Диакон Павел Сержантов. Наши взаимоотношения с людьми

архиепископ Рижский Иоанн

К 80-летию мученической кончины архиепископа Рижского Иоанна

Был момент, когда службы в нашем храме «переехали» из центрального придела в Троицкий. Обычная история, ремонтные хлопоты… Вот наконец придел утеплен, алтарь приподнят на три ступеньки выше общего пространства храма, смонтирован новый иконостас. Троицкий придел сразу же наполнился церковной жизнью. И в один прекрасный день настоятель порадовал нас: «Святейший Патриарх передал для придела антиминс».

Антиминс представляет собой большой плат, на котором служат Литургию; для каждого престола в храме он свой. По старинной традиции в антиминсы вшиваются мощи святых. Катакомбная Церковь в первые века служила на мощах мучеников. И до сих пор служит. Надо сказать, не всегда известно имя святого, частица мощей которого вшита в антиминс. Дело, конечно, не в имени, главное – сама святыня. Если епископ благословил храму святыню для службы – значит всё, что надо, есть. И все-таки хочется знать имя святого, перед мощами которого молишься Богу.

Наш случай был радостным. «В антиминсе мощи священномученика Иоанна, архиепископа Рижского», – сообщил настоятель. Откровенно говоря, о нем я слышал впервые. Было понятно только, что архиепископ Рижский принадлежал к сонмуновомучеников и исповедников Русской Церкви.

Выяснилось, что у владыки Иоанна довольно непривычная для русского уха фамилия – Поммер. «Видимо, немец», – предположил я. И не угадал. Владыка происходил из православной латышской семьи. Звали его, если быть точным, Янис Поммерс.

Надо было поближе познакомиться с ним, теперь частица его святых мощей у нас на алтаре. Теперь и он – наш небесный покровитель. Прочитав его жизнеописание, я осознал, что архиепископа Иоанна отличало необыкновенное чувство долга. Просто грандиозное чувство долга.

Он буквально не позволял себе ничего лишнего. Если он считал, что без чего-то может обойтись или другим это нужнее, он решительно отказывал себе – в том, на что имел законное право. Это касалось самых разных бытовых проблем. С жильем, с денежным обеспечением… Если он считал, что для пользы церковной он должен сделать то-то и то-то, он просто принимался за дело, без оглядки на свои ощущения и предпочтения. Так владыка, любивший монашескую жизнь, стал депутатом сейма, потому что в сейме надо было отстаивать интересы Православной Церкви.

Удивительное чувство долга у владыки Иоанна было чертой подвижничества, христианской аскезы. Он был очень строг к себе. Эта строгость не делала его бесчеловечным, любовь к людям прочно поселилась в его сердце, он много помогал тем, кто нуждался.

Разумеется, рядом с ним были духовные чада. Они помнили его пастырскую любовь, бережно сохранили его отеческие наставления. Например, об отношении к людям владыка говорил: «Мало в мире простого, евангельского подхода людей друг к другу без подозрительности, без идеализации, без требований предъявляемых, без “счета” за любовь». Такое может только любовь сказать. Одна строгость, без любви, так не скажет.

Владыка Иоанн у иордани на реке Даугаве

Владыка Иоанн у иордани на реке Даугаве

Остановимся немного на словах владыки. Действительно, он прав: мы часто, познакомившись с человеком, проникаемся к нему симпатией, идеализируем его, приписываем ему достоинства, настоящие и мнимые. А потом между нами происходит самый обыкновенный конфликт, и вот мы ужеразочарованы в этом человеке. Вернее, разочарованы в его идеализированном образе, в том, что мы нафантазировали. После конфликта симпатия сменяется столь же сильной и неоправданной антипатией. Разочарованные и разобиженные, мы готовыподозреватьвчерашнего друга в низменных побуждениях, когда он делает что-то хорошее, или – в бурлении тайных страстей, когда он бывает не на высоте. И эти подозрения тоже, по большей части, – плод нашей фантазии.

Мы часто разочаровываемся в людях, когда предъявляем к ним непомерно завышенные требования. Мы начинаем считаться с друзьями, рубим правду другу по глазам: «Вспомни, сколько я для тебя сделал! И как ты мне отплатил за всё мое хорошее отношение, любовь и заботу?» Сведение счетов быстро сводит на нет любовь. Счеты уместны при партнерских отношениях, а личные отношения строятся совсем на другом основании.

Архиепископ Иоанн это крепко знал и другим дал знать. Поэтому мы и почитаем его в лике святых.

Православие.ru


Опубликовано 12.10.2014 | Просмотров: 286 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter