Боттичелли — рыцарь Богоматери

Боттичелли — рыцарь Богоматери

Библейские образы в живописи — одна из основ мирового искусства. Приближающийся праздник Благовещения и сам образ Богородицы — один из самых распространенных сюжетов в живописи. Многие великие художники посвятили свое творчество этой теме. Одного из них — Боттичелли — даже называют «рыцарем Богоматери». И именно его хочется вспоминать весной, в апреле. Ведь это он написал «Весну» с такой нежностью и трепетом, будто сам был влюблен в нее. Он оживил миф, показав «Рождение Венеры» из пены морской. Он расписал Сикстинскую капеллу, был приближен к дому Медичи, дружил с Леонардо да Винчи. Он создал десятки портретов флорентийской элиты. Но еще больше написал икон, в которых воспел Пресвятую Богородицу.

Приобретение графа Строганова

Боттичелли — рыцарь Богоматери

«Мадонна Евхаристии» (ок.1470)

В зале итальянских мастеров в ГМИИ Пушкина в простенке между окнами висит небольшая икона. Если быть точной, то это две створки одного полиптиха. Так назывались переносные складные алтари, которыми часто пользовались миссионеры. Переносной алтарь, вероятно, был изготовлен для монастыря Сан Марко во Флоренции. Когда-то две створки располагались с двух сторон центрального алтарного образа, позже были объединены в одну композицию общей рамой. Уже в таком виде «Благовещение», а именно так принято называть эту работу, несмотря на то, что это не единая композиция, оказалось в России. Случилось это благодаря коллекционеру и президенту Императорской академии художеств графу Александру Строганову, который купил для себя несколько работ Боттичелли у одного флорентийского антиквара в 1862 году. Вплоть до 1922 года «Благовещение» находилось в Строгоновском дворце-музее, пока его не передали в собрание Эрмитажа, а шестью годами позже «Благовещение» поступило в коллекцию Государственного музея изобразительных искусств.

Пресвятая Богородица – покровительница Флоренции

Символ Флоренции — лилия. И хотя на гербе города этот цветок красный, сама лилия во все времена был олицетворением чистоты и непорочности. Именно лилию держит в руках благовествующий архангел Гавриил, стоя перед Девой Марией. Жители Флоренции были уверены, что если не прекрасная Венера (а этот миф был распространен среди флорентийцев в эпоху увлечения античностью), то сама Пресвятая Богородица является покровительницей «города цветов». Когда придет время Страшного суда, Богоматерь самолично вступится перед Царем Небесным за жителей Флоренции. А пока последние времена не настали, она защищает верующих от тягот жизни и невзгод. Нет ее нежнее, добрее и милосерднее. В «Божественной комедии» флорентиец Данте Аллегьери так говорил о Деве Марии:

«…А в дельном мире, смертных напояя,

Ты — упования живой родник.

Ты так властна, и мощь твоя такая,

Что было бы стремить без крыл полет —

Ждать милости, к тебе не прибегая.

Не только тем, кто просит, подает

Твоя забота помощь и спасенье,

Но просьбы исполняет наперед.

Ты — состраданье, ты — благоволенье,

Ты — всяческая щедрость, ты одна —

Всех совершенств душевных совмещенье!»

С неменьшей любовью отец Сандро Боттичелли рассказывал сыну о жизни Девы Марии. И мальчик тянулся к светлой радости, которая струилась из изображений Богоматери на многочисленных фресках и иконах флорентийских церквей.

Однажды он даже пообещал своим родным, что когда-нибудь, а он мечтает только об этом, напишет образ Пресвятой Девы, воспоет ее в красках.

Рыцарь Мадонны и «бочонок» Боттичелли

Алессандро ди Мариано ди Ванни Филипепи был сыном флорентийского дубильщика кожи. Мы знаем его как Боттичелли. И хотя «бочоночком» (именно так переводится это слово) был его старший брат Джованни, прозвище досталось младшему в семье и так за ним закрепилось. Возможно потому, что старший брат фактически воспитывал Сандро. Лет в четырнадцать родители, которые не знали куда деваться от пусть и болезненного, но чересчур любознательного и сумасбродного юноши, отдали его учеником в ювелирную мастерскую. Ведь в этом возрасте подросток становился полноправным гражданином и обязан был заниматься чем-то определенным. К тому же родители надеялись, что это может положить начало семейному бизнесу. Но как быстро Сандро усвоил уроки чтения, письма и счета, так же легко овладел премудростями золотых дел мастера. Справедливости  ради скажем, что был он медлителен и вместо исполнения поручений мастера часами любовался алтарями местных церквей. Поэтому крестный (а именно в его ювелирную мастерскую поступил юноша) рекомендовал отцу Сандро поискать парню другое дело. Тем более сам Сандро уже понял, что хочет стать живописцем, только и говорит, что его мечта — написать Мадонну.

Ювелиры тесно сотрудничали с художниками. Не удивительно, что вскоре талантливого рисовальщика принял в свою мастерскую художник фра Филиппо Липпи. Высоко оценив способности ученика, видя, как быстро он достиг совершенства в рисовании, понимая, что Сандро действительно одарен, фра Филиппо рано стал поручать ему серьезные заказы. Даже заказчики редко могли отличить работу ученика от мастера. Тогда-то Сандро с большой любовь и благоговеянием начал писать своих Мадонн под вуалью. Несколько лет спустя Сандро уже учился у Леонардо дель Верроккьо, живописца, скульптора, ювелира. И тоже много создавал икон с образами Богоматери. Однажды отец даже упрекнул сына, что в своем рвении он напоминает рыцаря, который дал обет пожизненного служения Деве Марии.

Когда Сандро едва исполнилось двадцать четыре года (в 1469 году) он начал работать в отцовском доме на улице Санта Мария Новелла на виа Нуова в собственной мастерской. Вскоре он вступил в гильдию Святого Луки, что дало ему возможность вести дела уже самостоятельно и иметь учеников, получать заказы на фрески, картины на дереве, книжные иллюстрации, рисунки на штандартах. Художники редко выбирали тему для своих работ. Обычно работали на заказ. Подмастерья брались за росписи мебели: спинок кресел и сундуков. Мастера — за более значительные заказы. Сандро Боттичелли был человеком не особенно амбициозным, не гнушался ни первого, ни второго.

Очень быстро мастерская Боттичелли начала пользоваться популярностью среди жителей Флоренции. Но не только потому, что он брал ничтожно малую цену за свой труд. Флоренция была городом искусств. Искусство наряду с политикой, было настоящей страстью флорентийцев. Самый последний ремесленник разбирался в архитектуре, живописи и скульптуре и на досуге мог много и долго рассуждать об этом.

От своих учителей Сандро воспринял не только знания, которые требовались для создания исторических картин и досок на библейские сюжеты, но и мастерство, позволявшее ему писать совершенных Мадонн.

Он легко применял на практике приемы ювелира и скульптора. Будто гравировал контуры своих фигур, уделял внимание изяществу линий, свету, движению. Как проповедовали его учителя фра Филиппо и Верроккьо, не боялся экспериментировать, давал волю воображению, но совершенство пропорций понимал по-своему. Вообще, Боттичелли не был философом, он был живописцем-ремесленником. И считал, что предназначение искусства состоит в создании прекрасного, того, что поможет человеку в его общении с Богом.

«Мадонна с младенцем и двумя ангелами», «Мадонна в розарии» (1470) были первыми самостоятельными работами художника. «Мученичество святого Себастьяна», прославившее его, было написано по заказу горожан в 1474 году. Осенью от города только отступила «черная смерть», выкосившая целые деревни вокруг Флоренции. Горожане заказывали художникам изображения святых, способных отвратить страшную гибель. Образ святого Себастьяна был установлен в церкви Санта Марии Маджоори, и в городе только и говорили, что о Боттичелли. Не меньше Боттичелли писал портретов, которые как раз вошли в моду, «тондо» — картины круглой формы. Единственное, что беспокоило художника, что заказчики требовали точно воспроизводить действительность и не позволяли фантазировать.

Боттичелли очень рано познакомился с правящим домом Медичи, был представлен ко двору флорентийской элиты и впоследствии создал немало произведений по их заказам, в том числе для украшения виллы в Кастелло. После блестяще выполненного в 1475 году заказа для флорентийского богача Гаспаре дель Ламы, Сандро стал известен за пределами Флоренции. В заказанной картине «Поклонение волхвов» для монастыря Санта Мария Новелла он не только изобразил евангельских персонажей, но также семейство Медичи и свой автопортрет. Молва о гениальном художнике и протекция Медичи принесла Ботиччелли новый заказ. В 1481 году папа Сикст IV пригласил художника руководить работами по росписи только что построенной папской часовни (Сикстинской капеллы). Здесь он работал вместе с Перуджино, Пинтуриччино, Гирландайо. Написал «Сцены из жизни Моисея», «Наказание Корея, Дафана и Абирона», «Исцеление прокажённого».

Благая весть для больницы

Боттичелли — рыцарь Богоматери

«Благовещение» (1489)

Самое большое «Благовещение» кисти Ботиччелли было создано в 1481 году. Огромная фреска, достигающая в длину 55 метров, написана художником по случаю окончившейся в городе чумы. Надо сказать, что чума не раз посещала Флоренцию, унося десятки тысяч жизней. Сотнями заболевшие чумой поступали в госпиталь Сан Мартино делла Скала, который находился недалеко от дома Сандро Боттичелли. Когда эпидемия благополучно завершилась, благодарные Богу флорентийцы заказали художнику изобразить «Благовещение» на одной из стен больницы.

Свое «Благовещение» Боттичелли писал тогда же, когда по заказу дома Медичи создавал «Весну»,  поэтому он так много придавал здесь внимания деталям и символам, грациозности линий и изгибов, которые создали неповторимую атмосферу света и музыки.

Его работа экспрессивна. В ней много света и движения. Движения в развевающихся волосах архангела Гавриила, в кроткой позе Богоматери, которая стоит полузакрыв глаза, в лучах света, которые насквозь пронизывают пространство. А в дуновении ветра будто слышно, как Ангел говорит: «не бойся, Мария, ибо Ты обрела благодать у Бога; и вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус. Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего, и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его; и будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца.» (Лк 1:30-33)

Очень скоро больница Сан Мартино стала монастырем. В 1624 году фреску решили перенести в атриум церкви. Тогда-то она и получила серьезные повреждения. Может быть поэтому, а может быть потому, что кто-то счел ее старомодной, фреску закрасили в 1700 году. Обнаружили и восстановили ее только в 1920 году, когда работа Боттичелли поступила в галерею Уффици.

Конец династии Боттичелли

Боттичелли — рыцарь Богоматери

«Весна» (1482)

Вслед за популярностью пришла безвестность. Не малую роль здесь сыграли политические события, смерть Лоренцо Великолепного, изгнание из Флоренции семьи Медичи, популярность ревнителя веры Савонаролы и упадок интереса к искусству. В 1497 году на площади Синьории Савонарола приказал сложить огромный костер и публично сжег колоссальное количество книг, картин, музыкальных инструментов, женских туалетов и ювелирных украшений, которые по мнению францисканского аскета и религиозного фанатика символизировали грех. Сложно сказать, эти ли события подорвали хрупкое здоровье пятидесятилетнего живописца, для которого живопись была жизнью и выражением самого себя. Ведь он всегда и много заботился о тех, кто занимался искусством. Возможно, наступившие мрачные времена повергли художника в уныние. К тому же при всех талантах и связях у Боттичелли напрочь отсутствовала торгашеская жилка. Он не умел себя продавать. Одним словом, утратив популярность, жил он в бедности. Болезнь скрутила его, и Сандро Боттичелли едва мог разогнуть спину, редко выходил из дома, а если и выходил, то с двумя костылями. Идеи Савонаролы завладели умом Боттичелли, он примкнул к тем, кого называли «плаксы», и в творчестве его наступил период какого-то разлада с самим собой. Его краски стали скромнее и строже, композиции лаконичнее, детали все более редки. Все это проявилось в «Мистическом рождении» — картине, которую он написал в конце жизни. Но так любимые им удлиненные пропорции тела, исполненные грации движения, легкость и невесомость фигур так и остались фирменным знаком художника.

Боттичелли — рыцарь Богоматери

«Мистическое Рождество» (1500)

Боттичелли никогда не имел семьи. Он умер от тяжелой болезни в бедности в 1510 году. Его быстро забыли современники и не узнали бы потомки, если не Братство прерафаэлитов.

«Весна», «Рождение Венеры» — небольшие работы, созданные для частного пространства, находились в собственности семьи Медичи. Когда в 1737 году, не оставив наследника, умер последний Медичи — великий герцог Тосканский Джан Гастоне Медичи — его несметные богатства, включая коллекцию изобразительного искусства, перешли родной сестре. Она, возможно не без выгоды для себя, признала Лотарингскую династию, которая после ее кончины унаследовала все коллекции дома Медичи. Вплоть до 1859 года (исчезновение великого герцогства Тосканского) мало кто знал о тех шедеврах, которые принадлежали Медичи. И лишь поступив в ведение государства, оказавшись в залах Уффицци, картины художников Возрождения из коллекции флорентийской династии стали доступны публике.

Английские «революционеры» кисти и холста — прерафаэлиты — возвратили миру Сандро Боттичелли. Впервые они заговорили о нем, подражали ему, преклонялись перед его творениями. Прерафаэлиты увидели в Боттичелли, двигавшегося в своем творчестве вопреки течению, реформатора, перевернувшего в эпоху Возрождения представление об истинной вере и настоящей красоте. Правда, случилось это лишь спустя четыреста лет после кончины художника, обессмертившего свое имя «Весной».

Рощеня Дарья

Фома


Опубликовано 05.04.2016 | Просмотров: 155 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter