Иоанн Златоуст о молодежи

Иоанн Златоуст о молодежи

1. Введение

Святой Иоанн Златоуст в своих многочисленных трудах часто говорит о молодых людях. Он нередко упоминает об особенностях молодости и о различных проявлениях молодых людей. Мы расскажем о некоторых умозаключениях Иоанна Златоуста, касающихся молодого возраста.

Святой говорит о том, что духовная борьба в каждом возрасте одинакова. Не существует возраста, в котором эта борьба не была бы сопряжена с трудом и болью. Однако напряженность этой борьбы в каждом возрасте может быть различна. Мы можем наблюдать молодых людей, усердно борющихся, и стариков, живущих в страстях: “В защиту нерадения, пусть никто не выставляет, как предлог, ни юности, ни старости; ведь и теперь много у нас молодых наполняют это духовное зрелище, а старые безобразничают в цирке; опять же: старики с сединою украша­ются этим слушаньем, а молодые чрез тамошнее созерцание употребляют свою юность весьма неразумно (PG Т. 58, С. 503)”.

Златоуст приводит в пример “отроков, поправших печь”, которые “были очень молодыми, вполне юношами” (см. выше).

В другой своей беседе святой порицает юношей, которые, ссылаясь на свой возраст, впадают в грех: “Если бы не было много других юношей, целомудренно живущих и прежде и ныне, то, может быть, нашлось бы для вас какое-нибудь оправдание; но так как они существуют, то как можете сказать, что мы не были в силах подавить пламя вожделения?” (PG Т. 62, С. 427). Человек может быть молод, но обладать умом пожилого, мыслить здраво и мудро, как это делал Давид: “Давид, будучи юношей и даже совершенно маль­чиком, (сын) незнатного отца, привязанный к земле и пастбищам, убежал от городского и сельского шума и предавался в пустыне любомудрию. Он не имел ничего общего с житейскими делами, но с ранней юности пребывая в тишине, сродной добродетели, и сидя в пустыне, как бы в пристани, попечением об овцах снискал царство небесное. Итак, он был юношей, почти мальчиком, юно­шей по возрасту, но зрелым старцем по разуму” (PG Т. 55, С. 567). Не возрастные различия определяют добродетельность человека. Златоуст отмечает, что имеет место “различие в расположении души: если ты будешь бдителен, нисколько не повредит тебе незрелость возраста; если будешь нерадив, не по­лучишь никакой пользы от старости” (см. выше).

Святой Иоанн, весьма часто делая подобные замечания, не упускает возможности описать опасности, характерные для юного возраста, многие из которых очень серьезны.

2. Опасности молодости

Прежде всего, следует подчеркнуть, что во многих своих сочинениях Златоуст говорит о молодости как о трудном и тяжело контролируемом периоде: “Юность трудна тем, что она легко воспламеняема, легко поддается обольщениям, легко попадает на скользкий путь и нуждается в очень крепкой узде, потому что она есть как бы костер, который захватывает все лежащее вне его и легко воспламеняется” (PG Т. 49, С. 21). Святой делает и немаловажные замечания о том, почему молодой возраст является таким опасным. У молодых отсутствует опыт, позволяющий избежать опасности. Телесные силы переполняют молодого человека, его внутренние склонности берут над ним верх, в результате чего он совершает многие ошибки и, что самое ужасное, оскверняет свою душу грехом. Мечтательная душа юноши заставляет его гоняться за призраками, которые он принимает за реальную действительность, и из-за этого придает ценность вещам временным и приходящим.

Но дадим святому самому обозначить эту проблему, приведя прекрасный отрывок из его беседы: “Где призрачная красота юности? Юность, бессмысленная, надеющаяся на долгую жизнь; юность, мятежная сердцем, заботящаяся только об удовольствиях; юность, часто и во многом погрешающая, злоугождающая плоти; юность, вводимая лестию в обман, грязь, несчастная, трава, легко увядающая, колос, легко сокрушимый. Юность, сон, легко предающийся забвению, тень беспредметная, ленивое сердце, надменный взор, светильник, легко погашаемый; юность, волнение крови, друг нечистоты; юность необузданный конь, способный на всякое губительство” (PG Т. 60, С. 725). Мнение святого отца о молодости всеобъемлюще. Молодые люди походят на онокентавров, которые, “преданные свирепым страстям, скачут и прыгают, необузданно носясь всюду и нимало не заботясь о должном” (PG Т. 58, С. 582). Юношеские порывы порой бывают неудержимы.

3. Желания молодых

Рассмотрим же кратко некоторые мысли святого Иоанна, касающиеся желаний и стремлений молодых людей.

Юноши, как правило, хотят жить в наслаждении и комфорте. Хотят носить самую лучшую одежду и исполнять все свои желания, даже вредные и порочные. Таким образом, они идут на сознательные уступки своему эгоизму и используют все средства, чтобы достичь желаемого. “Вот отчего многие из молодых людей продали красоту свою, сделались шутами у богатых и унизились до других рабских услуг, чтобы за это приобрести только возможность исполнять такие свои прихоти” (PG Т. 58 С. 503).

Молодые люди часто имеют склонность к плотским грехам. Святой рекомендует родителям оградить детей от телесных грехов, советуя раньше женить их, чтобы помочь им не впасть в блуд. Родители с раннего детства должны закладывать в детях прочный фундамент. “Если в начале и с первого возраста поставим для молодости надлежащие пределы, то впоследствии не будем иметь нужды в великих усилиях; напротив, потом привычка обратится для них в закон. Не позволим же им делать того, что приятно и вместе с тем вредно, не бу­дем угождать им, потому что они дети; но преимущественно будем их сохранять в целомудрии, – тут более всего возможен вред юности. Об этом мы особенно должны забо­титься, к этому мы особенно должны быть внимательны. Ско­рее будем брать для них жен, чтобы они, имея чистое и нерастленное тело, соединялись с невестами. Такая любовь особенно бывает пламенна. Кто был целомудренным до брака, тот тем более останется таким после брака. Напротив, кто до брака научился любодействовать, тот и после брака станет делать то же самое” (PG Т. 62, С. 546).

Мы можем видеть, как привычка становится второй натурой, особенно в том случае, когда она приобретается в юном возрасте. Дети имеют большой потенциал. И наша задача – позаботиться о том, чтобы лукавый не прельстил их и не ввел в греховные ситуации: “чтобы лукавый не похитил их у нас” (см. выше).

Большую долю ответственности за плотские грехи молодежи Златоуст возлагает на греховные зрелища. Театры в его эпоху были блудными и разрушали молодые души. Посмотрим, что говорит об этом святой: “Не молодость тому причиною, потому что тогда все юноши были бы невоздержны; но мы сами себя повергаем на костер. В самом деле, когда ты войдешь в театр и сядешь там, услаждая взор свой обнаженными членами женщин, то, конечно, сначала будешь чувствовать удовольствие, но потом сильный воспламенишь в себе жар” (PG Т. 62, С. 428).

Святой Иоанн Златоуст прекрасно знает, что деньги растлевают душу молодого человека и приводят его к различным грехам: богатство идет рука об руку с блудом, безнравственностью и легко вводит в грех: “Юность и сама по себе слаба и удобопреклонна к злу; а когда получит еще большее богатство, то еще стремительнее увлекается ко всему худому? Как огонь, нашедши горючее вещество, производит сильнейшее пламя, так и юность, получив кучу денег, как удобовозгораемое вещество, возжигает такое пламя, что вся душа юноши воспламеняется. Такой юноша может ли думать о целомудрии, убегать невоздержания, предпринимать какие-либо подвиги добродетели, или что-либо другое духовное?” (PG Т. 54, С. 515). Никакого духовного дела не сможет довести до конца молодой человек, связавший себя жаждой денег.

Интересно сравнение, которое делает Иоанн Златоуст между юношами и стариками, и наоборот. Существуют пожилые люди, обладающие сознанием юношей: “Как старец может оказаться в юности, как находящиеся в старости бывают юношами?” (PG Т. 63, С. 66). Достойным делают и юношу, и старца их поведение и намерения. Иоанн Златоуст не желает соглашаться с тем, что юноши тянутся греху только лишь в силу своего возраста. Но он считает смягчающим обстоятельством, если молодого человека ставят на руководящий пост. Поскольку у него нет опыта, он может ошибиться: “Юноша может получить извинение, когда, призванный к управлению делами, окажется неопытным, когда будет иметь нужду во времени и опыте, но не тогда, когда он должен оказывать целомудрие и мужество, или когда должен воздерживаться от любостяжания” (см. выше). Но одно дело управление, а другое – столкновение с грехом и страстями. Если с первым святой готов смириться, то по отношению ко второму – невероятно строг. Златоуст подчеркивает, что старый человек с его истощенными силами порой не может сдержаться и выходит из себя: “Этот имеет нужду в большем о себе попечении, потому что старость ослабляет силы его; а тот, имея силы, если захочет, удовлетворять своим потребностям, может ли получить прощение, когда он не хочет этого, когда похищает более старца, злопамятствует, презирает (других), не заботится (о них) более старца, говорит многое безвременно, обижает, злословит, упивается?” (см. выше).

Чтобы сделать свои слова более убедительными, Иоанн Златоуст рассказывает, что, проповедуя в церкви, он видел многих юношей, внемлющих ему, в отличие от старцев, ушедших смотреть цирковые представления: “Много у нас молодых наполняют это духовное зрелище, а старые безобразничают в цирке; опять же: старики с сединою украша­ются этим слушаньем, а молодые чрез тамошнее созерцание употребляют свою юность весьма неразумно. Впрочем, хотя и много присутствующих у нас, я ещё не сыт, потому что желал бы, чтобы не только многие, но все присутствовали, чтобы никто бы не отставал от Церкви, – так что, пока хотя бы один является блуждающим вне стада, я разрываюсь и терзаюсь скорбями” (см. выше). Святой хочет, чтобы все были членами Церкви. И если какой-нибудь юноша отходил от Церкви, святой печалился и скорбел.

Излечение молодых людей от страстей – это целая наука. Златоуст говорит о том, что педагогика и воспитание молодых – великое искусство. Посмотрим, как он доказывает это: “Темные слова” (в притчах Соломона) – это изречения, сказанные так темно, что читающий их сначала скорбит, думая, что они ничего не выражают и не содержат никакой мысли, но, тщательно вникнув, откры­вает в них смысл. Таковы, например: “три вещи непостижимы для меня, и четырех я не понимаю: пути орла на небе, пути змея на скале, пути корабля среди моря и пути мужчины к девице” (PG Т. 56, С. 373).

Митрополит Эдесский Иоиль

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия” 

Пемптусия


Опубликовано 02.12.2015 | Просмотров: 219 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter