Донецкий старец Зосима

К 70-летию со дня рождения

Схиархимандрит Зосима (Сокур)

Схиархимандрит Зосима (Сокур)

Иван Алексеевич Сокур (так звали старца в миру) родился 3 сентября 1944 года в селе Косолманка Свердловской области. В 1961 году окончил среднюю школу в городе Авдеевка Донецкой области. Затем учился в Донецком сельхозтехникуме и занимался гражданской работой. С 1968 по 1975 год учился в духовных семинарии и академии в Ленинграде. Академию окончил со степенью кандидата богословия и принял монашеский постриг с именем Савватий, был рукоположен сначала в иеродиаконы, затем – в иеромонахи. После учебы несколько месяцев прослужил в Одессе, после чего в декабре 1975 года был принят в клир Ворошиловградско-Донецкой епархии. В 1980 году возведен в сан игумена, в 1990-м – в сан архимандрита. 21 августа 1992 года был пострижен в схиму с именем Зосима.

Пять лет назад в Святое Воскресенье нам довелось поклониться православной святыне в селе Никольском Волновахского района, близ Донецка, где стараниями этого удивительного человека возрождены, даже созданы два монастыря. Почивший 29 августа 2002 года, в день попразднования Успения Богородицы, что и предсказал, 58-летний старец Зосима снискал немалую славу среди православных. И хотя его уже при жизни называли донбасским, донецким святым, о нем знали в Иерусалиме и на Святом Афоне, в Москве и Киеве. И приезжали к нему за спасительным словом, советом, помощью, благословением – порой весьма издалека. Теперь в часовню, где он покоится, стекаются люди просить молитвенной помощи старца – так же, как приходили к нему при его жизни.

Удивительно, но, в сущности, за 6 последних лет жизни отец Зосима, возродив и старые храмы, возвел посреди донецкой степи почти что лавру. Причем, как сказали бы сегодня, с «евростандартом». Здесь все благолепно – старые и новые храмы, современного вида жилые и административные строения и растительные насаждения. Березовая аллея здесь приведет вас к огромному белому собору Успения Богородицы – копии одноименного собора Московского Кремля. Мы стоим перед Успенским собором Никольского монастыря и вспоминаем итальянского зодчего Аристотеля Фиораванти, даровавшего нам эту московскую красоту и самого, в свою очередь, вдохновившегося Успенским собором древнего Владимира. Тогда в Успенском соборе в Никольском, как водится на Пасху, был открыт алтарь, открыт пасхальный праздничный хлеб, а также икона «Сошествие во ад», – единственный иконописный образ главного праздника Православия. Страшное название, не правда ли? Не к сегодняшней ли нашей жизни?

Мы помним слова старца Зосимы, всегда призывавшего православных Украины не покидать покровительства Московского Патриархата, а коль впавшие в ересь самосвятства отщепенцы продолжат речь о так называемой «поместной церкви», оставаться монастырями и даже отдельными приходами под каноническим омофором, а не уходить под самостийный, выдуманный амбициозными и тщетными умами.

Старец был удивительным подвижником и ревнителем Православия, прозорливцем, основателем Успенской Свято-Васильевской и Успенской Свято-Николаевской обителей в Донецкой епархии. Многие в России знали его, а на Украине его знали все и почитали, как знаменитого отца Николая Гурьянова, ездили к нему так же, как к отцу Николаю со всеми своими скорбями, получая исцеления и узнавая о своем будущем. Да и почил он через три дня после отца Николая. Дату кончины ему Господь открыл заблаговременно. В последние дни старец Зосима раздавал множество указаний (как потом стало понятно, посмертных) братьям и сестрам обителей, всем, кого встречал по пути на службу и с кем виделся в келлии. Одной женщине, например, сказал, чтобы она через 2 дня начала печь пироги и пекла бы их 40 дней без перерыва.

Философская мудрость, сила веры и знание пути для спасения души человеческой сделали его старцем уже в 40 лет. Ведь старец в Православии — это не старый, а мудрый человек, отличающийся прозорливостью и особым молитвенным даром.

Нечего нам ныть, что Бог жестокий, не простит, не помилует – ложь это всё. Бог долготерпелив и многомилостив, Бог всех нас ждет

Отец Зосима просил нас о покаянии, об исправлении нашей собственной жизни, говорил о том, что мы должны уныние и отчаяние полностью гнать от себя. «Свет Христов, радость Христова да сопутствуют нам. Нечего нам ныть, что Бог жестокий, не простит, не помилует – ложь это всё. Бог милостив, долготерпелив и многомилостив ко всем нам, Бог всех нас ждет. Ждет, простирает руки, чтобы мы пришли, дети заблудшие, в объятия Отчие. Отец Небесный прощает, милует и возвращает нам потерянное Царство Небесное».

Имевшие великое счастье общаться со старцем Зосимой возвращались в мирскую жизнь добрее, чище, светлее. Он лечил людские души, тем самым исцеляя тела. Он безгранично любил людей. Всех. И тех, кто пытал его, заставляя стоять сутками босиком на бетонном полу, и тех, кто посылал служить из прихода в приход, подальше от магистралей и цивилизации – чтобы быстрее сломить.

Он крестил детей своих палачей. Он пережил четыре клинические смерти. Он умирал, а потом вставал и служил

Он нес свой крест достойно, не колеблясь в вере. Он крестил детей своих палачей. Он пережил четыре клинические смерти и борьбу с болезнью. Он умирал, а потом вставал и служил. Врачи становились верующими, общаясь с ним и поражаясь его мужеству.

Он был духовным отцом священства всей Донецкой епархии, братии и сестер двух основанных им монастырей, а также любимым батюшкой множества мирян, повсюду следовавших за ним на протяжении четверти века.

«Меня всегда поражало его храмостроительство, – рассказывал митрополит Донецкий и Мариупольский Иларион (Шукало). – Куда бы он ни пришел служить, везде сразу же затевал капитальные ремонты и строительство. Помню, как в 1980 году, когда я служил еще псаломщиком в Свято-Успенском храме Донецка, на праздник Почаевской иконы Божией Матери мы поехали к отцу Савватию в Александровку на освящение нового престола. Ему удалось сделать этот престол в тот самый период, когда церкви в СССР только закрывали да разрушали. По тем временам это было чуть ли не сенсацией».

По сообщению журналиста С. Голохи, с благодарностью принимая помощь и пожертвования от меценатов, старец, однако, беспокоился не только о благолепии своей обители, но наказывал благодетелям позаботиться и о других храмах и монастырях. Сначала он благословил восстановить Свято-Успенский монастырь в донецком Святогорске, помочь отреставрировать русский Свято-Пантелеймоновский монастырь на Святой Горе Афон и Горненский монастырь Русской Миссии в Иерусалиме, и только потом было развернуто широкое строительство в Никольском.

«Первое, что мне врезалось в память, – вспоминал один паломник о батюшке, – это когда немощного старца под руки привели в «крестилку», он едва сидеть мог, и вот первые слова, которые я от него услышал: “Любовь превыше всего, – и опять повторил, – любовь превыше всего…”»

Что такое христианская любовь? Это когда всех жалко…

«Научись, – наставлял отец Зосима в записочке, – терпению и молитве. Живи чисто. Бог любит чистоту. Воспитывай в себе христианскую тихую любовь и жалость. Что такое христианская любовь? Это когда всех жалко…».

В проповеди о вечном блаженстве старец просвещал: «Господь такое уготовал вечное блаженство, что ни помыслить мы не можем, ни язык человеческий не может о нем рассказать – это глубокая тайна, иное измерение человеческого мышления, восприятия, совершенно непонятное чувство для живущих на земле. Лишь тогда, когда мы увидим это блаженство, тогда мы поймем, что Господь уготовал для всех любящих Его. Одно только можно сказать: это такое озарение восторга духовного, что на земле нет такого восторга. Когда ты восхитишься чем-то, когда ты поймешь что-то возвышенное, прекрасное – вот это состояние приблизительно что-то отдаленно напоминает… Господи, хоть частичку блаженств райских даруй и нам грешным по велицей милости Твоей!»

«Было уже начало двенадцатого ночи, когда я попал к батюшке, – вспоминал раб Божий Владимир. – Он вел непринужденную беседу, шутил, как вдруг неожиданно отключился, закрыв глаза. Я замер, боясь потревожить усталого батюшку. Через две-три минуты отец Зосима пришел в себя и сказал слова, поразившие меня: “Прости, у меня высокая температура – около 42 градусов, не выдерживаю, проваливается сознание”. Получив наставление, около 12-ти я вышел от старца. Благословляя меня на сон грядущий, он произнес: “Ну, иди баиньки. А мне еще свое схимническое правило вычитывать”».

Весь 2001 год старец провел в реанимации. Только под великие праздники его на день-два доставляли в обитель. На Пасху того года схимника привезли из больницы в очень тяжелом состоянии. Возле храма несла дежурство реанимационная машина. Старцу становилось все хуже и хуже – он умирал. Врачи, которые были возле него, настаивали на том, чтобы немедленно вернуться в больницу. За 15 минут до полуночи отец Зосима облачился и отправился возглавлять Пасхальную службу.

Перед самой кончиной схимник сподобился некоего откровения. «Когда я умру, вы будете знать, – говорил старец братии, – часы на моем молитвенном столике в алтаре остановятся». В 23.45 остановилось сердце великого молитвенника. Без пятнадцати двенадцать остановились и часы на столике отца Зосимы в алтаре. «Так закончилось время его земной молитвы, так начался отсчет его молитвенного предстательства в блаженной вечности».

Виктор Янукович, познакомившийся с отцом Зосимой, будучи рядом на больничной койке, а потом обвенчанный старцем с супругой Людмилой, так сказал по кончине своего духовного наставника: «Отец Зосима – великий праведник. Человек с огромной душой, наделенный от Бога великим даром сострадания. Для меня знакомство и общение с отцом Зосимой всегда были большим счастьем. Этот человек обладал очень сильной верой и даром убеждения. Он умел по-отечески наставить, дать правильный совет. Я находил у него поддержку и понимание. Своей жизнью, верой, любовью к ближнему он вселял надежду и оптимизм в наши души. Учил не отчаиваться, не впадать в крайности, любить людей, свою родину, семью. Отец Зосима часто повторял: “Семья – ваш храм. Берегите его”. Он учил быть терпимым, великодушным к врагам, милосердным и справедливым. Отец Зосима был духовным символом православного Донбасса. Верил и нас учил верить в единство и духовное единение всех славянских народов, в торжество правды и веры».

Ко мне и после смерти приходите, как к живому, все расскажите – и я услышу, помогу.

Старец Зосима не только «был», но и остается духовным символом Донбасса. Отойдя в мир иной, отец Зосима продолжает духовно окормлять нас, во исполнение собственных слов: «А ко мне и после смерти приходите, как к живому, все расскажите – и я услышу, помогу».

Вход в часовню-усыпальницу о. Зосимы и Успенский собор в Никольском. Пасха 2009

Вход в часовню-усыпальницу о. Зосимы и Успенский собор в Никольском. Пасха 2009

В своем известном духовном завещании старец указал нам: «Аз, грешный схиархимандрит Зосима, основатель двух обителей – Успенского Свято-Васильевского мужского и Успенского Свято-Николаевского женского монастырей, оставляю последнюю свою волю: и по смерти моей свято и вечно, до последнего издыхания, храните все завещания, те священные традиции, ту особенность служб, записанные братьями и сестрами в монастырском уставе, сохраняя их до малейших подробностей и не допуская никаких отступлений. Строго держитесь Русской Православной Церкви и Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси. В случае отхода Украины от Москвы, какая бы ни была автокефалия, – беззаконная или “законная”, – автоматически прерывается связь с Митрополитом Киевским. Из существующих монастырей тогда образовать Дом Милосердия, который будет выполнять святые законы милосердия – служение людям до их погребения, и эту заповедь обители должны выполнять вечно. Никакие угрозы и проклятия не признавать, так как они не каноничные и беззаконные.

Твердо стоять за каноны Русской Православной Церкви. В случае отпадения от единства Русской Православной Церкви, – правящего архиерея не существует, монастыри переходят в ставропигиальное управление, под омофор Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси. Молю Бога и надеюсь, что Святейший Патриарх не откажет и примет под свой омофор. Если сие будет невозможно, то монастыри переходят под самостоятельное игуменское управление по подобию Валаамской обители начала нашего столетия, находясь под видом светлых будущих времен единства Украины и России, которые, глубоко верю, неминуемо наступят, с чем и ухожу в вечность.

…Отходя в жизнь вечную, последнее слово глаголю вам, братья, сестры и все молящиеся в обители нашей: держитесь Русской Православной Церкви – в ней спасение.

Могила старца Зосимы (Сокура). Пасха 2009
Могила старца Зосимы (Сокура). Пасха 2009

Всем даю из гроба прощение, Бог вас да простит и помилует по Его велицей и богатой милости. Кто приходил ко мне за духовным руководством, держитесь святой обители: братья и сестры помогут вам и наставят на путь спасения…

Подаю из гроба, бездыханный и безгласный, Мир, Любовь и Благословение Божие».

Митрополит Иларион в своем слове на годовщину блаженной кончины схиархимандрита Зосимы сказал: «Из уст в уста передавайте о его молитвах, поучениях, деяниях – из поколения в поколение, ибо среди нас жил воистину великий человек: духовник, монах, наставник, друг, брат и отец…»

Матвей Славко

Православие.ru


Опубликовано 03.09.2014 | Просмотров: 250 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter