Чему мы можем научиться у отца Александра Меня?

Чему мы можем научиться у отца Александра Меня?

Я не застал отца Александра на этой земле — я оказался в Москве уже после того, как он был убит неизвестными злодеями, но своим обращением я во многом обязан ему. Его книгам, и, более всего, созданной им атмосфере, которая бережно поддерживалась в приходе, настоятелем которого был один из его друзей и учеников, отец Александр Борисов. В этом приходе я и принял Крещение.

Отец Александр Мень был великим миссионером, миссионером для племени интеллигентов, как его назвал Сергей Сергеевич Аверинцев, и всем нам, как людям призванным к миссионерству, стоит обратить внимание на его опыт. Часть этого опыта нам мало понятна — и слава Богу. Отец Александр нес большую часть своего служения в условиях атеистической диктатуры, сталкиваясь с трудностями, которые сегодня даже трудно объяснить молодым людям, которые не застали ту эпоху.

Но многое сохраняет свою актуальность — и будет сохранять всегда. Чему же мы можем научиться у отца Александра сегодня?

Я бы выделил три качества, которые не устают меня поражать, когда я знакомлюсь с наследием отца Александра — долготерпению, кротости и усердию. Городская интеллигенция — не самая легкая миссионерская среда, ее трудно привлечь и очень легко оттолкнуть. И подход отца Александра к людям отличался бесконечной бережностью.

Чему мы можем научиться у отца Александра Меня?

Когда я сам был новообращенным христианином, меня это иногда смущало в книгах и записях отца Александра. Например, ставит ему вопрос человек с явной эзотерической кашей в голове (у него там и Роза Мира, и Блаватская, и что угодно еще) а отец Александр, вместо того, чтобы с размаху его припечатать, — мол, отрицаешься ли гнусных своих ересей, несчастный, — говорит мягко, без анафем.

Только потом я начал понимать эту бесконечную осторожность, бережность и терпение. Очень легко оттолкнуть и обидеть человека и уйти, гордясь своей строгой ортодоксальностью. Собственно, это то направление, в котором нас толкает наша падшая природа — хочется подчеркнуть свою преданность «своим» через изъявление хотя бы символической агрессии к «чужим», свою строгую ортодоксальность через демонстрацию враждебности к еретикам.

Но целью отца Александра было не это, а именно спасение утопающих. Он видел перед собой не заблуждение, ересь и грех, которые надо припечатать, а человека, бессмертную душу, которую пришел спасти Христос. Вот эта внимательность и бережность к другому, способность увидеть перед собой человека, которого любит Бог, это то, чему необходимо учиться — хотя учиться этому очень трудно.

Эта кротость, отсутствие агрессии была малопонятна в советском обществе — раз неправы, значит враги, раз враги, их надо ненавидеть — и остается малопонятной сейчас. Да предан ли этот человек нашему делу, раз он не изъявляет ненависти к его врагам? — обычное мирское рассуждение, которое легко проникает и в Церковь. Гораздо легче бороться с врагами, чем жить по Евангелию.

Но у отца Александра была более важная миссия в жизни, чем атаковать врагов — приводить людей ко Христу. Он делал это и продолжает делать своими книгами. Бывают авторы, которые приобрели огромную популярность в определенную эпоху — а потом их прочно забыли. Бывают авторы, значение которых только возрастает — и будет возрастать. Один из них — отец Александр. Меня часто спрашивают, какую книгу можно было бы порекомендовать неверующему другу, родственнику или коллеге, и, определенно, лучшее, что есть на русском языке — это «Сын Человеческий» отца Александра.

Это книга, специально написанная для людей, далеких от Церкви, более того, выросших в условиях искусственной изоляции от всего церковного, и написанная с глубокой заботой именно об этих людях. Нам, воцерковленным, очень легко забыть о том, какими бы были до обращения — и насколько непонятным для нас было все. И Библия, и язык богослужения, и вся Евангельская история вообще. Церковь создает свою, довольно закрытую субкультуру со своим языком и системой понятий — это неизбежно и совсем не всегда плохо.

Но войти в эту субкультуру бывает сложно — человек ничего не понимает и уходит. И вот книги и лекции отца Александра написаны увлекательным и понятным языком, который не вызовет у нецерковного человека никаких затруднений. Его книги привели многих людей в Церковь — потому что писались именно для этого.

Этому умению — говорить об очень сложных вещах просто и доступно, нам нужно учиться. За текстами, которые легко читаются, всегда стоит тяжелый труд. Огромное усердие, с которым о. Александр изучал слово Божие, по слову псалмопевца «в законе поучаясь день и ночь», и, главное, любовь — любовь к Богу и людям, которая видна на каждой странице.

Фома


Опубликовано 09.09.2015 | Просмотров: 124 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter