Добродетель рассуждения (Часть 1)

Добродетель рассуждения (Часть 1)

«Тогда первосвященник стал посреди и спросил Иисуса:
что Ты ничего не отвечаешь?
что они против Тебя свидетельствуют?»

(Мк. 14:60-61).

Отцы Церкви постоянно подчеркивают необходимость наличия у православного христианина великой добродетели рассуждения. Прежде всего, речь здесь идет о даре, помогающем сохранять жизнь христианина в равновесии [1].

Человек, обладающий этой добродетелью, становится примером для своего ближнего, так как он способен безропотно нести свой крест с терпением и выдержкой. Это дарованное Святым Духом терпение умиротворяет человека в общении с каждым из его ближних. Внушая добродетели, терпение исцеляет.

Имеющий рассуждение знает, что сказать, когда сказать, с какой целью и сколько [2]. Кроме того, он – истинный знаток молчания [3], которое является следствием переживаемого им Божественного спокойствия. Во многих случаях это молчание свято, если оно следует примеру молчания Христа перед Страстями: «Он молчал и не отвечал ничего» [5]. Становится понятным, что рассуждение, по сути своей, является равновесием между словом и молчанием [6].

Рассуждение можно увидеть лишь на примере человека, удостоенного этим благословением от Святого Духа. Он разжигает в ближнем стремление к добродетели, не нагружая слабого непосильной ношей. Это человек скромный, радостный, знающий чувство меры в смехе. Рассуждение можно заметить в его учтивых словах о ближнем, в полном тепла взгляде, в жизнерадостной речи, в любви. В такой атмосфере человек видит истину, изгоняя все следы лжи из своей жизни [7]. Так рождается мир, любовь, надежда, свет, радость и, в особенности, общение с братом и Богом, уходят плоды гордости, которая лишает человеческую жизнь всех даров Святого Духа [8].

Отсутствие рассуждения рождает преувеличения, фанатизм, подозрительное молчание, несправедливое осуждение [9], испуганное беспорядочное отступление с пути, ведущего в Царствие Божие, нерешительность, медлительность духа, бесплодную жизнь, становится причиной злопамятности по отношению как к ближнему, так и к Богу [10]. Иными словами, человеческий разум и человеческая природа лишаются благоразумия [11].

Духовная жизнь не строится с помощью простых, не требующих труда рецептов. Не существует магических заклинаний для обретения духовности во Христе и согласно Христу. Проблемы в жизни христианина не решаются сразу и без личных жертв. Кроме того, свидетельство и вера во Христа – ничто без Его исповедания. Этому учат Отцы Церкви, на этом пути мы должны стоять, проходя через тяжелую и упорную борьбу совершенствования по примеру Христа. Беспечность несовместима с духовным ростом [12]. Любая попытка построения духовной жизни с помощью рецептов является ничем иным, как эгоцентричным поведением больной человеческой гордости [13].


Примечания:

[1] Иоанн Синаит. Лествица, Слово 26 «О рассуждении помыслов, и страстей, и добродетелей». Рассуждение в новоначальных есть истинное познание своего устроения душевного; в средних оно есть умное чувство, которое непогрешительно различает истинно доброе от естественного и от того, что противно доброму; в совершенных же рассуждениях есть находящийся в них духовный разум, дарованный Божественным просвещением, который светильником своим может просвещать и то, что есть темного в душах других. Или же, рассуждение в общем смысле в том состоит и познается, чтобы точно и верно постигать Божественную волю во всякое время, во всяком месте и во всякой вещи. Оно находится в одних только чистых сердцем, телом и устами.

[2] Иоанн Синаит. Лествица, Слово 11 «О многоглаголании и молчании».

Многоглаголание есть седалище, на котором тщеславие любит являться и торжественно себя выставлять. Многоглаголание есть признак неразумия, дверь злословия, руководитель к смехотворству, слуга лжи, истребление сердечного умиления, призывание уныния, предтеча сна, расточение внимания, истребление сердечного хранения, охлаждение святой теплоты, помрачение молитвы.

[3] Иоанн Синаит. Лествица, Слово 11 «О многоглаголании и молчании».

Благоразумное молчание есть матерь молитвы, воззвание из мысленного пленения, хранилище Божественного огня, страж помыслов, соглядатай врагов, училище плача, друг слез, делатель памяти о смерти, живописатель вечного мучения, любоиспытатель грядущего Суда, споспешник спасительной печали, враг дерзости, безмолвия супруг, противник любоучительства, причащение разума, творец видений. Неприметное предуспеяние, сокровенное восхождение. Познавший свои прегрешения имеет силу и над языком своим; а многоглаголивый еще не познал себя, как должно. Любитель молчания приближается к Богу, и тайно с Ним беседуя, просвещается от Него. Молчание Иисусово постыдило Пилата; и безмолвие уст благочестивого мужа упраздняет тщеславие.

[4] Иоанн Синаит. Лествица, Слово 11 «О многоглаголании и молчании».

Возлюбивший безмолвие затворил уста свои; а кто любит выходить из келлии, тот бывает изгоним из нее страстию многоглаголания. Познавший благоухания огня, сходящего свыше, бегает многолюдных собраний, как пчела – дыма. Ибо как дым изгоняет пчелу, так и сему нетерпимо многолюдство. Немногие могут удержать воду без плотины; и еще менее таких, которые могут удерживать уста невоздержные.

[5] Мк. 14:61.

[6] Иоанн Синаит. Лествица, Слово 8 «О безгневии и кротости».

Начало безгневия есть молчание уст при смущении сердца; средина – молчание помыслов при тонком смущении души; а конец – непоколебимая тишина при дыхании нечистых ветров. Гнев есть воспоминание сокровенной ненависти, т.е. памятозлобия.

[7] Иоанн Синаит. Лествица, Слово 12 «О лжи».

Железо и камень, соударяясь, производят огонь: многословие же и смехотворство порождают ложь. Ложь есть истребление любви; а клятвопреступление есть отвержение от Бога. Никто из благоразумных не сочтет ложь за малый грех; ибо нет порока, против которого Всесвятой Дух произнес бы столь страшное изречение, как против лжи. Если Богпогубит вся глаголющия лжу (Пс. 5, 7): то что постраждут те, которые сшивают ложь с клятвами? Видал я людей, которые величались ложью и празднословием, и остротами своими, возбуждая смех, истребляли в слушавших плач и сокрушение духа.

[8] Иоанн Синаит. Лествица, Слово 23 «О безумной гордости».

Гордость есть отвержение Бога, бесовское изобретение, презрение человеков, матерь осуждения, исчадие похвал, знак бесплодия души, отгнание помощи Божией, предтеча умоисступления, виновница падений, причина беснования, источник гнева, дверь лицемерия, твердыня бесов, грехов хранилище, причина немилосердия, неведение сострадания, жестокий истязатель, бесчеловечный судья, противница Богу, корень хулы.

[9] Иоанн Синаит. Лествица, Слово 10 «О злословии и клевете».

Злословие есть исчадие ненависти, тонкий недуг; большая сокровенная и таящаяся пиявица, которая высасывает и истребляет кровь любви; лицемерие любви; причина осквернения и отягощения сердца; истребление чистоты.

[10] Иоанн Синаит. Лествица, Слово 9 «О памятозлобии».

Памятозлобие есть исполнение гнева, хранение согрешений, ненависть к правде, пагуба добродетелей, ржавчина души, червь ума, посрамление молитвы, пресечение моления, отчуждение любви, гвоздь, вонзенный в душу, неприятное чувство, в огорчении с услаждением любимое, грех непрестающий, законопреступление неусыпающее, злоба повсечасная. Памятозлобие, сия темная и гнусная страсть, есть одна из тех страстей, которые рождаются, а не рождают, или еще и рождают. Мы не намерены много об ней говорить.

[11] Иоанн Синаит. Лествица, Слово 15 «О нетленной чистоте и целомудрии, которое тленные приобретают трудами и потами».

Целомудрие есть всеобъемлющее название всех добродетелей. Целомудр тот, кто и в самом сне не ощущает никакого движения или изменения в том устроении, в котором он пребывает. Целомудр, кто навсегда стяжал совершенную нечувствительность к различию тел. Предел и крайняя степень совершенной и всеблаженной чистоты состоит в том, чтобы в одинаковом устроении пребывать при виде существ одушевленных и бездушных, словесных и бессловесных.

[12] Иоанн Синаит. Лествица, Слово 13 «Об унынии и лености».

Уныние есть расслабление души, изнеможение ума, пренебрежение иноческого подвига, ненависть к обету, ублажатель мирских, оболгатель Бога, будто он немилосерд и нечеловеколюбив; в псалмопении оно слабо, в молитве немощно, в телесном же служении крепко как железо, в рукоделии безленостно, в послушании лицемерно.

[13] Иоанн Синаит. Лествица, Слово 23 «О безумной гордости».

Гордость есть потеря богатства и трудов. Воззваша и не бе спасаяй, без сомнения потому, что взывали с гордостию; воззваша ко Господу и не услыша их (Пс. 17, 42), без сомнения потому, что не отсекали причин того, против чего молились.

Пемптусия


Опубликовано 02.10.2015 | Просмотров: 98 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter