Царскосельская икона «Знамение»

Знамение

Царскосельская икона «Знамение» Богоматери стоит в правой части небольшой придворной Царскосельской Знаменской церкви. Некоторыми подробностями письма она отличается от других известных икон «Знамения». Несмотря на древность иконы, в ней поражает необыкновенная ясность очертаний, живость цветов и теней. Святой лик отражает и глубокое смирение Пренепорочной Девы, и величие Царицы Небесной, и милосердие, и строгость. Замечают, что лицо Богородицы почти в одно и то же время производит на молящихся разные впечатления: то оно кажется светлым и умиленным, то вдруг темнеет и принимает строгий вид, хотя бы вы стояли на том же месте. Икона принадлежит к высоким образцам иконописного искусства и по характеру живописи должна быть отнесена к древневизантийским произведениям. Она окружена золотым окладом, положенным на нее императрицей Елизаветой Петровной, а в 1849 году покрыта драгоценной ризой со множеством камней из бриллиантов, жемчуга, бирюзы, аметистов, сапфиров, изумрудов и опалов. Из камней, не уместившихся на ризе, составилась драгоценная корона в венце. Горят каменья и на окладе, на нижней части которого выделяется крупный сердцеобразный топаз. На ребрах его вырезаны надписи годов 1831 и 1848: это годы избавления Царского Села от холеры. Внизу иконы на сердцевидной золотой дощечке вырезаны следующие слова: «За спасение от эпидемии приими, милосердая Владычице, Покровительнице града Царского Села, сии перлы, яко слезы благодарности, орошающие Твою пречистую ризу, от усердных рабов Твоих и впредь помилуй нас».

Первоначальная история иконы неизвестна. При свежести лика Богоматери и Младенца — в чем нельзя не видеть особого промышления Божия — части иконы, покрытые окладом и шитой ризой, выцвели до того, что нельзя разобрать красок, а в некоторых местах красок уж и вовсе нет. По существующему между царскосельскими жителями преданию, Царскосельская икона пребывала раньше в Москве.

В Москву же она была привезена одним из православных восточных патриархов, прежде нередко посещавших столицу царства Российского.

По всей вероятности, это был св. Афанасий, патриарх Константинопольский, долее других находившийся тогда в Москве и пользовавшийся особенным вниманием при царском дворе.

На обратном пути в Лубнах он скончался и почивает там нетленно, по обычаю восточных церквей, в сидячем положении.

Затем при перенесении столицы из Москвы в Петербург вместе с прочими святынями Знаменская икона была привезена в новую столицу, считаясь семейной святыней Романовых. Царевна Елизавета Петровна имела особое благоговение к этой иконе и в ночь перед переворотом, возведшим ее на престол, усердно перед ней молилась.

Желая выразить свое почтение к святыне, связанной с таким громадным для нее событием, императрица, закончив постройку в любимом ею Царском Селе небольшой церкви около дворца, заложенной еще раньше для пребывания иконы «Знамение», с великим торжеством перенесла в нее образ Богоматери. В крестном ходе участвовал Святейший Синод и весь двор. Императрица все время шла пешком и даже помогала нести икону. Икона была поставлена в иконостасе, поверх изображения Тайной Вечери, над царскими дверями. Императрица Елизавета Петровна так же, как и племянница ее Екатерина II, часто молилась в Знаменской церкви.

С 1747 до 1831 года икона «Знамение» стояла над царскими вратами. Только однажды она была снята и вынесена оттуда, именно 12 мая 1812 года. В этот день в Знаменском дворце был пожар, угрожавший соседним зданиям и Знаменской церкви. Рассказывают, что когда икону вынесли из храма и обратили ликом к месту пожара, император воскликнул вслух:

— Матерь Божия, спаси мой дом!

Мгновенно тогда ветер, направлявший пламя на церковь и на соседние здания, как бы повинуясь невидимой силе, переменил свое направление и пожар быстро прекратился.

В 1831 году почти по всей России распространилась холера, свирепствовавшая и в Петербурге. Жители Царского Села собрались к иконе «Знамение», вынесли ее на середину храма, и служили перед ней торжественный молебен. Затем икону обнесли вокруг всего города с пением и молитвами, причем весь город с дворцами остался внутри кольца, описанного этим крестным ходом. Холера совершенно миновала Царское Село. В память этого благодеяния Богоматери жители испросили Высочайшее соизволение на перенесение иконы из иконостаса во внутрь церкви, как она теперь стоит, и на учреждение ежегодного крестного хода в том самом порядке, в котором он совершался в первый раз.

В 1848 году опять по всей России прошла холера, и в этот самый год Царица Небесная необыкновенным образом украсила свою икону дивной ризой.

В Царском Селе жила благочестивая девица Мария Давыдова, не раз испытавшая на себе помощь от чудотворной иконы «Знамение». В ночь на 28 февраля Давыдова видит во сне, будто перед ней стоит на воздухе чудотворная икона «Знамение», и она вышивает на этот образ великолепную ризу и уже заканчивает ее. Давыдова решилась рассказать о своем сне родным и знакомым, которые все советовали ей привести в исполнение свой сон. Слух о сновидении дошел до Высочайшего двора, и императрица Александра Феодоровна приняла его за внушение свыше. Прибыв в Царское село, она посетила Знаменскую церковь для поклонения иконе, которую подробно осматривала. Найдя краски на полях выцветшими и удивляясь сохранности и свежести ликов Матери Божией и Предвечного Младенца, она также пожелала узнать, может ли девица Давыдова вышить ризу и составить для нее рисунок.

Давыдова была почти незнакома с рисованием; кроме того, будучи девушкой бедной, недоумевала, откуда ей взять средства для исполнения священного дела, и пламенно молила Богоматерь наставить ее. В ночь на 27 июня среди сна Давыдова внезапно увидела перед собой Матерь Божию с таким ликом и в таком виде, как она изображена на иконе. На Богоматери была риза прекрасного узора, на плечах омофор и на голове убрус. Очнувшись, Давыдова тотчас захотела встать, чтобы зачертить образец ризы, но опять забылась и погрузилась в сон. Видение повторилось, только еще живее и яснее, так что она как бы наяву созерцала Богоматерь. Пробудившись, она со слезами благодарила Владычицу и начертила узор для ризы, как видела его в видении и как видим мы его теперь. Рисунок был представлен государыне и одобрен ею.

Говением Давыдова приготовилась к своему труду и приступила к работе. Стали поступать во множестве приношения золотом и каменьями, причем нельзя было не видеть ясно Божией руки, касавшейся сердец жертвователей. Притоку приношений немало способствовало то, что при сильном развитии холеры в Петербурге она миновала совершенно Царское Село, несмотря на непрерывные сношения его жителей с Петербургом.

Когда случалось, что у Давыдовой не доставало для какой-нибудь части ризы подходящих каменьев, как раз являлись от неожиданных жертвователей нужные драгоценности. В 1849 году великолепно шитая и сплошь унизанная каменьями риза была окончена, а в 1853 году было издано хромолитографическое изображение иконы.

В 1863 году в Царскосельском дворце и в его храме рано утром вспыхнул пожар. Не смотря на все принятые меры, поток пламени быстро шел вперед, истребляя на пути все, что могло служить ему пищей. Попалив часть дворца, огонь почти мгновенно охватил купола и кресты дворцового собора и проник внутрь него. Тогда государь и императрица пожелали вынести из Знаменской церкви чудотворную икону. Едва венценосные хозяева вышли навстречу иконе и приложились к ней, а икону стали обносить вокруг горевшего дворца, как пожар почти мгновенно прекратился.

Вот несколько случаев чудесно оказанной людям помощи через Царскосельскую икону «Знамение» Богоматери.

М. Д. Воеводский, служивший при русском посольстве в Афинах, перед отъездом из Петербурга в 1849 году служил перед Царскосельской иконой молебствие о благополучном путешествии. Однажды вечером в Афинах в глухом месте напали на него разбойники, требуя часы и деньги и угрожая смертью. Не зная, как себя защитить, Воеводский неожиданно для самого себя сказал:

— Я русский.

Совершенно также неожиданно разбойники мирно ответили ему:

— А, ты русский! Ваш Николай (т. е. император) добрый, иди с Богом…

На возвратном пути из Греции корабль, на котором плыл Воеводский, подвергся в Черном море страшной буре; все были уверены в его крушении и неизбежной своей гибели. Между тем Воеводский мысленно обратился к Царскосельской иконе «Знамение» Божией Матери и с верой призвал на помощь Владычицу Небесную. В это самое время вода ударилась в корабль с необыкновенно страшной силой, и он совершенно неожиданно очутился невредимым в тихой и спокойной бухте.

Жена батарейного командира Дидрикс, по выходе в замужество, в продолжение 8 лет не имела детей. Супруги очень скорбели об этом и нередко выражали скорбь свою знакомым. Сочувствуя такой горести, одна ближайшая знакомая подала им добрый совет: приобрести хромолитографическое изображение Царскосельской иконы и, освятив его, молиться перед ним каждый день Царице Небесной о разрешении неплодства своего. Супруги поспешили воспользоваться таким советом, приобрели св. икону, поставили перед ней неугасимую лампаду и начали с верой молиться милосердной Владычице об утолении своей печали. И что же?.. Вера и молитва их, сверх ожидания, скоро оправдались: через 10 месяцев Дидрикс благополучно разрешилась здоровым и красивым младенцем.

Бедная вдова, по фамилии Худякова, занимала где-то в Царском селе должность, доставлявшую ей с дочерью насущное пропитание; но вдруг ей отказали от этой должности. Пораженная таким внезапным и незаслуженным ею отказом, не имея никакого пристанища и никаких средств к существованию, она послала дочь свою помолиться Царице Небесной пред св. иконой «Знамение». Помолившись Заступнице, безутешная девица со слезами на глазах спешила через придворный сад к несчастной своей матери. Но вот на пути встречается ей неизвестный человек (это был военный министр, князь Чернышев); горькие слезы бедной девицы тронули его; он остановил несчастную, расспросил ее о причине такой горести и тотчас же утешил ее обещанием, что мать ее останется непременно при своей должности, и это обещание военного министра действительно оправдалось.

Проживавшая в Петербурге смоленская помещица Е. И. Дудинская имела сына, флотского офицера, которому по службе следовало отправиться в Черное море на корабле «Ингерманланд». Перед отправлением его она нарочно приезжала в Царское Село, чтобы отслужить о его здравии и благополучии молебен перед иконой «Знамение». По окончании молебствия Е. Дудинская, став перед образом на колени, воскликнула в слезах:

— Царица Небесная! Тебе поручаю сына моего и на Тебя вся моя надежда; Ты возвратишь мне его и со дна моря!..

Во время плавания упомянутый корабль, как известно, был застигнут страшной бурей и подвергся крушению, так что весь экипаж его был поглощен волнами. В числе прочих несчастных и сын Е. Дудинской был выброшен волнами за борт. Предчувствуя неизбежную смерть, он вдруг вспомнил о

Царскосельской св. иконе и с верой призвал на помощь Матерь Божию, мысленно взывая к Ней:

— Царица Небесная! Мать моя просила Тебя обо мне; спаси меня для нее.

Вслед за тем волна морская так сильно ударила его, что он лишился чувств и памяти. Когда же пришел в сознание, то увидел себя на берегу и радостно благодарил милосердную Владычицу за свое спасение.

Как видно из приведенных случаев, помощь от иконы «Знамение» была чрезвычайно разнообразна: были и исцеления от болезни, и разрешение неплодия, и устройство дел житейских, и спасение погибавших на суше и в волнах морских. Вот почему хорошо знающие историю этой икона имеют к ней особую веру.

Ежегодно 5 июля бывает в Царском Селе большое торжество: икону «Знамение» после обедни выносят на громадный плац перед дворцом, где совершается коленопреклоненное молебствие, а затем ее обносят вокруг всего Царского Села.

Азбука веры


Опубликовано 10.12.2014 | Просмотров: 315 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter