Гостья и странница

Святая Ксения

Все мы знаем, что иностранные имена в большинстве своем имеют перевод: Анна — «благодать», Анастасия — «воскресение», и так далее. В житии святой Ксении Римляныни мы становимся свидетелями того, как слово становится именем и строчкой в святцах.

***

В далеком V веке в Риме жил знатный сенатор, христианин по вероисповеданию, примерный семьянин и любящий отец. Ребенок у него был один и несказанно любимый: дочь по имени Евсевия. Она ни в чем не знала отказа, отец прочил ее в невесты сыну достойного и богатого знакомого, такого же сенатора. Мать разделяла эти планы, так что уже был назначен день бракосочетания, однако сама девица вовсе не стремилась замуж. Воспитанная в вере и благочестии, она хотела стать невестой Христовой, а потому вовсе не хотела вступать в брак. Отчего же она медлила, отчего не сообщала родителям и жениху о своих желаниях? Дело в том, что Евсевия понимала, что ее родители не смирятся с уходом в монастырь единственной наследницы. Как говорит автор жития, «если бы они угадали ее намерение, то не захотели бы и слышать об этом. Они всячески препятствовали бы ей, и то ласками и лестью, то угрозами и наказаниями принудили бы ее к браку». Поэтому до поры до времени девушка изображала послушную дочь, а сама тем временем готовила побег из-под венца и из родительского дома.

Евсевия позвала двух своих самых верных и любимых рабынь, вместе с которыми росла с самого детства, и обратилась к ним с такой речью: «Я хочу открыть вам одну тайну, но предварительно заклинаю вас Господом Богом, чтобы вы никому не говорили о том, что услышите от меня: я хочу поведать вам сокровенную мысль и желание моего сердца. Смотрите же, чтобы никто из смертных не узнал моей тайны; еще лучше, если и вы сами согласитесь со мною. Тогда и вы спасете свои души, и моему недостоинству поможете. Вы знаете, что родители мои хотят выдать меня замуж; но мне и на ум никогда не приходило даже помыслить о браке. Слишком тяжело для меня это дело, которое родители советуют мне исполнить. Что для меня такая жизнь? Только призрак, туман и сон. Послушайте же меня: решимся сообща на чистое житие, и если воля Господня благословит мое намерение, а вы последуете моему совету и сохраните в тайне, что я сказала вам, — то обдумаем все, что нам следует делать. Поверьте мне, что если бы родители мои и узнали об этом и захотели бы насильно принудить меня к браку, то при Божией помощи мне они никогда не будут в состоянии изменить моего намерения, даже если бы предали меня огню, мечу, или диким зверям». Рабыни отвечали единодушным согласием, что они согласятся скорее умереть с Евсевией, чем царствовать без нее, к тому же, они тоже были готовы послужить Христу во имя спасения души. На том и порешили.

Когда день брака приблизился настолько, что медлить уже было нельзя, Евсевия с рабынями взяли некоторое количество денег, переоделись в мужскую одежду и тайно покинули родительский дом, помолившись перед уходом и прося Христа о помощи и поддержке. По дороге Евсевия сказала своим рабыням, что с этой минуты они не должны служить ей, но будут с ней на равных, а еще лучше, если она начнет им служить. Также, когда они сели на корабль и отправились в Александрию, она велела им, из опасения, что это может помочь в ее поисках, которые, несомненно, организуют безутешные родители и оставленный жених, забыть ее настоящее имя. С этой минуту Евсевию стали называть Ксенией, что означает «чужестранка, странница», — «так как я не имею здесь постоянного жительства, но, странствуя в этой жизни, ищу жизнь будущую».

Девушки приплыли на остров под названием Коя, где обратились к Богу с молитвой послать им человека, у которого они могли бы учиться и внимать его наставлениям в вере, укрепляясь в добродетели. Буквально сразу после этого они встретили благообразного старца с лицом, подобным ангельскому. Ксения бросилась к нему с такими словами: «Человек Божий, не презри странствующей по чужой стране, не отвергни убогой нищей, не погнушайся мольбою грешницы, но уподобись святому апостолу Павлу и будь нам наставником и учителем, каким он был для святой Феклы. Вспомни о воздаянии, уготованном праведным от Бога и спаси меня вместе с этими двумя сестрами». Старец стал участливо расспрашивать плачущих девиц о том, кто они и откуда, а также сообщил, что он пресвитер, а зовут его Павел. Это еще больше утвердило Ксению в том, что именно с этим человеком она и ее подруги должны связать свои судьбы: недаром в своей просьбе они упомянули о святой Фекле, а ведь ее учил именно апостол Павел!

Вместе девицы и старец отправились в город Миласс, где на взятые из дома деньги девушки купили участок земли и поставили на нём небольшую церковь во имя святого первомученика Стефана. Довольно быстро эта земля с храмом стали монастырем. Павел как игумен совершил постриг над Ксенией и ее рабынями, а новую обитель стали называть по имени острова Кои, ведь и Павел, и остальной народ знали о девушках только то, что они прибыли в Миласс оттуда.

ксения2

Через некоторое непродолжительное время Павел стал епископом того города, а Ксению, хоть та и противилась этому по своему смирению, он поставил диаконисой на основании ее подвижнических трудов. Как говорит автор жития, «воздержания ее боялись даже бесы; побеждаемые ее постом и подвигами, они убегали, не смея даже приступить к ней». Ксения крайне редко принимала пищу: не чаще, чем раз в три дня, а иногда только на пятый день после предыдущей трапезы, а порой и подавно всю неделю обходилась без еды. Да и ела она только хлеб и воду, причем посыпав пеплом и залив собственными слезами, во исполнение слов псалма «я ем пепел как хлеб и питие мое растворяю слезами». Сну Ксения тоже уделяла настолько мало времени, что сестры не могли даже сказать, что когда-либо видели ее спящей. Из одежды у святой были только платье и рубашка, которые она носила до тех пор, пока они не развалились до ниток. И при этом Ксения всегда была приветлива с сестрами, помогала им во всем, стремилась услужить и ни на кого никогда не раздражалась и тем более не гневалась. Насельницы обители искренне любили свою настоятельницу, так что когда ей пришло время умирать, сестры рыдали и не представляли, как будут жить без своей Ксении дальше:

— Госпожа наша и наставница душ наших! Ты оставляешь нас в сиротстве и для бедствий. Кто же будет наставлять нас на истинный путь жизни? Кто будет поучать нас? Кто помолится за нас в унынии нашем? Нет, госпожа наша. В это время не оставляй нас. Вспомни, как ты сама собрала нас в эту ограду. Позаботься, госпожа, о душах наших и умоли Бога, да продлит Он для тебя еще некоторое время ради нас убогих, чтобы ты наставила нас на путь спасения.

Однако Ксения не вняла их просьбам, даже невзирая на то, что епископа Павла в тот момент не было в городе, следовательно, он не мог дать ей последние наставление и утешение. Святая утешала сестер словами, что Господь Сам знает, когда чей срок наступает на земле, так что Сам всё делает вовремя. Потом она отправилась в храм и попросила всех удалиться и запереть двери, а сама осталась внутри. Ее подруги-рабыни стали смотреть в замочную скважину, что же происходит внутри церкви. Они увидели, как Ксения долго молилась коленопреклоненная, а потом совсем распростерлась на полу крестообразно и лежала так довольно долго, после чего вдруг над ней засиял огромный столп света. Сестры поняли, что происходит, вбежали в храм и поняли, что их любимая настоятельница скончалась. Они отправились звать остальных и увидели, что, несмотря на то, что был яркий солнечный день, прямо над монастырем появился венец из ослепительно сияющих звезд, в центре которого был крест. Это явление было видно далеко за городом, и его увидел епископ Павел. Он сразу понял, что случилось, и объявил народу, что святая умерла. Епископ вернулся в город, совершил отпевание, а потом, с большим почетом, гроб с телом Ксении понесли к южному входу в город, где она завещала себя похоронить. Венец из звезд двигался вместе с процессией, а над местом погребения снова остановился. Как только гроб опустили в землю, венец исчез, а от могилы святой сразу же произошло множество исцелений.

Довольно скоро после кончины святой отошла ко Господу одна из ее рабынь, а затем приблизилась к смерти и вторая. Многие умоляли ее рассказать о том, кто же такая была Ксения, откуда она была родом и почему и как пришла в эту землю. Умирающая решила, что больше нет нужды хранить эту тайну и подробно всё рассказала, что и легло в основу жития Ксении, бывшей Евсевии, которую довольно скоро стали почитать как святую.

***

Мирное, благочестивое, лишенное гонений и мучений житие христианки первый веков — вот что такое история жизни святой Ксении. И этот ежедневный изнурительный подвиг духа и плоти ничуть не меньше, чем те, которые выпадали другим христианам тех лет.

Ольга Немчикова

Матроны.ру


Опубликовано 07.02.2015 | Просмотров: 263 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter