид Хьюстон, Серафим (Роуз), Каллист (Уэр), Питер Гиллквист, если бы мы говорили, что их религия хороша? А что будет, если Христос на Суде взыщет из нашей руки души тех, кого мы оставили в их вере, поскольку так учила нас идея экуменизма? Павел не был экуменистом, святые отцы тоже не были ими. А мы, выходит, мудрее их?

10) Я открыл для себя, что моя сила миссионерствования была низкой, пока я не соблюдал православных норм до последнего условия, но по мере того как я стал углубляться в деятельное Православие, помысл мой утверждался, сердце просвещалось, а люди вокруг начинали понимать меня и приходить ко Христу евхаристически, сами начинали молиться, идти по пути спасения;

    11) Что нового может принести экуменизм, чего не было бы в Православии? Открытость, сопереживание, гармония, терпимость есть и в Православии. Опасности же экуменизма непомерны. Экуменизм – это ворота, которыми антихрист войдет в Церковь. Не зря экуменизм масонского происхождения.

Я читал на сайте Майтрейи, что через экуменизм он хочет завести в свою овчарню православных «фундаменталистов», которые, признается он, зададут ему много хлопот, и около трети их не примет его. Так кто же его примет? Не те ли, кто считает, что все религии хороши, а следовательно, логически, их сумма – нью-эйдж – лучше всего, поскольку содержит все их?

Кто не примет антихриста и его всемирной синкретической религии? Православные. И их обвинят в том, что они «консерваторы», «реакционеры»

12) А кто не примет антихриста и его всемирной синкретической религии? Православные, подобные мне, которых будут обвинять в том, что они «фундаменталисты», «консерваторы», «устарелые», «отсталые», «талибаны», «реакционеры», «террористы».

Не удивляйтесь. Эти обвинения послужат оправданием великого гонения, какого еще не было и не будет[2], с ним завтрашнее нью-эйджевское большинство пойдет против православного меньшинства, «сопротивляющегося новому и упрямого».

13) Антихрист, когда придет, будет телепатически вещать всей планете, будет обладать люциферической силой гипнотизирования людей, будет творить чудеса, ходить по облакам, превращать камни в хлеб, предложит планете мир, процветание, решение проблем третьего мира, единую религию, хорошую для всех, прекращение религиозных конфликтов. Но, скажет он, кровавые войны между религиями не могут быть прекращены, пока фундаменталистское православное большинство не исчезнет навсегда. В противном случае он будет подвергать гонениям всех православных;

14) А теперь я спрошу вас всех: кто, вы думаете, примет его и кто, думаете, не примет? Думаю, примут его: все нехристианские религии, секты, большинство католиков, протестанты и та часть православных, которые теплохладны, легкомысленны, не держатся Православия на деле, а равно и экуменисты, духовно подготовленные принять его гениальные идеи о мире во всем мире и взаимопонимании. Как говорит апостол Павел, когда станут говорить: «мир, мир», тогда и будет конец[3];

Вопрос ко всем: если мне не удается быть хорошим православным, откуда же у меня найдется время быть еще и экуменистом?

15) И последний вопрос ко всем, экуменистам и нет: если мне не удается быть хорошим православным, откуда же у меня найдется время быть еще и экуменистом?

Мне не удается по-настоящему молиться, я не молюсь в день столько, сколько нужно, не читаю патристику так, как хотелось бы, не совершаю миссию, как хотелось бы, у меня не хватает времени на то, чтобы быть настоящим православным, каким надо бы быть, зачем же мне тогда тратить время на экуменизм?

А вам это удается? Вы проводите по три-четыре часа в день в нерассеянной молитве? Вы проводили целую ночь в молитве? Ходили в больницы, приюты, сиротские дома, тюрьмы каждую неделю, чтобы исполнить заповедь Господа, по которой будет судим мир?[4]

Вы одели нагих, роющихся в помойке каждый день под окнами вашей многоэтажки, позаботились о ночующих на городской свалке, о тех, кто лишился жилья и ютится на берегу реки с малыми детьми?

Вы боролись с нравственным разложением среди православных, боролись противабортов, пьянства, разврата, сатанинского рока, сект, против того, чтобы жен избивали, а детей выгоняли среди ночи на улицу, в результате чего диавол пожинает свою жатву в стаде Христовом и яростно истребляет православных?

Вы привели людей к пламенной вере своими беседами, усилиями, говоря о Христе вовремя и не вовремя?[5] Вы поинтересовались, кто на вашей улице нуждается, какой многодетной матери не на что жить, и она хочет выброситься в окно, потому что ее грозятся выставить на улицу и продать ее квартиру?

    Вы боролись с неинформированностью молодежи об оккультизме, восточных религиях, колдовстве, сатанизме, процветающих среди юного поколения?

Вы положили свои деньги, компьютер, время, сердце, жизнь на служение Христу?

Вы положили свои деньги, компьютер, время, сердце, жизнь на служение Христу?

Вы чувствуете себя тем рабом благим и верным, которого Владыка, придя, похвалил и поставил над многим?[6] Или же, напротив, тем рабом, который занимался житейскими хлопотами и ничего не сделал для Сладчайшего Иисуса? Вы ощущаете себя благословенными, которых приглашают в рай[7], ибо они искали Его в тюрьмах, приютах, больницах, сиротских домах?

Если да, тогда придите, чтобы нам объединить свои силы и вместе бороться против сатанинской энтропии, воюющей на Православие, придите, поделимся опытом, придите, обменяемся идеями, укрепим друг друга молитвами каждого о всех, придите, чтобы нам стать единой душой и единым сердцем, – и Христос укрепит и возлюбит нас!

Если же нет, тогда придите, чтобы нам искупить время, ибо время сократилось и сатана просит, чтобы сеять нас[8], придите, будем распространять брошюры против алкоголизма и абортов, придите, будем миссионерствовать и одевать нищего и нагого, сироту и вдову и нести благую православную весть туда, куда она доходит с трудом: в бедняцкие предместья, где разврат, сквернословие, последняя нищета, пьянство, азартные игры, попса и воровство производят опустошение.

Придите, чтобы нам горячо помолиться друг за друга, как учил апостол Иаков[9]. Вы, миряне, подавайте нам, священникам, помянники со всеми, о ком знаете, что он отдалился от любви Христовой: о молодых людях апатичных, стариках упертых, пьяницах, неверующих, убогих, гонимых, заключенных, несчастных, и мы будем молиться о них на каждой Литургии.

Вы, монахи, горячо молитесь о нас, поминайте наши имена за чтением Псалтири и на сорокоустах, поддержите нас в нашей борьбе с силами зла, орудующими на этом поле невидимой брани с миром.

Давайте выложим в интернете жизненно важные православные книги, не доходящие до бедных людей, поскольку им не хватает на пропитание, и будем бесплатно раздавать им выдержки из них!

Предоставьте свои информационные ресурсы в распоряжение огромной массы теплохладных православных и распространяйте бесплатно акафисты, молитвы, тексты святых отцов, распечатанные на принтере!

Собирайте каждую неделю у своих милосердных знакомых продукты питания и старую одежду и ищите детей, сбежавших из дому, ночующих в парках и на пляжах, и принесите им свою улыбку, и слезу, и молитвы, и еду, и одежду, и Христа!

Сорганизуйтесь в группы в каждом городе и ищите Христа в каждом страдании, в каждой беде, каждой неведомой слезе соседа и встреченного на улице незнакомца!

Проводите молитвенные вечера у себя дома – час, когда читали бы жития святых, старинные молитвы из Никодима Святогорца[10], пели бы причастные стихи и колядки, смотрели бы фильм о Святой Горе Афон, слушали бы проповеди великих духовников. Пусть придут сюда и ваши друзья, и молодежь из многоэтажки напротив, чтобы и они открыли бы для себя красоту Православия и больше не ходили на дискотеку, рокотеку и попсотеку!

Берите детей из сиротских домов и водите их в парк, чтобы они поиграли там, спойте им колядку, отдайте пару пирожных, оставшихся у вас после Рождества, когда вы уже насытились!

Поинтересуйтесь, где та вдова, у которой никого нет и ей угрожает опасность умереть от голода и начать разлагаться без свечи в изголовье в своей комнатке[11]. Посмотрите, где тот работяга, который остался без квартиры, потому что не платил за нее, а теперь ночует под открытым небом и пьет, чтобы «согреться».

Есть люди, считающие, что сегодня Церковь не должна строить приютов и сиротских домов, но это должно делать государство. Да она и не должна! Этого и не нужно! Но отыскать скорбящего, утешить его, помочь ему в его страданиях и одиночестве – этого требует от нас Христос. И это будет тем критерием, по которому будет совершаться Суд[12].

Братишки мои и сестренки, тогда вы будете ощущать Литургию по-ангельски, будете молиться с силой, будете возносить сердце свое до небес и обратно, и откроется сердце ваше для всякой боли в мире, и вы будете сочувствовать всякому страданию на свете, разбивающемуся о берег Божий, подобно гигантскому валу плача.

Есть люди, которые говорят, что нам надо только молиться. А я говорю, что надо сначала помолиться и затем выходить искать несчастных, если мы хотим, чтобы Бог услышал нашу молитву. Вот что говорит отец Арсений (Бока):

«Человек, который может делать добро и не делает, – ничтожное существо. Без милостыни сама молитва бесплодна. С какой надеждой ты будешь молиться Богу, когда не слушаешь просьб бедных людей? Как будешь просить с верными в храме: “Подай, Господи”, когда сам не подаешь бедным, хотя можешь подать? Какими устами скажешь: “Услыши мя, Господи”, когда сам не слышишь бедного, а вернее – Христа, Взывающего к тебе через бедного?

Как мы ведем себя по отношению к ближнему, так и Христос будет вести Себя по отношению к нам. Презрел ли ты нищего? И Бог презрит тебя. Не открыл ли стучащему? И тебе не откроются врата Царствия Божия. Не услышал ли ты воздыхания скорбящего? Не услышится и вопль молитвы твоей».

Итак, сначала молитва укрепляет нас на делание добра, а добро – сладкий плод молитвы.

Вот настоящая открытость миру, а не экуменизм; вот настоящая толерантность, при которой ты остаешься православным и углубляешься в Православие

Вот это настоящая открытость миру, а не экуменизм, это настоящая толерантность, при которой ты остаешься православным и углубляешься в Православие, жертвуя всем своим временем, деньгами, силами ради Христа, пока не начнешь любить Его так сильно, что будешь готов и жизнь свою отдать за Него!

А большей любви никто не может иметь, чем если положит жизнь свою за Христа[13].

Тогда мы будем подготовлены к тому, чтобы мужественно встретить каток антихриста, как достойные воины Христа Небесного в борьбе с силами зла.

Тогда мы заслужим то, чтобы называться людьми, православными, христианами, последователями Христа!

Если же нет, антихрист сметет нас со сцены истории, как вихрь ненужную листву.

Позаботьтесь! Совершайте миссию, пока еще можете, ибо приходит тьма, когда никто уже не может делать дел света[14].

Совершайте же миссию, пока еще можете! Делайте добрые дела, пока вам еще позволено! Боритесь за Христа сегодня, когда еще не требуют вашей крови, чтобы вам остаться христианами!

Да поможет нам Бог в Троице пройти через эти испытания.

Будем молиться друг за друга!

Пошлите мне имена ваши и ваших страждущих знакомых, и я буду молиться о вас постоянно и дам их всем священникам вокруг, борющимся Христа ради!

Объединитесь в городах и встречайтесь, чтобы быть сильнее вам в доброделании! Очень трудно одному, легко вместе, ведь где двое или трое собраны во имя Христово, там Христос посреди них[15].

Маранафа! Приди, Господи![16]

Пусть или все войдут в рай, или никто в ад, как говорил Паисий Святогорец!

Да будете вы спасены, братишки и сестренки во Христе!

Священник Даниил из Сату Маре

Православие.Ru


Опубликовано 25.12.2014 | Просмотров: 469 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter