«…исправь сначала самого себя»

монах Никон (Лазару)

монах Никона (Лазару)

Расскажите, пожалуйста, каким был ваш путь в монастырь?

Это большая история, и мой рассказ займет слишком много времени. Коротко можно сказать, что Господь приготавливает каждому человеку свой путь к Себе. Это мы думаем, что мы ищем Бога, а на самом деле это Он ищет нас и, к счастью, всегда находит. Моя встреча с Богом состоялась, благодаря участию старца Ефрема Аризонского.

Известно, что ваша келья считается одной из лучших иконописных мастерских на Афоне. Творчество помогает в монашеской жизни?

Всякое рукоделие помогает и, конечно же, иконопись. Особенно для новоначального важна внешняя сторона жизни ‒ та обстановка, в которой он находится. Старец Паисий говорил, что новоначальный хочет иметь собственную икону, лампаду, часовенку. А о себе добавлял, что ему все это не важно. Он говорил: «Если меня поставить даже под прожектором, я смогу помолиться». Так же с рукоделием. Если новоначальный плетет четки или пишет иконы и это ему помогает в молитве, то пусть занимается рукоделием. Но важно, чтобы все делалось по послушанию. Когда я пошел в монахи, взял с собой краски и кисточки, потому что с малых лет рисовал. Старец, увидев все это, улыбнулся и велел отложить краски до тех пор, пока сам не скажет мне. И я ждал шестнадцать лет.

Как сделать, чтобы послушники были послушными?

С этой проблемой сталкиваются все старцы и старицы. Благословение Божие для меня, что первым послушником я имею большого подвижника — монаха Евгения. Очень важно, чтобы были хорошие помощники, которые служат примером для других.

Почему послушание духовнику, игумену, игумении наполняет жизнь человека?

Потому что непослушание лишило человека жизни и вывело из рая. Для того чтобы показать нам, как вернуться туда, откуда мы пали, Христос спустился к нам с небес, то есть смирил себя, став человеком. Из Писания мы знаем, что он слушался Своих родителей, а если Бог жил в послушании у людей, как же мы можем не оказывать послушание своим старцу или старице? Не молитва, не исповедь, не причастие, а именно послушание — первая буква в алфавите. Послушание приносит смирение и, как следствие, ‒ благодать Божию, потому что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать. Если даже такое благое дело, как молитва, совершается не по послушанию, она становится грехом. Например, фарисей был добродетельным, имел благоговение, соблюдал заповеди Божии и впал в гордость, превознося свои добродетели.

Сегодня в мире господствует эгоизм. Такое впечатление, что из жизни человека уходит самопожертвование.

Эгоисты были всегда, но сейчас эгоизм преподносится как образец. И люди, не имеющие духовной силы, начинают им подражать. По телевизору, в кинотеатре, в средствах массовой информации такой образ жизни преподносится в приукрашенном виде, как что-то очень заманчивое.

Вам в жизни довелось видеть поразивший вас пример самопожертвования?

Много раз. Все святые являются примером самопожертвования. Святой человек ведь постится не для себя, бодрствует не для себя, делает поклоны не для себя. Он несет свои подвиги для того, чтобы спаслись рядом с ним тысячи. Он — не один, он является частью Тела Христова. Вот, например, когда человек бежит по стадиону и побеждает, венок победителя надевают ему ведь не на ноги, а на голову, и это есть слава всему телу. Также и один святой есть слава и честь для всей Церкви, не существует индивидуального спасения. В христианстве никто не спасает самого себя; просто если мы любим других, то должны начать с самих себя; если мы хотим спасти своих, то начнем говорить: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя».

Самая опасная ловушка, которую может ставить диавол тому, кто любит других, ‒ это побуждать его идти спасать других, но не самого себя. Почему тут ловушка? Потому что сама твоя духовная жизнь еще ужасная, и то хорошее, которое ты им скажешь, на самом деле является выражением того плохого, что ты носишь в себе. Если ты любишь, то исправь сначала самого себя, делай поклоны, молись — и так спасешь других. Начни с исповеди и послушания Церкви.

Можно сказать, что отец Ефрем пожертвовал собой, переехав с Афона в Аризонскую пустыню?

Да, именно так. Он вышел из рая — с Афона и горит в пустыне. Но благодаря тем монастырям, которые он создал там, спасаются не тысячи, а миллионы людей. Я был у него в монастыре и видел китайцев, монголов, жителей Крайнего Севера. Я встретил там молодую пару с маленьким ребенком из Индонезии, с другого конца света, и спросил их: «Вы приехали в США работать?» И услышал в ответ: «Нет, мы приехали к старцу Ефрему».

Люди часами летят в самолете только для того, чтобы увидеть старца Ефрема. Это пример того, как один человек, который закрылся в пещере и начал говорить молитву «Господи Иисусе Христе, помилуй мя», который отдался в послушание своему старцу и начал с исправления самого себя, сегодня спасает тысячи людей.

Как отличить любовь истинную от той, которая на самом деле является уловкой диавола?

Диавол не приходит с рогами и хвостом, по которым его сразу можно узнать. Нет, он постоянно говорит про любовь. Но нас спасает только Христова любовь, которая содержит внутри себя смирение, иначе мы становимся проблемой для других. Это можно сравнить с ведром холодной воды, которую мы в жару подаем другому человеку, и вместе с водой ‒ лягушку. А любящий человек сначала вынет лягушку, а потом уже напоит человека чистой водой. Так и мы должны вынуть ту лягушку, которая находится внутри нас, и только после этого в полной мере сможем сказать другому: «Я люблю тебя».

Почему если человек обвиняет себя, то находит успокоение, а когда обвиняет другого, возмущается и не имеет покоя?

Когда ты осуждаешь других, ты присваиваешь себе то право, которое имеет Христос на Страшном суде; ты это делаешь вместо Христа — и, значит, ты становишься антихристом. Какое же здесь может быть спокойствие духа?!

Поэтому чем осуждать других, лучше осуждать самого себя, потому что каждый, кто смиряет себя, возвысится.

Как богатеть во Христе для вечной жизни?

Христос является вечной жизнью. Но вопрос состоит в том, как найти Христа? На этот вопрос Он ответил нам Сам: Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня (Ин. 14, 21). И святые отцы говорят о том, что внутри заповеди спрятан Христос. Наша вера — не философия, а образ жизни, и живем мы заповедями. Сказано ведь:Покажи ми веру твою от дел твоих (Иак. 2, 18).

Почему нам так трудно все оставить ради Христа даже в монастыре?

Потому что и в монастыре мы носим в себе эгоизм. А смерть эгоизму — это послушание. Как бы мы ни старались, но столько добродетелей, сколько имел Денница до падения, мы все равно не приобретем. А разве ему помогло все то, что он не имел? Нет. Потому что он не имел смирения. Диавол поможет тебе поститься, совершать бдения, поможет, чтобы ты бежал выполнять работы по монастырю, потому что знает, что ты станешь гордым из-за того, что преуспел. Только двух дел не позволит тебе диавол сделать: быть в послушании и молиться Иисусовой молитвой, потому что послушание и исповедание своей немощи «помилуй мя, грешного» ‒ это смерть для него. А для нас смирение и послушание — это наша духовная жизнь.

Можно ли устать от монастырской жизни?

Монашеской жизнью невозможно пресытиться. Те, кто живут этой жизнью и чувствуют радость, считают, что лучше этой жизни нет и не может быть на свете. Те, кто смотрят на монашество со стороны, думают, что это что-то тяжкое. Но это похоже на то, как если бы мы жалели спортсменов, которые тренируют свое тело, желая получить награду. Только там, где есть труд, будет и вознаграждение. Там, где есть борьба, будет и венец. В раю мы увидим разных людей. Здесь будет и разбойник, и блудница, которые покаялись и освятились, только не будет гордых и ленивых, потому что леность — это гордость тела.

В скиту был старец Дорофей восьмидесяти пяти лет. Братия уже не разрешали ему работать, щадя его старость. А он все время стремился чем-то помочь, но ему говорили: «Сиди отдыхай, ты уже старый». Вдруг он успокоился. Братья удивились и стали за ним присматривать. И обнаружили, что ночью, когда все спали, он взял на плечи газовый баллон, спустился к морю и вернулся обратно. Его спросили: «Зачем ты это делаешь?» И он ответил: «Все трудятся, и я не могу сидеть, сложа руки».

Батюшка Серафим оставил множество советов и монашествующим, и мирянам. Как вы считаете, какой наказ самый главный для нас сейчас?

И летом, и зимой он говорил: «Радость моя, Христос воскресе!» У него любовь была Христова. Он подтверждал ее делами. Он начал с себя, и потому, что он распял себя и воскрес, воскресают сегодня миллионы людей. То же самое было с отцом Ефремом: он умертвил себя в послушании старцу Иосифу, отдался полностью Богу, и Бог дал ему все. Отец Ефрем основал тридцать монастырей и наполнил их людьми. Где это видано, чтобы человек создал тридцать монастырей?! У него нет образования, он не является ни богословом, ни ритором, и нельзя поэтому сказать, что он привлекает людей красивыми словами. Он даже разговаривать хорошо не умеет. И это нужно для того, чтобы стало очевидно, что не он творит чудеса, а кто-то другой через него. Поэтому если мы любим и хотим спасти других, начнем, как преподобный Серафим и старец Ефрем Филофейский, с самих себя.

У батюшки Серафима ведь двадцать пять лет великих трудов было: затворничество, молчальничество, столпничество, и только потом он стал старчествовать.

Нас не должно впечатлять количество лет, проведенных на камне или в затворе, а должно впечатлять то, что его ругали, осуждали, а он на это никак не отвечал и молился за осуждающих его. То же происходит сейчас отцом Ефремом. Поэтому мы должны стараться подражать их внутренним страданиям, а не внешним. Тела людей не обладают одинаковой выносливостью, не могут все одинаково поститься, совершать бдения. Однако жить в послушании может каждый, это не зависит от физических возможностей человека. Молиться может каждый. Подвиг молчания нести. Вот на этом и будем акцентировать наше внимание: не на телесном, но на духовном.

Сайт Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря


Опубликовано 15.01.2015 | Просмотров: 179 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter