Фома Близнец

Христос – потерянный и обретенный Брат его, брат Фомы, вернувшийся из мертвых, принесший Себя в жертву за жизнь Фомы, за жизнь мира, где Фоме – удел – священнодействовать Тайну Христову, которую он увидел и осязал, и знает, чему поклонился (Ин. 4:22), сказав: «Господь мой и Бог мой!» (Ин. 20:28).

Фома пойдет и умрет с Ним по своему давнему желанию, по своему юношескому бесстрашному порыву – когда все боялись идти к умершему Лазарю вслед за Иисусом. «Пойдем и мы – умрем с Ним!» (Ин.11:16)  — сказал Фома, готовый к жертве. Но не ему было эту жертву приносить – до тех пор, пока Иисус не прославлен (Ин.7:39) никто не может участвовать в Его Жертве за мир.

1…На иконе Дионисия Христос стоит на фоне дверей – врат, затворенный до самого верха. Но что нам до затворенных врат, когда Он – Дверь (Ин.  Ин. 10:9)  отверз Свои ребра ради нас?  Разве с Собой Он не подарит нам всего (Рим. 8:32), что не придет на сердце человеку (1 Кор. 2:9)?

«Что мне до неба», — восклицал святитель Иоанн Златоуст, чье имя носит чин Литургии, чаще всего совершающейся в наших храмах, — «что мне до неба, когда я сам становлюсь небом?»

И поток воды живой, повторенный очертаниями руки Фомы и голубым цветом рукавов его хитона, льется от ребра Христа, открытого, под Его прободенным сердцем, что образуют контуры Его багряного хитона и руки Его… Плоть Христа, грудь Христова обнажена– воскресший воистину Он, в сиянии божественном, в неземных голубых развевающихся легких ризах, в Его гиматии – и в преображенной человеческой Плоти, окровавленной и закланной за жизнь мира (Ин.6:51), в багряном хитоне Его…

Двери закрыты Его учениками – из страха перед иудеями (Ин.20:19). Войти можно только знакомым, только по условному сигналу. Но Он не знает и не хочет знать условных сигналов.

Он, Воскресший Спаситель – вне стен, вне врат. Он был распят и отторгнут от земли живых (Ис.53:8) – и это навсегда. Он никогда более не станет таким, как во время странствий по земле Палестины. Он – навсегда – вне врат. Он воскрес, и врата Его не удерживают. Он – вне мира злобы, Он – настолько сильнее этого мира, что Ему даже не надо вступать с ним в противоборство. Он просто приходит, когда все двери надежно закрыты и на них повешены тяжеленные замки. Он – Человек, для Которого нет стен.

И одновременно – Он скрыт от очей. Он волен являть Себя, Воскресшего, а волен пребывать неузнанным. Он не принадлежит этой земле. Он – вне врат. И поэтому – Он свободен. И поэтому – Он может освобождать.

И поэтому – Он влечет людские сердца, Спаситель, входящий тогда, когда двери закрыты надежно и навсегда. Входящий, когда войти невозможно, когда вход  — только по условному сигналу или стуку. Для него нет условных сигналов.

Он решил войти – и вошел, принося радость, невозможную до ужаса. Страшна Жертва Его, приносит она радость великую, и Он возвещает ее (Лк. 2: 10) – не бойтесь! О, Господь мой и Бог мой… Ты всё совершил, Сам, Один, Одинокий, вне врат, вне стен, Покинутый, приносящий в жертву Себя Самого – просто и без упреков (Иак. 1:5) – мудрость Божия, осмеянная и  униженная людьми.

И вокруг стоят апостолы, и у всех обуты ноги в сандалии – как прекрасны ноги благовествующих (Ис. 52:7; Рим.10:15) ! Ученики Христовы скоро пойдут по дорогам, свидетельствуя о Тайне Его, совершая Тайну Его…

* * *

О, светлый ливень мой!

О, светлая долина!

Сплетает длань с Фомой

Бесстрашье Бога-Сына.

О, тайны новой боль –

Песнь воробья и крина!

Навек сплетенье воль

В схожденье Бога-Сына.

Ольга Шульчева-Джарман

// Православие и мир


Опубликовано 27.04.2014 | Просмотров: 171 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter