Будни и праздника молодого настоятеля сельского прихода

БУДНИ И ПРАЗДНИКИ МОЛОДОГО НАСТОЯТЕЛЯ СЕЛЬСКОГО ПРИХОДА

Для многих людей жизнь молодого настоятеля, обычного сельского священника – нечто таинственное и загадочное. Многие бывшие семинаристы, приняв рукоположение, направляются на приходы для пастырского служения. А как живет обычный сельский батюшка после семинарской скамьи? С какими проблемами и трудностями сталкивается? Как выстраивает приходскую жизнь? Какие обязанности налагает настоятельское служение? Чем можно утешиться, а на что нужно обратить особое внимание? А может быть, нужно задать себе какие-то вопросы? Об этом и многом другом рассказывает настоятель Покровского храма села Никоновское Бронницкого благочиния Московской епархии священник Алексий Твердов.

«Хотелось, чтобы не было разрушенных святынь»

– Отец Алексий, как вы оказались в Никоновском?

– Впервые храм в Никоновском я увидел в марте 2015 года, на похоронах настоятеля – отца Алексия Трушина. В тот день все духовенство Бронницкого благочиния собралось проводить в последний путь покойного настоятеля, почтить его память и совместно помолиться об упокоении. Один из священнослужителей нашего благочиния, посмотрев на меня, спросил: «Готов принять этот храм? Ведь больше некому…» Готов ли я принять этот храм? Двойственные чувства посетили меня в ту минуту. Когда рассмотрел храм, его разрушенную колокольню, на душе стало тягостно, но, с другой стороны, захотелось как-то поучаствовать в деле его восстановления, чтобы не было разрушенных святынь. Мне казалось диким, что рядом с Москвой, в 50 км от МКАД, есть разрушенные храмы, до которых никому нет дела.

У нас в благочинии священников не хватает, количество храмов превышает число священников. Поэтому благочинный сам взял на себя ответственность настоятельского окормления Покровского храма. А меня попросил иногда помогать ему совершать богослужения и время от времени замещать его. Начав служить, исповедовать людей, совершать праздничные богослужения, устраивать совместные трапезы с прихожанами, я прикипел сердцем к этим людям. Наладилось общение, отношения с прихожанами и жителями села Никоновское стали дружескими.

Одна молодая семейная пара прямо спросила меня: «А кто будет нашим настоятелем? Мы уже к вам привыкли. Не хотели бы вы?» Это был второй промыслительный звоночек. Я понял, что медленно срастаюсь с этим храмом и мне хочется остаться с этими людьми. Но, с другой стороны, мысли о разрушенном храме, моей молодости и неопытности меня немного пугали.

Я понял, что медленно срастаюсь с этим храмом и мне хочется остаться с этими людьми

С приходом весны, в мае месяце, в селе начались огородные работы. Территория храма зарастала. По благословению благочинного, отца Георгия, я собрал прихожан, и мы провели первый субботник. Территория приходского дома заросла огромным бурьяном, убрать который не доходили руки. В выходные я сам начал очищать двор от бурьяна. Увидев меня за этим делом, неизвестные благотворители решили мне тайно помочь. В один день я приезжаю – а там все распахано. Можно «сажать картошку». Меня это очень обрадовало, а люди, не став ждать от меня благодарности как от человека, – исчезли.

Через некоторое время благочинный Бронницкого церковного округа отец Георгий, видя мои старания, спросил: «Не хочешь ли, чтобы я походатайствовал перед митрополитом о назначении тебя настоятелем?» Я сказал, что на все воля Божия! На тот момент отцу благочинному было очень сложно, у него было в окормлении пять храмов.

И вот 20 мая 2015 года меня вызвали в епархию и вручили указ о том, что я освобождаюсь от должности клирика Михайло-Архангельского собора города Бронницы и назначаюсь настоятелем в Покровский храм села Никоновское и в соседний Ильинский храм деревни Большое Ивановское Раменского района.

Секретарь епархии пожелал мне помощи Божией и успехов в доверенном мне послушании, и с этим напутствием я вступил в должность. Сначала в моей жизни ничего не изменилось: я также совершал богослужения, но потом все больше и больше стал вникать в особенности настоятельского служения.

Очень легко быть вторым священником, когда с любым вопросом ты можешь обратиться к настоятелю, спросить его благословения, его совета. И в начале настоятельского служения меня поддерживал отец благочинный. По любым сложным вопросам я обращался и обращаюсь к нему, спрашиваю его помощи…

– А какие были чувства и мысли, когда вы стали настоятелем в… разрушенном храме?

– Было некое чувство растерянности оттого, что не знаешь, что с этим делать. Оттого, что мало прихожан и практически все старенькие. Испытал удивление, что с 1991 года храм открыт, а леса как стояли вокруг храма, так и стоят: широкомасштабной реставрационной деятельности не велось.

Но одновременно с растерянностью и сомнениями было и чувство уверенности, что Господь не оставит, если искренне и с энергией подходить к возложенному на меня Самим Богом послушанию. Понимал, что нужно не формально совершать богослужения и отправлять требы, но с горящим сердцем подходить к служению, общаться с прихожанами. Верил и верю, что Господь пошлет помощь, пошлет добрых людей, которые помогут восстановить храм.

Было чувство уверенности, что Господь не оставит, если искренне и с энергией подходить к возложенному на меня Самим Богом послушанию

Постепенно храм стал центром моей жизни. Дела храма стали моими делами, проблемы храма – моими проблемами. И я подметил такую особенность: чем больше делаешь, чем больше возможностей для восстановления храма находишь, тем большее поле для деятельности открывается, это как снежный ком: одно дело тянет за собой другое, третье, четвертое… Храм стал частицей меня, а я – частицей храма. Я свыкся с мыслью, что если назначили меня, молодого священника, настоятелем, значит так угодно было Богу, значит я должен справиться.

Конечно, хочется побыть с семьей. Обещаешь супруге: «Скоро будут выходные!» Но мои выходные не совпадают с выходными населения, а в будни люди привыкли работать; намереваешься устроить себе выходной, а люди приходят, предлагают что-то привезти, например материалы для строительства, и приходится их встречать, приезжать в храм. А проблема в том, что живу я от храма далеко – в 50 км, в Люберецком районе, а служу в Раменском. Из-за автомобильных заторов добраться вовремя не всегда получается. Объяснять людям, что я не приеду, потому что у меня выходной, тоже не хочется: один раз откажешься от помощи, в другой раз ее может не быть.

«Люди стали чаще причащаться»

– Расскажите, пожалуйста, о вашем храме.

– Храм Покрова Богородицы села Никоновское – старинный храм, очень красивый, он построен в 1738 году стараниями Софьи Дмитриевны Матюшиной. В советское время в 1929 году, «при согласии верующих», храм был закрыт. И опять же «при согласии верующих», как пишется в советских документах, в 1933 году он был передан под столовую. Через некоторое время в храме устроили склад соли для скота – лизунца. Крупный рогатый скот ел эту соль, хранилась она на полу вдоль стен, поэтому стены повреждены: соль разъедала и разъедает стены храма, снаружи кирпичная кладка осыпается.

В этом году мы поставили новый купол, установили крест, заменили окна. Надеемся, что, с Божией помощью, начавшиеся в этом году благоприятные изменения будут продолжены и умножатся стараниями добрых людей, стараниями прихожан, вашими молитвами, дорогие читатели.

 

– Как выстраивается приходская жизнь?

– Приходская жизнь в любом храме прежде всего выстраивается вокруг Литургии, через участие верующих в Евхаристии. Поначалу, когда я только пришел на приход, было трудно объяснить людям, что необходимо причащаться. Что Литургия – главнейшая цель всей богослужебной и христианской жизни прихода. Люди если и приходили в храм, то больше за тем, чтобы поставить свечи, написать записки, а исповедовались и причащались только по большим праздникам несколько раз в год. Сейчас с радостью можно отметить тенденцию к тому, что народ стал причащаться чаще. Если на неделе выпадают два больших праздника, то стараются причащаться в оба праздника. Думаю, что они услышали меня и осознали: причащение Святых Христовых Тайн, соединение с Богом – основа христианской жизни.

На богослужении же объявляется и о тех мероприятиях, которые проводит приход. После служб у нас часто бывает трапеза. В ближайших планах сделать подобную традицию, восходящую к апостольским временам, на регулярной основе. Проблема в том, что, организуя трапезу, понимаешь: расставлять тарелки, готовить еду, убирать со стола будут одни и те же, наиболее активные прихожане, и взваливать на них этот груз ответственности не хочется. Конечно, говоришь, что надо всем вместе в этом участвовать, но люди как-то не всегда слышат.

– Могли бы вы назвать какие-то конкретные факты, которые свидетельствуют об успешной жизни прихода?

– По словам прихожан, местных жителей, дачников, приход стал намного больше по сравнению с прошлыми годами. Но поскольку я служу часто, я этого не вижу, так как увеличение это происходит очень постепенно. Также свидетельством активной жизни прихода являются те трудовые мероприятия, которые мы проводим вместе. Обычно они проходят по субботам. Приходят школьники, учителя, жители села, каждый берет себе какое-то посильное послушание: кто-то пропалывает цветы, кто-то колет дрова для печки храма и воскресной школы, кто-то их убирает и так далее.

А потом, после того как мы все вместе потрудимся, организуется трапеза. Люди, которые пока не понимают богослужения, с удовольствием посещают такие трудовые праздники, тем самым приближаясь к жизни прихода, к Церкви, а потом многих из них можно уже заметить и в храме на богослужении.

Вот недавно к нам приезжали ребята из движения «Сорок сороков». Они не только работали сами, но и своим личным примером, молодым задором, молодой энергией привлекли местную молодежь к участию в богослужении. Очень радостно было видеть местных ребят, стоящих в храме рука об руку с ребятами из «Сорока сороков». Многие молодые местные жители впервые в тот день исповедались и причастились Святых Христовых Тайн.

«Я понял, что не могу оставить приход даже на день»

– Какие обязанности налагает настоятельское служение?

– Когда являешься настоятелем на двух приходах, то чувствуешь постоянную внутреннюю мобилизацию: всегда включенный телефон, кто-то попросит причастить, кто-то желает исповедоваться. Часто приходится приезжать исповедовать человека перед смертью, напутствовать умирающих, проводить в последний путь. Беда только в том, что родственники, бывает, к сожалению, дотягивают до последнего, когда приходится делать все торопясь. В таком скором ритме невозможно спокойно подготовить человека к переходу в иную жизнь.

Когда являешься настоятелем на двух приходах, то чувствуешь постоянную внутреннюю мобилизацию

Было и так: я поехал забирать свою матушку из православного пансионата, и тут мне позвонили и сообщили о том, что у нас в селе умирает человек и нужно срочно его причастить. Я спрашиваю: «А где же вы раньше были?» Отвечают: «Мы боялись напугать нашего дедушку: пригласим к нему священника, а он подумает, что мы готовим его к смерти, провожаем в последний путь». Божией милостью я тогда успел, но это было мне уроком, что надолго приход оставлять нельзя, даже на пару дней, все время нужно находиться где-то рядом, быть готовым к подобным случаям.

И еще вывод: если хочешь восстановить храм, вести активную приходскую жизнь, нельзя плыть по течению, нужно постоянно проявлять инициативу, придумывать и проводить разные молодежные мероприятия, самому активно участвовать в них.

В крупном мегаполисе ты, отслужив, можешь быть свободен или заниматься приходскими делами, а если ты пришел в магазин или прогуливаешься по улице, тебя не всегда узнают, не всегда скажут: «Здравствуйте!». А здесь, в селе, тебя знают все. И относятся к тебе соответственно. А приветствия, знаки внимания налагают особую ответственность на настоятеля сельского прихода. И внешний вид, и внутреннее состояние его должны быть особыми: он должен подавать пример окружающим.

«Нужно учиться зажигать людей энергией»

– С какими проблемами и трудностями вам пришлось столкнуться?

– Первое время люди с большим подозрением относились ко мне. Прихожан было мало. Так, в храме не было ни одного мужчины, очень сложно было найти алтарника из местных. А алтарники, которые были до меня на этом приходе, по каким-то причинам оставили свое послушание, другие по разным причинам не могут входить в алтарь.

Есть и другие проблемы, все они связаны с тем, что люди не воспринимают храм как место общей молитвы Богу, как святыню села, как общее достояние, каждый относится к храму как к некоему частному проекту, как к организации, которая никоим образом не связана с их личной жизнью. Но ведь жизнь каждого жителя села, будь он верующим или атеистом, не может быть вне храма, не может быть никак не связанной с Церковью. Подавляющее большинство жителей крещены, и все они будут отпеваться в нашем храме. Многие из них являются постоянными прихожанами. Но закончилось богослужение, нужно убраться в храме, и остаются одни и те же – три-четыре бабушки, которые усердно убирают храм, насколько позволяет здоровье, чистят подсвечники, моют полы… Остальные исчезают.

Вот мы организовывали воскресную школу, считая, что дети должны обязательно причащаться на Литургии, и организовывали питание детей, завтраки для учащихся, хотя это и было накладно для прихода, – и встретили какое-то отчуждение у родителей. Обычно приводят в храм маленьких детей, причащают и стараются как можно скорее храм покинуть, уйти по своим делам, заняться своими житейскими проблемами. Нас спрашивали: «А долго ли будут идти занятия в воскресной школе? Можно, я пойду погуляю где-нибудь, пока идут занятия?» И все наши просьбы и предложения о том, чтобы родители сами организовали завтрак, с радостью пришли на урок, привели своих детей, пригласили знакомых, – не встречают отклика.

Конечно, все это моя обязанность и мое послушание, но все-таки жизнь общины – это участие каждого прихожанина в ней, и без отклика прихожан полноценная жизнь общины невозможна.

Так что вот такие проблемы: холодность прихожан, их неучастие или малое участие в жизни прихода.

Хотя сейчас наметились некие сдвиги. Так, учитель воскресной школы посвящает свой выходной день занятиям с детьми. Но работы предстоит еще много, нужно научиться зажигать людей энергией, служением Церкви, Богу.

Семинарские уроки

– Что дали и чему научили вас Сретенская семинария и монастырь?

– Оглядываясь назад, вспоминая радостные годы обучения в семинарии, нахождения в стенах Сретенского монастыря, понимаешь, что семинария и монастырь заложили крепкий фундамент и основу всего самого хорошего, что я могу сделать сейчас. Семинария научила меня доверять Богу. Часто бывало, что на учебные предметы требовалось уделить достаточно много времени, и этого времени не хватало. И думал: когда все успею? Семинария научила правильно распределять время. Радоваться тому, что все успеваешь, благодарить Бога. Ну и главное, чему научила семинарская жизнь, – это понимать других людей, правильно общаться друг с другом. «Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов» (Гал. 6: 2).

Семинария научила меня доверять Богу

В семинарии жили все вместе ребята из разных уголков не только России, но и мира. Мы вместе исповедовались, причащались, выполняли разные послушания. Так или иначе, хочешь ты того или нет, ты становишься более коммуникабельным, более сострадательным, начинаешь чувствовать людей. Отчасти этому способствовало и то, что часто происходила смена окружения: один год ты живешь в одной келье, общаешься плотно с одними людьми, дугой год ты живешь с другими семинаристами, часто даже не со своего курса, – и это учит правильному общению, взаимопониманию, где-то взаимным компромиссам, а где-то и какой-то твердости характера. Вот это то, что сразу приходит на память при воспоминании о семинарии.

Сретенский монастырь помогает мне и сейчас. Всегда можно приехать в обитель, всегда мне здесь будут рады, и владыка наместник, и отец благочинный, и братия. Всегда приглашают принять участие в богослужении на важные праздники монастыря. Это огромная честь – послужить в Сретенском монастыре.

Монастырь и семинария подарили мне друзей. Мы по-прежнему общаемся, делимся опытом. Многие сейчас уже настоятели и находятся в более сложном положении, ибо служат в отдаленных епархиях. Многие по старой дружбе помогают нашему приходу. Особо хочется вспомнить об отце Андрее Тихонове. Когда я учился на первом курсе, он был на пятом, всячески мне помогал, давал советы, мы с ним тесно общались. Потом стали видеться реже. Но когда я стал настоятелем, он приехал ко мне в гости, мы вместе послужили. Он увидел, что мое облачение очень ветхое, – подарил мне новое облачение. Будучи ответственным за молодежное служение в Восточном викариатстве Московской епархии, он приехал с молодежью потрудиться на благо нашего прихода.

Приезжали ребята и из нескольких московских храмов, в том числе из того храма, куда я ходил в детстве, где некоторое время преподавал в воскресной школе, ребята из движения «Сорок сороков». Мы с ними познакомились, и они через какое-то время приехали снова, уже собравшись сами. Этот второй приезд мне запомнился особенно – я о нем уже говорил: к их приезду я собрал местную молодежь, школьников, и, потрудившись вместе, приезжие ребята смогли оставить местных на богослужение.

«И дети ответили: “Мы в храме, на службе”»

– Расскажите, пожалуйста, об этой встрече.

– Накануне, обсуждая с гостями план их поездки, я задал вопрос: «Когда мы будем организовывать трапезу: до богослужения или после?» И они категорично ответили: после. «Тогда на нее не останутся местные ребята, а мне бы хотелось, чтобы вы с ними пообщались не только во время труда, но и во время трапезы, в неформальной обстановке, когда мы споем вместе песни, поиграем на гитаре», – сказал я. Ребята из движения «Сорок сороков» уверенно ответили: «А мы возьмем их на богослужение!» Я как-то скептически к этому отнесся, подумал про себя, что за полтора года настоятельского служения я так и не смог привлечь местных школьников к богослужению. Паломнические поездки, военно-спортивные праздники, трудовая деятельность на приходе – на все это ребята активно откликаются, а вот чтобы поучаствовать в богослужении – с этим очень сложно.

Каково же было мое удивление, когда после всех трудов – распила дров, прополки грядок, уборки храма, после товарищеского футбольного матча и показательных выступлений ребят из движения «Сорок сороков» на турниках и «ответных действий» местных ребят, я их всех увидел на богослужении! Совместный труд и спорт сблизили, подарили дружбу.

Этот приезд стал не только трудовым, но и миссионерским, и миссионерская составляющая стала даже более важной, чем заготовка дров на зиму и уборка территории храма. В этот день многие из школьников впервые исповедались, исповедались и их родители, многие из которых также приняли участие в таинстве впервые.

На всенощной храм был полон! Местные школьники остались на трапезу, и вот уже вечер, 7 часов, звонки родителей: «Где вы?» – и дети отвечают: «Мы в храме, мы на службе». И такое удивление родителей: «Где-где?» Понятно, если бы на спортплощадке, в подъезде – а то в храме! «А кто с тобой?» – и они отвечают: со мной Даша, Ваня, Петя… У родителей шок, молчание в трубке, они не знают, как реагировать на то, что их дети в храме.

В этот же день пришли сотрудники местного дома культуры, мы все вместе пели песни, вместе радовались наступающему воскресному дню, а на следующий день многие дети пришли и причастились Святых Христовых Тайн. Было радостно, что не родители их привели, а они сами утром встали рано, пришли причащаться. К сожалению, пока это не приобрело регулярного характера, но если православные добровольцы будут ко мне приезжать с таким опытом миссионерского служения, то постепенно трудовые праздники, паломнические поездки, походы в лес обязательно принесут свои плоды и приведут молодежь в храм.

«Нужно идти в школу, в дом культуры…»

– А что еще вы делаете для того, чтобы привлечь в храм молодежь?

– Конечно, этому уделяется особое внимание. Как я уже говорил, молодежь охотно откликается на проводимые приходом спортивные, военно-патриотические мероприятия. Например, походы в лес мы проводили при содействии добрых людей из общества военно-исторической реконструкции ОСНАЗ. Они помогли нам с оборудованием для игры «Лазертаг» – это когда бегаешь с игрушечным лазерным оружием и попадание лазера фиксируется. Детям было очень интересно в этом поучаствовать, поиграть. После этих игр обычно проводили различные спортивные мероприятия, потом – обед. Чаще всего сами родители готовят шашлык, очень радостно проводим время, но… проходит праздник, проходит время, и опять молодежи нет, не приходит в храм.

В Крещенский сочельник, а также 1 сентября я приходил в школу. Администрация местной школы очень любезно ко мне относится, приглашает проводить различные беседы со школьниками. Мы часто говорим о вреде курения, о вреде алкоголя. После этого многие пришли на богослужение, очень радостно было их видеть в храме, видеть их отклик на мой визит. Так что постепенно школьники начинают приходить в храм, и в этом огромная заслуга Светланы Анатольевны Пасечник, преподавательницы начальной школы, прихожанки храма. Она вызвалась помочь с организацией воскресной школы, проводит интереснейшие занятия для посещающих школу ребят. Ее трудами дети узнают о библейской истории, об устройстве храма, о Законе Божием и о многом другом.

Также огромную роль в сплочении прихожан, в созидании общины играют те поездки, которые устраивает приход. Зная о том, что прихожане в основном пенсионеры, сельские жители, что не все могут позволить себе оплатить поездку, расходы на эти поездки берет на себя приход, у нас есть возможность взять всех желающих. Но в автобусе ограниченное количество мест, всех желающих мы не всегда можем взять, и грустно бывает, когда не все записавшиеся на поездку приходят: они сами не едут и при этом не дают возможности поехать другим, занимая чье-то место.

Но все эти мероприятия всё же не главное, в центре приходской жизни – богослужение. А на богослужение в основном приходят пожилые.

Это проблема – как привлечь в храм больше молодежи. Молодежью мы считаем детей от 14 и взрослых до 30 лет, и таких именно людей немного. Да, детей до 14–15 лет, пока они еще «управляемы», родители приводят в церковь, и есть несколько человек старше 20 лет, но их очень мало, и они редко участвуют в богослужениях. Чтобы было в храме больше молодежи, ее нужно воспитать в Церкви до того, как она достигнет соответствующего возраста. Поэтому нужно идти в школу, к детям, проводить беседы, устраивать праздники, совместные походы на каток, лыжные походы. Даст Бог, коньки будут. Мы активно взаимодействуем с учителем физкультуры Сергеем Сергеевичем. Божией милостью у меня прекрасные друзья в селе, прекрасные взаимоотношения с администрацией школы, с директором Татьяной Николаевной Можаевой, работниками дворца культуры – это отзывчивые люди, которые часто приглашают меня на различные мероприятия.

Во дворце культуры я провожу беседы с молодежью, мы смотрим православные фильмы и обсуждаем их. Детей до глубины души потрясли фильм «Во имя Мое», христианские фильмы-притчи.

Среди наших прихожан есть люди, замечательные разными талантами. Есть психолог – гость нашего села, дачница. Она какое-то время посещала храм и проводила для детей беседу о вреде курения. Мы разбирали, почему вообще молодежь курит, какой вред наносит здоровью тела и состоянию души эта страсть. Также мною проводились беседы о вреде алкоголя и о многом другом. Но проводить беседы, сидеть и слушать в молодом возрасте очень сложно, поэтому мы устраиваем военно-патриотические праздники, походы.

В один из первых наших походов мы вышли на природу в лес. У нас была одна пара охотничьих лыж, и мы устроили эстафету: все по очереди должны были на этих лыжах пробежать определенное расстояние, пронести раненого – у нас был условный раненый, для которого мы сделали самодельные носилки. Все разбились на команды, и задачей было пронести этого «раненого» на определенное расстояние быстрее другой команды и не уронить.

Мои родственники одолжили для нас пневматическую винтовку, и мы стреляли по мишеням, а потом пили чай с пирожками, которые приготовили родители. Это очень важно, что родители. Может быть, было бы легче и проще питание организовать самим, приходу, но когда родители в этом участвуют, вместе со мной и со своими детьми помогают в организации приходских мероприятий, они не просто помогают, но они также знакомятся ближе со священником и с храмом.

Повернуться сердцем к людям

– Достаточно ли сил настоятеля, чтобы сплотить крепкую общину, или нужны помощники?

– Настоятель не может охватить всего, потому что физически одного человека на все не хватает. Благодатью Божией что-то успеваешь, что-то нет. Поэтому нужны помощники. Чтобы, помогая настоятелю, они сами участвовали в приходской жизни. Это и есть сплочение общины: когда община сама предлагает какие-то мероприятия, участвует в их организации, проводит их. Если же делать все самому, то это, во-первых, может быть по гордости, во-вторых, это неэффективно – брать все на себя. Даже чтобы организовать трапезу после службы, мы планируем заранее количество продуктов, где будем отмечать какой-то церковный праздник, – все это решают наиболее активные прихожане, которые, конечно, есть, но хотелось бы, чтобы их было больше.

Вместе мы ремонтировали здание приходского дома, провели косметический ремонт, зашпатлевали стены, поклеили обои, поставили новую печь, благотворители нам поставили окна в храме – все это я не смог бы сделать один.

Но проблема бывает еще и такая: некоторые прихожане особенно ревностно относятся к своему служению, не подпускают близко к деятельности общины других прихожан. Это связано с тем, что здесь у нас – село, есть какие-то внутрисельские проблемы, отношения, все друг друга знают, между кем-то возникали когда-то или возникают сейчас конфликты… Но, конечно, храм должен примирять людей и не быть местом для раздоров.

– Можете ли вы четко обозначить методологию работы настоятеля с общиной? На что важно в первую очередь обратить внимание?

– Методологию работы настоятеля с общиной обозначить будет непросто, я лишь перечислю те аспекты, на которые сам обращаю внимание. Первое место в работе с общиной занимают исповедь и общение с прихожанами во время богослужения. Можно исповедовать холодно, можно просто прочитать разрешительную молитву, можно побеседовать с человеком – а для этого нужно заранее организовывать исповедь, до начала богослужения, стремиться к тому, чтобы прихожане приходили заранее, если они хотят побеседовать со священником. Оставаться после богослужения для бесед с прихожанами.

Ведь даже преподавать крест для прикладывания можно по-разному: можно просто дать крест, а можно при этом к каждому обратиться с одним-двумя словами, улыбнуться кому-то, поздравить с праздником особенно сердечно…

И еще очень важна искренность настоятеля. Община очень чувствует, если ты делаешь что-то формально или холодно. А когда к людям относишься как к родным, как к своим братьям и сестрам во Христе – получаешь отдачу, получаешь такое же отношение в ответ. Когда же усталость сказывается или нежелание что-то делать, тогда пропадает и теплое отношение прихожан к тебе как к пастырю, настоятелю.

«Принять человека в общину даже важнее, чем восстановление храма»

Каким образом новому человеку дать возможность стать членом общины? Достаточно ли просто попить чаю с ним после службы? И ставите ли вы перед собой задачу принять человека в общину?

– Дело в том, что у нас отдаленное от основных магистралей село, и мои прихожане – только те, кто живут в этом селе. Поэтому, конечно, каждый прихожанин – это особая радость для меня как настоятеля, и я надеюсь, что радость и для общины. Когда на богослужении собираются только те, кто постоянно бывает в храме, я стараюсь объяснить, что если к нам приходит человек, например, неподобающе одетый – в мини-юбку, шорты или футболку с оголенными руками, – то не надо на него сразу «бросаться» и делать замечания, высказывать претензии. Особо я подчеркиваю, что замечания и претензии, увещевания в храме может делать только настоятель, поставленный митрополитом блюсти этот приход.

И это воспитывает постоянных прихожан в духе любви относиться к своим односельчанам. Это дает определенные плоды. Бывает, что в большие праздники в храм приходят девушки, не всегда знающие, как им правильно одеться… (замечу в скобках: есть распространенное заблуждение, что в храм можно ходить только в юбке, а если нет длинной юбки, то можно надеть очень короткую юбку и так прийти в храм; на мой взгляд, уж лучше прийти в брюках, хотя все же правильнее будет приобрести длинную юбку) — так вот, когда приходят девушки, «неправильно» одетые, им никто не делает замечаний. И они приходят во второй и в третий раз… А вот когда они подходят на исповедь, стараешься аккуратно, вежливо сказать, что так нехорошо, нужно в храм приходить в подобающем виде.

Храм можно восстановить, но если он будет пустым, то придут времена, когда в документах напишут: «С согласия прихожан храм разрушен»

Еще одним средством для привлечения прихожан являются совместные экскурсии, которые мы постоянно проводим. Стараемся делать экскурсии бесплатными для всех. Ездили в том числе и в Сретенский монастырь. Особенная радость была для прихожан посетить нашу обитель, и то гостеприимство, с которым встретили насельники монастыря прихожан Покровского храма, сразу было прочувствовано всеми. Нам рассказали об истории монастыря, о семинарии, провели по классам, нас и накормили. Многие из поехавших в монастырь не ходили или ходили очень редко в храм, и мне даже говорили: зачем вы их берете? А я брал их именно для того, чтобы они увидели восстановленный храм, красивый собор, прекрасные иконы, семинарию, пообщались со мной как с настоятелем их храма. Многие даже поставили передо мной цель – сделать Покровский храм села Никоновское таким же, как и собор Сретенского монастыря. Но задача очень сложная, и без молитвенной помощи прихожан и владыки наместника Сретенского монастыря она невыполнима. Конечно, я ставлю перед собой такую задачу – принять человека в общину; наверное, это даже важнее, чем восстановление храма. Храм можно восстановить, но если он будет пустым, придут другие времена, и так же будут в документах писать, что с «согласия прихожан храм разрушен». Нужно воспитывать общину, воспитывать прихожан, принимать их и делать из них настоящую семью, формировать из разных людей одно целое.

«Нужно всегда ставить перед собой программу-максимум»

– Какие у вас дальнейшие планы?

– Дальнейшие планы – восстановить храм. Не только внешний облик храма, не только расписать стены, восстановить иконостас, восстановить колокольню, но и восстановить полноценную храмовую жизнь. Ведь в селе Никоновское живет 2000 человек, это даже по меркам Московской области большое село, но в храм приходит крайне мало людей. Даже на большие праздники приходят 100, на Пасху – 150 человек, это очень мало. Из 2000, даже если 1500 из них православные, носят крестик, ходят в храм в лучшем случае 100 человек, а регулярно – не больше 50.

Чтобы восстановить храм, нужно восстановить богослужебную, литургическую жизнь – именно в этом моя задача. И территорию храма хочется привести в красивый вид, тем более что у меня перед глазами живой пример истории восстановления Сретенского монастыря, прекрасный Владимирский собор; на моих глазах строилось новое здание семинарии, на моих глазах строится собор Новомучеников и Исповедников на Крови, что на Лубянке, – и все это является не только примером, но и стимулом, придает силы. Думается так: если у епископа Тихона получается, то молитвами братии монастыря, владыки наместника, дорогих читателей и подписчиков сайта «Православие.ру», получится, с Божией помощью, и у меня.

Нужно всегда ставить перед собой программу-максимум, чтобы выполнить хотя бы что-то.

Нам передано здание, которое нужно восстановить и привести в порядок: там течет крыша, разрушены этажи, но само по себе оно еще крепкое. И мы хотели бы сделать в нем паломнический центр, большую воскресную школу, центр работы с молодежью. Когда храм стал приобретать надлежащий вид, когда мы установили купол на храме и крест, жители воспряли духом, стали спрашивать, будет ли и дальше восстанавливаться храм (тогда возникала некая заминка, некие проблемы). Очень радостно видеть, что жителям села небезразличен наш храм.

Приглашаем всех читателей портала «Православие.ру» посетить сайт нашего храма, где мы рассказываем о богослужениях, рассказываем о наших праздниках, о планируемых мероприятиях, выкладываем фотоотчеты. И конечно, посетить группу храма в социальных сетях. Будем рады вам всегда. Мы радуемся каждому подписчику. Как раз одним из приоритетных направлений работы с молодежью является развитие интернет-сайта храма, сообществ в социальных сетях.

И я всегда буду рад гостям нашего храма. Нам нужны активные помощники. Приезжайте в гости, посещайте богослужения нашего храма. Спасибо за проявленное внимание!

Пожертвовать средства для восстановления Храма
ИНН/КИО получателя: 5040044807
Получатель: МРО ПРАВОСЛАВНЫЙ ПРИХОД ХРАМА ПОКРОВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ СЕЛА НИКОНОВСКОЕ РАМЕНСКОГО РАЙОНА МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ МОСКОВСКОЙ ЕПАРХИИ РПЦ
Сч. № получателя: 40703810940000001246
Банк получателя: ПАО Сбербанк
БИК получателя: 044525225
Сч. № Банка получателя: 30101810400000000225
С пометкой «На уставную деятельность»

Страницы в соцсетях — https://vk.com/hram_v_nikonovskom

Официальный сайт храма — http://hram-nikonovskoe.ru/

Никита Попов

Православие.RU


Опубликовано 13.10.2016 | Просмотров: 100 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter